Форум » Экранизация и инсценировки » Фильм, фильм, фильм... 4 » Ответить

Фильм, фильм, фильм... 4

Florimon: Серия фильмов Бернара Бордери: Angélique, marquise des anges (1964) Анжелика, маркиза ангелов [more]Анжелика баронесса де Сансе, де Монтелу, по прозвищу маркиза ангелов — дочь многодетного обедневшего, но знатного дворянина — барона де Сансе, де Монтелу. Единственным её достоянием можно назвать красоту, которая расцветает день ото дня. Анжелика, не имея предубеждения против общения с представителями «низших классов», проводит всё время со своим другом — пастухом Николя. А в это время Франция вовлечена в гражданскую войну — Фронду, и ближайший родственник де Сансе — маркиз дю Плесси-Белльер также сражается против юного короля Людовика XIV. Приглашённая в замок дю Плесси, Анжелика случайно узнаёт о том, что для короля и всей его фамилии приготовлен яд. Оскорблённая снисходительно-холодным приёмом богатых родственников, девушка даёт понять, что знает все намерения дю Плесси и его гостя — принца Конде. Испуганный Конде изыскивает возможность направить строптивую Анжелику на учёбу при монастыре. Это приводит в восторг барона де Сансе, не имевшего возможности дать образование своей дочери. Но Анжелике не суждено завершить полный курс обучения — её отзывает отец для того, чтобы выдать замуж. Жених — Жоффрей де Пейрак, граф Тулузский, имеет самую ужасную репутацию: он уродлив, хром, немолод и, к тому же, — «колдун». С тяжёлым сердцем идёт Анжелика под венец. Со временем новоиспечённая графиня де Пейрак понимает, что Жоффрей — самый умный и обаятельный собеседник, щедрый супруг и страстный любовник. «Колдовство» де Пейрака при ближайшем рассмотрении оказалось склонностью к научному познанию мира. Между Анжеликой и Жоффреем вспыхивает потрясающее по силе чувство. Через год у Анжелики рождается сын — Флоримон. В это время король Людовик XIV, который к тому времени успешно справился с внутриполитической ситуацией, везёт в Париж свою невесту -инфанту Марию-Терезию. Остановиться решено у графа де Пейрака в Тулузе. Богатство, роскошь и тонкий вкус де Пейрака поражают молодого и завистливого короля. «Последней каплей» становится роскошная супруга графа, которая не идёт ни в какое сравнение с низкорослой, бесцветной инфантой. Король в раздражении покидает Тулузу. Де Пейрак, огорчённый подобным визитом, скачет вслед королю и...больше не возвращается. Графиня де Пейрак, так и не поняв, что же произошло, едет в Париж. В Лувре, куда она приходит за поддержкой к обаятельной кузине короля — мадемуазель де Монпансье, Анжелика встречает своих давних врагов — бывших фрондеров. Они, подстрекая к преступлению брата короля — Филиппа, решаются убить ту, которая «слишком много знает». Им это не удаётся. Избежав шпаги и яда, Анжелика, тем не менее, оказывается в положении «жены колдуна», и оно для неё страшнее смерти. Её мужа, посаженного в Бастилию, судят неправедным судом, которому заранее ясен и приговор, и способ его исполнения. В это время у Анжелики рождается второй сын — Кантор. В отчаянии графиня де Пейрак обращается к независимому адвокату — Франсуа Дегре, почти всегда сопровождаемому умной и красивой собакой Сорбонной. Талантливый адвокат Дегре, не в силах противостоять системе, всё-таки проводит блестящую защиту. Несмотря на его красноречие, де Пейрак осуждён и приговорён к аутодафе на Гревской площади. Анжелика видит, как пламя пожирает того, кого она любила больше жизни. Но у неё нет права на слабость: Флоримон и Кантор — вот та «ниточка», которая всё ещё связывает её с жизнью. Анжелику берут под покровительство парижские разбойники, чьим предводителем, по иронии судьбы, оказывается испытанный друг детства — Николя, ныне Каламбреден.[/more] Merveilleuse Angélique (1965) Великолепная Анжелика [more]Вдова казнённого графа де Пейрак — Анжелика — живёт в разбойничьем логове. Преданный ей, главарь шайки Николя, по прозвищу Каламбреден помогает бывшей графине расправляться со всеми её врагами, — с теми, кто осудил и уничтожил де Пейрака. Анжелика становится любовницей Николя-Каламбредена, хотя испытывает по отношению к нему некоторую брезгливость. Анжелика тяготится положением «маркизы» воровского мира, все её мысли направлены на то, чтобы начать новую жизнь. Не хватает ей и общения с детьми, которые живут на попечении бывшей служанки Анжелики — Барбы. За всеми шагами вдовы де Пейрак внимательно следит её старый друг — бывший адвокат - Франсуа Дегре, ставший к этому времени полицейским чиновником. После разгрома банды Каламбредена и гибели Николя, Анжелика начинает честную трудовую жизнь — она поступает на службу к разорившемуся трактирщику. Ловкая и предприимчивая, она превращает второсортную «забегаловку» в фешенебельное заведение «Красная маска». Дети Анжелики — снова рядом с матерью. Разбогатев, Анжелика приобретает патент на продажу шоколада. Она вновь богата и окружена поклонниками. Но её по-прежнему не принимают в высшем обществе: после казни мужа, лишения всех прав и состояния, Анжелика перестаёт существовать для светского, аристократического круга. Для королевского двора она всего лишь — «Мадам Шоколад», которую можно унизить любым доступным образом. Анжелика окончательно это понимает, когда ватага подвыпивших аристократов учиняет погром в «Красной маске». В результате — убит мальчик-слуга Дино и погибает в огне пожара старый трактирщик. Среди убийц оказывается и кузен Анжелики — красавец Филипп дю Плесси-Белльер. Хотя он и не участвует в бесчинствах, но спокойно наблюдает за происходящим. Анжелика решается мстить. Для начала она подстрекает своего давнего друга — поэта Клода Ле Пти к памфлетной деятельности. Каждый день Париж узнаёт имена погромщиков. Рассвирепевший Людовик XIV узнаёт, что все эти люди — из свиты ненавистного младшего брата — Филиппа Орлеанского. Но королю не выгодна подобная огласка — памфлетиста приказано арестовать. Дегре, желая помочь Анжелике и Клоду, предупреждает о грозящей опасности. Но поэт не может покинуть Анжелику — его арестовывают и казнят без суда. Анжелика, пережив смерть очередного возлюбленного, пытается покончить с собой. Отрезвляющие оплеухи Дегре спасают её от этого шага. Не оставив своего стремления попасть в высшее общество, Анжелика решается на беспрецедентное — она сама делает предложение своему кузену дю Плесси. Филипп, хотя и очарован красотой Анжелики, отвечает ей оскорбительным отказом. Тогда женщина припоминает Филиппу о том, что много лет назад в их доме готовилось покушение на короля. Испуганный возможным разоблачением, маркиз соглашается сделать «Мадам Шоколад» своей супругой. Анжелика, получив заветный титул, спешит в Версаль. Филипп, покорённый храбростью и обаянием супруги, прощает ей все унижения и представляет королю. Людовик узнаёт «вдову де Пейрак», но делает вид, что видит её впервые. В его глазах, однако, читается вожделение и страсть. Но Филипп дю Плесси — друг короля, а Людовик всегда ценил настоящую дружбу.[/more] Angélique et le roy (1966) Анжелика и король [more]Посланный на войну, погибает второй супруг и кузен Анжелики — маркиз Филипп дю Плесси-Белльер. Анжелика оставляет двор и едет в имение мужа — Плесси. Там она проводит время в общении с детьми и одиноких конных прогулках по окрестностям. А в Версале царит роскошная и циничная фаворитка — мадам де Монтеспан. Король демонстрирует ей свою привязанность, но сердце его принадлежит другой женщине — недоступной для него Анжелике. В это самое время во Францию прибывает посол Персии — Бахтериари-Бей, человек гордый и жестокий. Его неуважительное поведение по отношению к французам оскорбляет Людовика, но он желает заполучить договор с Персией. Поняв, что его дипломаты бессильны, король задумывает послать к персу женщину - Анжелику. После недолгих колебаний маркиза решает помочь королю и тайно прибывает в Версаль. Но ничто не может скрыться от внимательных глаз мадам де Монтеспан. Она полагает, что дю Плесси прибыла с иной целью — отнять у неё короля. Кроме того, Людовик милостиво возвращает Анжелике парижский дом её первого, казнённого мужа — Жоффрея де Пейрака. В старом, заброшенном доме маркиза отыскивает врача Савари, который спокойно живёт и работает в опечатанном доме. Анжелика смутно сознаёт, что всё не так просто, что Жоффрей, друг Савари, жив и издали наблюдает за своей женой. Ночью в доме слышатся шаги — Анжелика понимает, что это шаги её мужа, но Савари упорно утверждает, что Жоффрей мёртв и ей всё послышалось. После разговора с Людовиком Анжелика отправляется к послу Персии. Бей настолько потрясён красотой белокурой «северянки», что страсть его вспыхивает мгновенно. Кроме того, речь и манеры Анжелики столь же прекрасны, как и её наружность. Бахтериари-Бей пытается овладеть красавицей, но она яростно сопротивляется ему. На помощь Анжелике приходит неизвестный разбойник, который врывается в резиденцию Бея и устраивает там настоящий погром. Этим спасителем оказывается венгерский принц Ференц Ракоци, авантюрист и борец за независимость Венгрии (исторически — союзник Людовика XIV в борьбе с Австрией). Анжелика с первого взгляда влюбляется в Ференца и становится его возлюбленной. Людовик в гневе: вместо того, чтобы склонять перса к посещению Версаля, мадам дю Плесси развлекается с человеком, чьё проживание во Франции нежелательно. Людовик посылает полицейского Дегре арестовать Ракоци. Мадам де Монтеспан счастлива — её соперница в опале! Но радость эта преждевременна — Бахтериари-Бей посещает Версаль и вручает королю ценные подарки. В ответ перс просит подарить ему Анжелику. Ответом служит вежливый отказ, содержащий намёк на то, что эта женщина уже принадлежит королю Франции. Мадам де Монтеспан в бешенстве, двор склоняет свои головы перед мадам дю Плесси. И только Людовик и Анжелика знают, что это — неправда. Мадам де Монтеспан для уничтожения соперницы, решается прибегнуть к яду. Она подкупает служанку Анжелики, и они пропитывают ночную сорочку маркизы страшной отравой. Анжелика догадывается обо всём и хлещет прислугу ядовитой сорочкой: предательница умирает в страшных муках. Тогда Монтеспан призывает себе на помощь «тёмные силы» — она соглашается участвовать в чёрной мессе. Анжелика, предупреждённая придворным карликом Баркаролем, становится свидетельницей этого страшного действа. Но и это не помогает озлобленной фаворитке. Анжелика любима королём, но она не принадлежит ему. Между ними всегда будет стоять тот, кого уничтожил завистливый король — граф Жоффрей де Пейрак, первый муж Анжелики. Потрясённый и пристыженный король признаётся, что Жоффрей не был сожжён на костре, он был тайно помилован королём и переведён в отдалённую тюрьму. Но он не остался в живых — по пути в тюрьму Пейрак попытался бежать, но утонул, не имея сил плыть. А на костре вместо графа сожгли другого преступника. Но Анжелика понимает — Жоффрей жив и она должна отыскать его![/more] Indomptable Angélique (1967) Неукротимая Анжелика [more]Анжелика, узнав, что Жоффрей де Пейрак жив, нарушив приказ короля, уезжает из Парижа на поиски мужа, которого в последний раз видели на острове Лангустье. Вместе с ней отправляется и Савари. Но, прибыв на остров, маризу дю Плесси-Белльер ждет одно лишь разочарование: остров пуст. Анжелика и Савари обыскивают весь остров, но находят только одного больного - прокаженного. Маркиза умоляет его раскрыть местонахождение ее мужа, то тот непреклонен: граф вылечил его от проказы, и он связан клятвой верности. Савари уговаривает Анжелику вернуться в Париж и закончить поиски графа, но она отвергает подобное предложение, заявляя, что лучше 100 раз умереть, чем стать любовницей Людовика XIV и отказаться от Жоффрея. Вместо этого она решает направиться в Марсель и зафрахтовать там шхуну, чтобы вести поиск мужа самостоятельно. Савари критически оценивает ее шансы на успех. Следующим утром герцог де Вивон, адмирал королевского флота, бросает якорь на острове Лангустье. Обнаружив там беглую маркизу дю Плесси-Бельер, он не намерен отправить ее в Марсель. Однако после того, как Анжелика намекает ему, что ей известно, что его сестра, фаворитка короля, мадам де Монтеспан, посещает черную мессу, герцог соглашается взять ее на борт. Зайдя в ближайший порт, маркиза узнает, что графа недавно видели на острове Сардиния, и она, используя свое природное обаяние, уговаривает де Вивона изменить курс плавания на южное направление. Тем же вечером герцог пытается добиться расположения маркизы, но, получив отказ, в ярости принимает решение высадить ее в первом же порту и отправить в Марсель под стражей к королю. Его планам не суждено сбыться, так как по пути им попадается галера Рескатора, известного как опасного вольнодумца, освободителя рабов и противника власти Луи. В погоне за ним герцог де Вивон попадает в ловушку, и, опасаясь за жизнь Анжелики, он толкает ее за борт, в надежде, что ей удастся доплыть до берега, а сам принимает бой. В итоге королевская галера идет ко дну, а пленные подобраны берберскими лодками. На борту своей галеры Рескатор, он же Жоффрей де Пейрак, празднует очередную морскую победу над флотом Луи, заявляя, что пока он жив, он будет неустанно вести войну против абсолютной власти короля, не потому, что король приказал сжечь его на костре и разлучил с женщиной, которую он любил больше жизни, Анжеликой, но главным образом потому, что он противник монархии, рабства, галер и каторжников, и выступает за свободу. Вечером граф спускается в подводном батискафе в грот, в котором размещается нечто вроде гарема, где недавно выкупленные рабыни набираются сил. Одна из бывших рабынь, Эсмина, безумно влюбленная в де Пейрака, из ревности уродует античную статую, напоминающую Анжелику, отбив ей голову. В этот момент приносят выкупленного из рабства берберов Савари, который в предсмертном бреду шепчет лишь одно имя: Анжелика. Жоффрей узнает, что его жена была на борту потопленной им королевской галеры. Анжелику подбирает галера маркиза Д'эскренвиля, пирата, которого во Франции приговорили к повешению за воровство. Д'эскренвиль, женоненавистник, совершивший преступление ради женщины, которая его потом предала, вымещает на Анжелике всю злобу на весь женский род: насилует ее, отдает на растерзание матросам в нижний трюм. В последний момент ее чудом спасает от ужасной участи помощник маркиза. Пираты решают продать Анжелику на Крите, чтобы заплатить команде и сорвать куш. От перенесенных потрясений и жестокостей у маркизы начинается лихорадка. Рескатор, в поисках жены, поднимается на борт шхуны Д'Эскренвиля, предлагая 20 тысяч цехинов за ее освобождение. Пираты отрицают, что им что-либо известно о судьбе Анжелики, надеясь получить больше на торгах. Пейрак предупреждает, что если ей будет нанесен вред, то его месть будет беспощадна. Придя в себя, Анжелика, не в силах больше противиться судьбе, разрешает продать себя на невольничьем рынке Крита. Прибыв на остров, ей встречаются рыцари Мальтийского Ордена, французы. Она умоляет их помочь ей бежать и предлагает деньги, но по законам ордена, они не могут вмешиваться во внутренние дела работорговцев. В итоге они заключают сделку, что купят ее на торгах за 40 тысяч цехинов. Маркиз Д'эскренвиль, все еще не веря, что Анжелика полностью смирилась со своей участью, бросает ее в карцер с дикими кошками, после чего она смиренно выставлена на торгах. Слава о ее необычайной красоте и ореол фаворитки короля Франции взвинтили цену до необычайных высот: ее хотят приобрести Меццо Морте для гарема султана, визирь черкесского и турецкого княжеств. Разгорается аукционная борьба, мальтийские рыцари вынуждены отступить, и Анжелика продана уродливому толстому берберу за 150 тысяч цехинов, рекордная цена для работоргов во всем Средиземноморье. Меццо Морте обвиняет маркиза Д'Эксренвиля в нарушении сделки, так как тот ранее обещал пленницу ему, и обещает отомстить. Новый хозяин сажает маркизу в кортеж и они направляются во дворец на берегу моря. Но, прибыв на место, он ведет себя с ней не как хозяин, а как с госпожой, оставляя ее одну. Анжелика бродит одиноко по саду и вдруг слышит далеким эхом знакомую прихрамывающую походку графа де Пейрака. Они бросаются друг другу на встречу, и происходит счастливое воссоединение влюбленных. Но оно длится недолго: граф терзается мыслью, что Анжелика была ему неверна и стала любовницей короля Франции, его заклятого врага, хотя и оправдывает ее, так как она считала, что он был мертв. Анжелика опровергает его обвинения и умоляет его поверить ей, но это не убеждает графа. Она в отчаянии восклицает, что ему не надо было ее покупать, и что ей лучше было бы умереть рабыней, но с мыслью, что он ее любит! Супруги ссорятся, и Жоффрей отравляется на свою шхуну. Проходит день и гнев графа остывает, он верит, что Анжелика говорит ему правду и возвращается на остров. В это время саботажники поджигают галеру де Пейрака, и он помирившись в женой, пытается потушить пожар. Воспользовавшись этим, берберы похищают графиню де Пейрак, а Рескатор, бросившись за ними вслед, оставляет шхуну в огне. Его попытка спасти жену терпит поражение, и Анжелика снова оказывается на борту у маркиза д'Эскренвиля, который уверен, что это сойдет ему с рук, так как пока Пейрак потушит пожар, они уже будут далеко в море.[/more] Angélique et le sultan (1968) Анжелика и султан [more](описание взято из интернет ресурсов и, скорее подходит к фильму, некогда транслировавшемся в Советском Союзе. Четвертый и пятый фильмы серии были совмещены в одну киноленту) Сумев противодействовать дворцовым интригам Анжелика в очередной раз оказывается перед выбором - стать фавориткой короля или покинуть двор. Чтобы заставить ее забыть мужа, король с документами в руках доказывает Анжелике, что казнь Жоффрея на костре была инсценирована. Анжелика дает себе слово разыскать мужа, сколько бы времени и сил на это ни понадобилось. Анжелика убеждается в том, что Жоффрей не утонул, и, более того, разыскивал ее уже после второго замужества. В поисках мужа Анжелика отправляется на Средиземное море, где затерялись его следы. Она попадает в плен к пиратам, и как рабыня попадает на Крит, откуда собирается бежать вместе с товарищами по несчастью. Ее продают на невольничьем рынке, причем покупает ее знаменитый Рескатор. Об этом человеке на Средиземноморье рассказывают легенды. Этот человек никогда не снимает маску, голос у него хриплый и низкий, а походка легкая. Он сумел монополизировать торговлю серебром, чем упорядочил цены. Это вызвало преклонение у одних и ненависть у других. Увидев Рескатора, Анжелика испытывает странное чувство. Но товарищи Анжелики поджигают корабли на рейде, и Анжелика бежит от Рескатора, чувствуя, что теряет нечто важное. Она продолжает поиски мужа. Но ее захватывает знаменитый алжирский пират Меццо-Морте, который продает ее султану Марокко Мулею Исмаилу. Великий евнух Осман Ферраджи, стоящий за спиной правителя, понимает, какая необыкновенная личность перед ним. Он пытается убедить Анжелику в том, что стать женой султана - ее судьба. Когда Анжелика оказывается в гареме, перед ней снова встает соблазн поддаться ходу событий. Тем временем Анжелика участвует в подготовке побега, но в самый последний момент узнает, что Рескатор ее разыскивает. Однако переменить что-либо уже поздно. Побег удается, но до Сеуты - испанского владения в Африке, из пятнадцати беглецов добираются только двое - Анжелика и предводитель рабов-христиан Колен Патюрель. Во время одинокого перехода через пустыню и горы они сближаются, и когда уже в Сеуте Колен узнает, что его спутница и возлюбленная - аристократка, то испытывает гнев и разочарование. Колен спасает жизнь Анжелики, завидив погоню, направленную Султаном на ее поиски, Анжелика остается без защиты и теряет сознание. Очнувшись, она видит себя в объятьях любимого мужа, который отдал все свое богатство и секрет производства золота в обмен на ее жизнь. Вот оно - долгожданное Счастье![/more]

Ответов - 51, стр: 1 2 3 4 All

Леди Искренность: Anguis, добро пожаловать!!! Отличный отзыв, примите благодарности. Много высказываний на эту тему у нас содержится в теме про первое знакомство с произведением, но я не думаю, что вы среди тех у кого нет вкуса. В принципе мое восприятие не сильно отлично от вашего. Действительно, старый фильм снят в каноне и согласно традициям своего времени. И есть в нем определенные плюсы: лицо Мишель, музыка Маня и ощущение прекрасной сказки, мечты. Была своя прелесть в той манере съемки, все фильмы выглядели красочными, яркими, роскошными, но немного театрализованными. Одного я не могу простить старому фильму: паршивого сценария и испорченного Пейрака. Я не совсем поняла ваше личное отношение к дубляжу. То что вам ближе советский перевод, чем обновленный, это ясно и я с вами тут солидарна. Было время в моей жизни, когда я старый дубляж знала почти наизусть (в юности меня можно было назвать поклонницей фильма, понимание его недостатков пришло несколько позже) и новый впоследствии очень долго не могла принять, слишком примитивным он мне казался. Но от меня ускользнула, что вы предпочитаете больше: старый дубляж или оригинальный французский вариант?

Bella: С позиции современного кинематографа: возможностей как технических, так и финансовых, различных театральных школ, фильм с Мерсье можно раскритиковать вдоль и поперек. И тем не менее старый фильм иногда хочеться пересмотреть (или отрывками и клипами). А вот современную версию? И Мерсье и ее Анжелика- также вроде как не идеально. Но, к примеру, мы нашли актрису, которая могла бы воплотить этот образ лучше? А я как-то про историю с разными переводами/дубляжами пропустила. Наверстаю... еще один повод пересмотреть фильм

Anguis: Леди Искренность, спасибо!! Да, я припоминаю, что на подобные высказывания натыкалась не единожды, но решила написать свежие впечатления, пусть и с повторениями. Соглашусь с вами. Совпало очень многое, и музыка, в конкретном случае - если не половина, то огромная часть успеха, как продукта, так и единицы искусства. И опять соглашусь.))) До прочтения, меня устраивал и Пейрак, и сценарий. За неимением, что называется. Не хочу сказать, что было жутко трудно отходить от образа, созданного Оссейном, несмотря на многолетнюю привычку, видеть Жоффрея именно таким (увы, до сих пор, при прочтении, нет-нет, да и мелькает именно его физиономия), но разумеется, для меня персонаж рассыпался, поскольку между книжным и киношным бесконечная пропасть. Я как всегда, чтобы не потерять мысль, превратила сообщение в сплошной сумбур, но сейчас попытаюсь объяснить. Мне разумеется нравится дубляж, поскольку чувствуется не тяп-ляп, а работа, и актёров, и людей подбиравших текст. Новый, разумеется, проигрывает, хотя, мне безумно нравится как работает Каменкова(в качественном дубляже всё тех же около-советстких фильмов, вроде Гардемаринов), но там, мне думается, сама работа была организована не ахти. Я хотела донести мысль, что САМ персонаж, точнее игру Мерсье, тот персонаж, который она пыталась создать, сложно адекватно оценить, слушая старую озвучку. Некоторая живость пропадает. Голос, именно для неё, слишком поставленный, слишком правильный, СЛИШКОМ театральный, что ли. Непосредственно в первых двух фильмах. Если мне не изменяет память, там её дублировала Макогонова, которая и в кино отличалась излишней театральностью. Иными словами, именно Анжелика не получается целостной, как мне показалось. Французский неплох, как и любой аутентичный вариант, просто конкретно её он больше раскрывает. Она становится и более живой, и более озорной, в те моменты, когда это необходимо. И особенно в моменты, я не знаю, злости, ярости. Поначалу кажется, что на вас гавкает рассерженный мопс, но тем не менее, когда привыкаешь, понимаешь, что голос и его эмоции - всё-таки огромная часть актёрской работы. К остальным в этом плане у меня претензий нет. А вот персонаж Анжелики, для меня, перестал скакать и быть совершенно нечётким только после просмотра фильма в оригинале. Но это не мешает мне любить советский дубляж. Ситуация похожа на саму ситуацию восприятия книги после фильма или же фильма после книги. И если у меня нет определённого мнения на сей счёт, всё зависит от восприятия читающего/смотрящего,то в случае с фильмом, я бы советовала по возможности СНАЧАЛА смотреть фильм в оригинале (с субтитрами), а потом уже наслаждаться и первоклассным дубляжом. Надеюсь, получилось объяснить.

Anguis: Bella пишет: А вот современную версию? Ради эксперимента, пересмотрела на днях и её.) И в ней, несмотря на большее визуальное соответствие(в некоторых случаях), я не вижу никакой схожести с книгой. Разве что пару маркетинговых ходов, в виде вставки прямых цитат, непонятно зачем и к чему. Извините за оффтоп в теме, но Анжелика (2013) это стандартный исторический триллерок. Есть ощущение, что режиссёр очень хотел повторить "Королеву Марго" Шеро. Но в 1994-ом подобное было откровением. Привыкшие к красочным и ярким фильмам получили экзистенциальную чернуху с отлётом на несколько веков. Создаётся впечатление, что и в этом случае, режиссёр очень хотел воплотить историю неформальной эмансипе (вне времени и канона) в эпоху Луи, но снабдить это неприглядной действительностью. Прямо скажу, не хватает только каналов со сточными водами, тут и там попадающихся под ноги. Если бы это было ново, могло бы и выстрелить при соблюдении канона опять же, а так. Не первая и не последняя попытка якобы очеловечить те времена, мол не всё было так красиво и пышно. А я, каюсь, старый фильм люблю и за краски тоже, как и за отсутствие слишком явной неприглядной действительности.) Тут же вспомнила, что не забыла прокомментировать недовольство большинства тем, что Анжелика-де и в канаве и во дворце одинаково хорошо выглядит. С одной стороны, это - минус. С другой, опять же - дань времени, и школе исторического кино. Недавно пересматривала Клеопатру с Лиз Тейлор и тоже страшно веселилась, наблюдая схватки, из которых мужики пачками вылетали в виде "одежда в клочья, причёска идеальная и скупая, страшно ровная рана, сочащаяся клюквой", о женских персонажах молчу. Возможно это идёт от того, что ГГ в те времена должна была не только в горящую избу войти, но и выйти из неё в белоснежном платье, без единой пылинки и с недвижимым "кораблём" на голове. Не могу сказать, что это минус. Это даже где-то умилительно.

Violeta: Anguis пишет: Анжелика (2013) это стандартный исторический триллерок. Есть ощущение, что режиссёр очень хотел повторить "Королеву Марго" Шеро. Но в 1994-ом подобное было откровением. Привыкшие к красочным и ярким фильмам получили экзистенциальную чернуху с отлётом на несколько веков. Создаётся впечатление, что и в этом случае, режиссёр очень хотел воплотить историю неформальной эмансипе (вне времени и канона) в эпоху Луи, но снабдить это неприглядной действительностью. Прямо скажу, не хватает только каналов со сточными водами, тут и там попадающихся под ноги. Если бы это было ново, могло бы и выстрелить при соблюдении канона опять же, а так. Отлично сказано! Так все и есть. Но все же новая версия мне понравилась именно жизненностью, она передала дух книги, которая не о пышности, красоте или богатстве и т.д., а об испытаниях, выпавших на долю ГГ. Увы, видение режиссера и сценарий, далеко отходящий от оригинала, отодвинули фильм от первоисточника, но, как отдельная картина, без привязки к роману, он очень даже неплох. Не знаю, есть ли у меня вкус , но Мерсье мне не нравится. Ни ее искусственная игра, ни ее кошмарный макияж, ни тот образ, который она создала. Пусть будет дань времени, традициям, видению режиссера - у меня было отторжение как при первом просмотре (я к тому времени уже всю серию прочитала), так и при недавнем, ну чтоб понять, чем там люди восхищаются. Увы, вкуса у меня не прибавилось, видимо, я безнадежна. Отдельная песня - Оссейн. Это боль, как режиссер взял его на роль - загадка. И пусть Ланвен стар, но у него есть харизма, личность, а у Робера щенячьи глаза и сглатывание, я уж промолчу про хромоту. Насчет музыки - у Маня она несомненно хороша, но слишком помпезна, я была огорчена, что кусочек вставили в новую версию - она там была не пришей кобыле хвост. А вот король, Дегре, да что там - почти все остальные герои! - мне очень понравились и справились с ролями на отлично, несмотря на диктатуру тогдашней драматической школы. Видимо, все-таки дело в исполнителях главных ролей. Кроме того, я достаточно пересмотрела исторических фильмов того времени и могу с уверенностью утверждать, что "Анжелика" в плане актерского мастерства, костюмов, макияжа уступает многим из них, хоть тем же "Мушкетерам" того же Бордери, кстати, или "Принцессе Клевской" с Влади. Жаль, что она от роли Анж отказалась, совсем другой образ бы получился. А так - согласна, у всех фломастеры разные. Миру - мир, никого обидеть не хотела.

toulouse: Violeta пишет: Не знаю, есть ли у меня вкус , но Мерсье мне не нравится. Ни ее искусственная игра, ни ее кошмарный макияж, ни тот образ, который она создала. Поддерживаю. И насчет Оссейна тоже. Я сначала читала, и когда стала смотреть фильм, появилось чувство большой неловкости. Не смогла просмотреть целиком ни одной серии. Наверное, я безнадежна

Anguis: Violeta пишет: Отлично сказано! Так все и есть. Но все же новая версия мне понравилась именно жизненностью, она передала дух книги, которая не о пышности, красоте или богатстве и т.д., а об испытаниях, выпавших на долю ГГ. Увы, видение режиссера и сценарий, далеко отходящий от оригинала, отодвинули фильм от первоисточника, но, как отдельная картина, без привязки к роману, он очень даже неплох. Если бы эти испытания были достойно отыграны, вопросов бы не было. А получилась простите какая-то "Свобода на Барикадах" Делакруа. На мой персональный взгляд, очень топорно отыграны эмоции ГГ. Эротическая сцена вызывала смех, но отнюдь не по причине откровенности, которая больше надумана, и даже не по причине крупных планов не совсем молодой спины Пейрака (всё время забываю фамилию актёра). Сцена с каретой напомнила смесь "Отверженных" и "Вендетты По-Корсикански", когда одна из бабулек в конце науськивала внуку что мол "через 10 лет, ты отомстишь, тратата", ждала, когда же она надрывно запоёт как Хэттуэй. Есть одна действительно хорошая сцена - осознание Анжеликой своей сексуальности, когда она повторяет слова Пейрака и кружит перед зеркалом. Снято и показано достойно, в остальном же... Violeta пишет: Не знаю, есть ли у меня вкус , но Мерсье мне не нравится. Ни ее искусственная игра, ни ее кошмарный макияж, ни тот образ, который она создала. Пусть будет дань времени, традициям, видению режиссера - у меня было отторжение как при первом просмотре (я к тому времени уже всю серию прочитала), так и при недавнем, ну чтоб понять, чем там люди восхищаются. Увы, вкуса у меня не прибавилось, видимо, я безнадежна. Отдельная песня - Оссейн. Это боль, как режиссер взял его на роль - загадка. И пусть Ланвен стар, но у него есть харизма, личность, а у Робера щенячьи глаза и сглатывание, я уж промолчу про хромоту. Может быть, вкуса нет у меня. Игра Мерсье казалось мне искусственной, но как ни странно, чем дальше, тем меньше она кажется таковой. Мне кажется она верно передала типаж. Ну я больше как психолог смотрю, с положительном отношением к банальной астрологии. Стрельцы, что встречались мне в жизни, приблизительно так же "изображают" эмоции. Конечно, в случае Мерсье, это слепое попадание, ибо она, как я сейчас посмотрела, Козерожка, но сыграла именно стрельца.) Не могу согласиться, что она точно так же играет везде, в остальных фильмах она меня никак не трогает. Мимику я не могу ругать, человек не может нацепить на себя чужую мимику, увы. Это нереально. Кстати, не могу сказать, что я восхищаюсь. Этого нет) На тему Оссейна соглашусь в большей степени. Хотя я к нему привыкла, мне ясно, что к книжному Пейраку он не имеет никакого отношения. Как, впрочем, и Ланвен. Он возможно ближе, и внешне, и характером, но это всё равно что-то совсем не то и восприятие больше похоже на "за неимением горничной, е*ём дворника". Violeta пишет: кстати, или "Принцессе Клевской" с Влади. Жаль, что она от роли Анж отказалась, совсем другой образ бы получился При всём моём хорошем отношении к Марине, она не катит внешне. Из неё вышла бы прекрасная дама, но в ней нет чего-то такого бесспорного. Не могу объяснить. Она всё же простовата, красива, но простовата. Тут вопрос в том, что Анжелика должна выглядеть (ИМХО) и в кринолинах, и в платье пастушки (идеальность причёски и макияжа тут не причём) всё той же мммм "царицей". Марина, при полном мэйке и одежде Анжелики времён Двора Чудес, затерялась бы в толпе и была бы просто "Колдуньей". Что случилось с Норой, я вообще молчу. К сожалению, таких лиц, которые в любом виде смотрятся по-дворянски, мало, и далеко не всегда они красивы. У Мерсье вышло, только в этой франшизе, имхо.

Florimon: Anguis очень интересная позиция. Соглашусь с вами, что фильм снят по канонам 60х годов, если можно так высказаться. Тогда действительно так играли и так снимали.

Anguis: Florimon, спасибо.) Я лишь по той причине и заступаюсь. По большому счёту, все играют несколько натужно, как для слабовидящих. Несколько даже по-оперному, когда и плач - это картинное заламывание рук, и горе - это сменяющие друг друга конкретные позы. Просто кому-то больше повезло и персонажи не имеют в "сценарии" каких-то клокочущих эмоций, а кому-то не повезло совсем.)

Светлячок: Эх, я вот всеми конечностями вместе с Anguis . Наверное, дело в том, что мы сначала смотрели фильм, влюбились в эту сказку, в эти образы, а потом уже пришли книги, сравнение, некоторое разочарование (это я про себя), но то трепетное и теплое чувство, которое я испытывала в юности при просмотре этого фильма, осталось и всегда меня греет, смотрю фильмы с удовольствием, немного смеюсь, вспоминая наши обсуждения и комментарии (особенно про Осейна, сглатывания и его глаза)), но это мне не мешает, а вот реалистичность нового фильма меня коробит. Не соглашусь, что он не про пышность и красоту, он и про это тоже вкупе с испытаниями. Про двор короля-Солнце, шикарный Версаль, красивых женщин, и обворожительную Анжелику, от взгляда на которую у мужиков челюсти грохотали по полу).

Anguis: Светлячок, разочарование и меня постигло.) В основном, это коснулось Оссейна-Пейрака. В результате, как и у вас, оно вылилось в доброе подсмеивание над взглядом недоенной коровы и прочими "атрибутами". Соглашусь, что возможно, схожесть нашего отношения идёт от того, что мы сначала увидели фильм. И опять соглашусь. Хорошо, когда есть несколько прочтений (всё та же "Марго" Шеро и наша красочная, местами даже пафосная *в хорошем смысле* экранизация). Вот только, новый фильм как-то совсем не про то. И мне кажется, что он был снят не для того, чтобы раскрыть (о боже) произведение по-новому, а исключительно вопреки старому. Кто знает, может быть Зейтун в детстве передознулся фильмом Бордери, и в отместку захотел сбацать (иначе не скажу) нечто совсем противоположное именно старому фильму. Идеальным было бы совместить роскошь и упадок, как это сделано в "Парфюмере" Тыквера. И красочно, и грязно, там где это необходимо.

skameykin22: Да, это вызвало неоднозначную реакцию с флагштоком.

Florimon: Anguis пишет: По большому счёту, все играют несколько натужно, как для слабовидящих. Несколько даже по-оперному, когда и плач - это картинное заламывание рук, и горе - это сменяющие друг друга конкретные позы. На мой взгляд такая игра продиктована тем, что в то время еще не научились отделять кино от театра. В театре действительно нужны гипертрофированные эмоции, чтобы даже сидящий на галерке смог понять героя и его переживания. А вот в кино такое чрезмерное выражение эмоций вызывает отторжение. Ведь мы видим актера и его лицо очень близко, как-будто стоим рядом с ним. На заре кинематографа фильмы делались по принципу театральной пьесы, снятой на киноленту. Но постепенно от театрализованности в кино стали уходить и сейчас кино и театр это "две большие разницы". Anguis пишет: Вот только, новый фильм как-то совсем не про то. И мне кажется, что он был снят не для того, чтобы раскрыть (о боже) произведение по-новому, а исключительно вопреки старому. Кто знает, может быть Зейтун в детстве передознулся фильмом Бордери, и в отместку захотел сбацать (иначе не скажу) нечто совсем противоположное именно старому фильму. Идеальным было бы совместить роскошь и упадок, как это сделано в "Парфюмере" Тыквера. И красочно, и грязно, там где это необходимо. После просмотра нового фильма у меня сложилось впечатление что Зейтун те только книгу не читал, а даже в руках ее не держал. Один Филипп с характерными арабскими чертами лица чего стоит . А где залитая солнцем Тулуза? Где "король" Тулузы? Я увидела жалкого помещика среднего уровня достатка. Про ужасный седой парик я промолчу... Да и о чем фильм? Я совсем не поняла что нам пытался показать Зейтун.

Anguis: Florimon Разумеется. Кино было практически сиамским близнецом театра, но надо сказать, что особенно это читалось в исторических фильмах и пеплумах. В 60-е и в Европе, и в Америке было полным-полно картин другого формата, в которых всё было уместно. И одни и те же актёры, в исторических фильмах, и фильмах иных смотрелись совершенно по-разному. Достаточно сравнить того же Рекса Харрисона в "Клеопатре" и "Моей Прекрасной Леди". При том, что и "Моя Прекрасная Леди" - исторический муз.фильм, но герой Харрисона и эмоции воплощает иначе, и выглядит более живым, хотя фильм куда ближе к театральной постановке. То же и в европейском кино. Да и в нашем. Florimon пишет: После просмотра нового фильма у меня сложилось впечатление что Зейтун те только книгу не читал, а даже в руках ее не держал. Один Филипп с характерными арабскими чертами лица чего стоит . А где залитая солнцем Тулуза? Где "король" Тулузы? Я увидела жалкого помещика среднего уровня достатка. Про ужасный седой парик я промолчу... Да и о чем фильм? Я совсем не поняла что нам пытался показать Зейтун. А мне наоборот кажется, что читал, и возможно даже не одну, но как и все нынешние режиссёры, которые всё мечтают снять что-то новаторское решил пойти по пути от обратного. Ибо каждый из персонажей выглядит полной и слишком чёткой противоположностью своему книжному брату. Нордический красавец становится обаятельным, но весьма своеобразным евреем-полукровкой. Высокий и молодой Жоф вдруг превращается в мелкого "старичка". Анжелика из безусловной породистой красавицы и человека, с цельным характером, вылилась в симпатичную простушку, с повадками Лисбет Саландер, которую запихнули во времена Луи. Впечатление, что человек желал не просто снять по-своему, а по каждому из пунктов заменить банан на помидор и наоборот. Фильм о том, как бунтующую малышку-эмансипе по непонятным причинам отдают за небогатого помещика, который почему-то круче короля, поскольку умудряется делать конфетки из экскрементов. По тем же непонятным причинам, ну а точнее из-за хорошо взорванного замка и картинного обморока, это малышка вдруг решает, что она-де созрела, а дальше просто компот из огурцов с персиками. И всё это было сделано, мне думается, лишь для того, чтобы обрамить гомэротическую сексуальную сцену, под названием "и в семьдесят лет, дядьки умеют чётко в музыку совершать конвульсивные возвратно-поступательные движения, от которых у ГГ практически отлетает голова". Единственное, что понравилось чётко - последняя фраза Пейрака. Пожалуй, больше и нечему нравиться.

Florimon: Anguis пишет: Нордический красавец становится обаятельным, но весьма своеобразным евреем-полукровкой. Высокий и молодой Жоф вдруг превращается в мелкого "старичка". Анжелика из безусловной породистой красавицы и человека, с цельным характером, вылилась в симпатичную простушку, с повадками Лисбет Саландер, которую запихнули во времена Луи. Фильм о том, как бунтующую малышку-эмансипе по непонятным причинам отдают за небогатого помещика, который почему-то круче короля, поскольку умудряется делать конфетки из экскрементов. По тем же непонятным причинам, ну а точнее из-за хорошо взорванного замка и картинного обморока, это малышка вдруг решает, что она-де созрела, а дальше просто компот из огурцов с персиками. Да, ваше описание совпадает с фильмом. Но это не Анжелика! И это печально Anguis пишет: А мне наоборот кажется, что читал, и возможно даже не одну Это как же надо было читать, чтобы увидеть все наоборот? Наверное французы теперь у эмигрантов и книги читать учатся - справа налево читают.



полная версия страницы