Форум » Новая версия "Анжелики" » Образ Анжелики » Ответить

Образ Анжелики

Florimon: Итак, у нас теперь есть новая книга и я предлагаю обсудить ее. А конкретно новую героиню по имени Анжелика.

Ответов - 138, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Леди Искренность: Nastya_Nefelin пишет: Типаж манящей и сексуально разнузданной женщины, таких мужчины просто обожают». адриатика пишет: она как раз создала такой типаж.Я же вижу Анжелику другой совершенно,даже при моем скептическом к ней отношении.Сексуально разнузданной она точно не была)) Полностью согласна. Nastya_Nefelin пишет: Для французской сословной монархии спуск вниз начался, как известно, уже при жизни Людовика XIV и продолжался вплоть до революции. "Король-солнце", говоривший: "Государство – это я", все-таки по-своему заботился о величии Франции. А Людовик XV, нисколько не отказывавшийся от притязаний абсолютизма, думал только о своих наслаждениях. Ни о чем другом не думало и огромное большинство окружавшей его аристократической челяди. И начал это разложение именно наш Луи 14, который со своей манией заговор и переворотов, а также боязнью сильного дворянства, заставил тех же дворян прожигать жизнь и состояния при дворе вместо того, чтобы вотчинами управлять. Вот оно и начало упадка и обнищания, и, как следствие расцвета буржуазии. Потомки лишь довершили начатое.

NaLee: Nastya_Nefelin пишет: А вот видео макияжа Анжелик Очень интересно, девушка делает это очень искусно

Nastya_Nefelin: Эпоха Людовика 14 и Неукротимой маркизы Анжелики В царствование Людовика XIV спектакли придворного балета достигали особого великолепия как в Париже, так и в Версальском дворце. «Король-солнце» появился, в частности, в роли Солнца в Балете ночи (1653). Многие сохранившиеся поныне особенности балетных танцев объясняются происхождением балета, стилем поведения первых его исполнителей – придворных, обученных благородным манерам. Все дворяне были знакомы с искусством фехтования, и многие его приемы использовались в танцах: например, «выворотность», т.е. такое положение ног, при котором они от бедра до стопы повернуты наружу. Обязательные позиции ног, головы и рук в балете также напоминают позиции фехтовальщиков. В 1661 Людовик XIV создал Королевскую академию музыки и танца, объединившую 13 ведущих танцмейстеров, которые были призваны блюсти танцевальные традиции. В Париже началось строительство оперного театра, и через девять лет была открыта Парижская опера. Королевский учитель танцев, Пьер Бошан (1637–1705), много сделавший для кодификации танца в соответствии с утвержденными при его участии правилами, и выработавший систему записи танцев, был назначен балетмейстером. Людовик 14 и Париж Отношения Людовика XIV с его столицей являются одной из популярных тем в исторической литературе по тому периоду. Мол, король переехал в Версаль, потому что не любил Париж, который заставил его страдать в годы Фронды. Примерно так обобщенно можно выразить самую распространенную версию историков. С какими-то фактами поспорить трудно. Годы Фронды, пришедшие на пору детства Короля-Солнце, на самом деле стали тяжелым испытанием для царственного ребенка. Юный король видит, как парижане ворвались в его спальню, два раза он тайком, словно уличный воришка, уезжает из своей столицы среди ночи. Период мятежей в Париже отразился и на здоровье короля: у Людовика развилась охлофобия (боязнь толпы), от которой он не сможет избавиться до конца своих дней. Но ведь, в конечном счете, как пишет Франсуа Блюш, дело не в Париже, а в Пале-Рояле – бывшем Пале-Кардинале, завещанным умирающим Ришелье королевской семье. Туда после смерти Людовика XIII и переехала королева Анна с сыновьями. Это здание, сооруженное в центре города, нисколько не похоже на крепость; его легко окружить, и опыт показал, что его можно захватить без особого труда. Вот почему, как только установилось спокойствие, Анна Австрийская настояла на возвращении в Лувр, в котором Людовик XIV проведет восемь лет. Если бы Париж был для короля невыносимым, разве смог бы он спокойно и весело жить в Лувре столько времени? Есть мнение, что это было сделано из деликатности по отношению к королеве-матери, которая была очень привязана к старому дворцу. Но если бы Людовик питал отвращение к своей столице – как часто об этом заверяют историки, -- разве он дождался бы смерти Анны Австрийской, чтобы переехать в Сен-Жермен? Навряд ли. Ведь ему ничего не мешает жить в любой загородной резиденции и время от времени навещать мать. Вот что на самом деле не любит король, это многочисленные парижские толпы. Ему больше по нраву дисциплинированные парады войск Королевского дома. Также он не выносит тесные, ограниченные пространства, где мало воздуха. Этот человек любил свежий воздух, он спит с открытыми окнами (от этого очень страдала мадам де Ментенон, плохо переносившая холод и болевшая ревматизмом). В Лувре, в котором пространства больше, чем в Пале-Рояле, и есть все эти неудобства. Поэтому Людовик и приказывает оборудовать для себя апартаменты в Тюильри. Там он будет смотреть на заходящее солнце – почти как в деревне; и добряк Ленотр употребит все свое умение и разобьет красивый сад около дворца, это позволит королю любоваться деревьями цветами каждый день. Эта страсть к природе в нем никогда не угаснет. После Лувра и Тюильри король выберет Сен-Жермен: здесь больше деревьев, чем в Тюильри, больше цветов, много целебного лесного воздуха. А вот Версаль будет построен вообще среди полей и лесов, вне стен города. При Людовике XIV в Париже появился и общественный транспорт. Правда его создателями стали ни король и его министры, а частные лица -- знаменитый ученый и мыслитель Блез Паскаль и его друзья. В начале 60-х годов как-то в разговоре с герцогом де Роаннец у Паскаля возникла идея устроить в Париже дешевый способ передвижения – многоместные кареты по пять су, названные впоследствии омнибусами (от лат. omnibus – для всех). Идея понравилась герцогу – давнему другу Паскаля, и он возглавил деловую часть предприятия. Седьмого февраля 1662 года предприимчивые акционеры получили королевскую привилегию, а 18 марта открылся первый маршрут – от ворот аристократического предместья Сент-Антуан до Люксембургского дворца. Вот как сразу после открытия сообщала об этом Жильберта, старшая сестра Паскаля, в письме к одному из компаньонов: «Торжественная процедура, начавшаяся в семь часов утра, сопровождалась одновременно помпезностью и охранительными предосторожностями. Так, ко дворцу, перед которым расположились четыре кареты (три кареты находились у ворот предместья), прибыли два комиссара в сопровождении более десяти лучников и стольких же конников. Когда все было готово к началу движения, один из комиссаров произнес торжественную речь, в которой отметил общественную выгоду нового мероприятия и от имени короля пригрозил кучерам строгим наказанием, если те вздумают произнести хоть одно бранное слово. Затем кучера облачились в широкие голубые плащи с вышитым на них королевским оружием, и первый экипаж, в котором находились прево и специальный часовой, отправился в путь. А за первым экипажем с интервалом в четверть часа последовали и остальные три (в каждом из них также находился часовой), а лучники и конники растянулись по всему маршруту. У ворот предместья Сент-Антуан была проведена точно такая же церемония. Другим новшеством, появившимся в столице Французского королевства в середине XVII века, стали почтовые ящики, изобретению или вернее внедрению в жизнь которых, французы обязаны Жан-Жаку Ренуару, графу де Виллайеру, советнику и докладчику Парламента и члену Академии с 1658 года. Виллайер прославился среди современников и многими другими оригинальными изобретениями. Он изобрел прототип лифта, например. По словам Лабрюйера, Виллайер был в «рабстве у своих так называемых мелких удобств: ради них он готов пренебречь установленными обычаями, модой, требованиями, приличиями. Везде он ищет удобство... Он превращает это занятие в настоящую науку и ежедневно придумывает какое-нибудь новшество… Он великий мастер по части пружин и механизмов – тех, по крайне мере, без которых все обходятся. Свет в его комнаты проникает не через окна, он нашел способ подниматься и спускаться у себя в доме не по лестнице и старается теперь найти возможность входить и выходить более удобным путем, чем через дверь». «Господин де Виллайер, докладчик в Парламенте, придумал способ доставлять записки из одного квартала Парижа в другой и расставил ящики на углах улиц. – сообщил в своем письме к мадам де Скюдери Поль Пелиссон. -- Он получил привилегию от короля (или она была ему дарована), по которой только он имел право устанавливать такие ящики; затем во Дворце он открыл бюро, где за одно су продавали отпечатанные билеты, помеченные особым знаком. На них значилось лишь: «Доставка оплачена… для… месяц года тысяча шестьсот пятьдесят третьего или пятьдесят четвертого». Чтобы ими воспользоваться, надо было вписать день и месяц, затем завернуть в один из них записку, которую вы написали другу и бросить в ящик. Те, кому было велено открывать эти ящики три раза в день, разносили записки по указанным адресам». http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/39/280/39280969_4.jpg Несколько слов о моде С началом правления Людовика XIV поменялись идеалы мужской красоты. Красавцем теперь стал называться мужчина, не способный к физическому труду. Красивая тонкая кисть, непригодная к работе, зато умеющая нежно и деликатно ласкать. Красивая маленькая ножка, движения которой похожи на легкий танец, едва способная ходить и совершенно не способная ступать решительно и твердо. Мужчина-рыцарь, воин окончательно превратился в светского придворного. Обязательное обучение дворянина танцам, музыке придавал его облику изящность. Его манеры, пластика вырабатывались главным образом под влиянием любимого извлечения двора — балета, который исполнялся тогда не профессионалами-артистами, а придворными и членами королевской семьи. Благодаря постоянным занятиям танцами, мужчины освоили округлые жесты, грациозные поклоны. На смену грубоватым повадкам и физической силе пришли иные высоко ценимые качества: ум, хитрость, изящество. Мужественность XVII в. - это и величественность осанки, и галантное обращение с дамами. В который раз женские вкусы поменялись: импозантный, надменный мужчина с тонкими чертами изнеженного лица и мелодичным голосом, изыскано обходящийся с дамами, ловкий охотник, наездник и танцор — вот их новый кумир. Таков портрет типичного придворного щеголя. Таким был король Людовик XIV! Именно с легкой руки Его Величества Людовика XIV стоимость нарядов стала фантастической. Так, один из его костюмов — пошитый самым знаменитым портным того времени Жаном Барайоном — оценивался в 2 миллиона ливров: на нем было одних только алмазов и бриллиантов около 2 тысяч! Подражая королю-Солнце, его придворные старались не отстать от моды на роскошные одеяния, и если не превзойти самого августейшего монарха, то, по крайней мере, не ударить в грязь лицом друг перед другом. Образцами для подражания королю стали не только его одежда, походка, но и содержимое вошедших в моду карманов. По примеру Его Величества в мужском гардеробе насчитывалось не менее 30 костюмов по количеству дней в месяце — и менять костюмы полагалось ежедневно! А в середине правления Людовика XIV появился еще один королевский «сюрприз» — специальный указ об обязательной смене одежд по сезонам. Весной и осенью следовало носить одежды из легкого сукна, зимой — из бархата, ратина и атласа, летом — из тафты, шелка, кружев или газовых тканей. Так что недаром пословица того времени гласила: «Дворянство носит свои доходы на плечах», дорогой роскошный костюм был признаком роскоши и эталоном красоты той поры. Сочетание цветов в одежде поначалу было довольно яркое и дерзкое: синий с алым либо темно - синий или темно-зеленый с белым и т. д. Только позднее, по мере взросления, а потом и старения Его Величества, в моду вошла гамма теплых тонов — коричневых, золотистых, табачных в сочетании с золотом. Особо модны стали полутона. ...Кстати, Людовик не жаловал черный цвет и черной стали делать только траурную одежду. Большой траур отличался от малого широким черным плащом и спущенной со шляпы черной вуалью. Его надевали только на похороны. В малом трауре шляпа имела черный бант. Считалось крайне неприличным не носить траурный костюм после смерти близких... .Кстати, о бантах. Подражая королю-Солнце, модники крепили их повсюду, буквально унизывая костюм: на левом плече, на каждом буфе рукава, на перчатках, на каждой туфле, везде, где только можно было, сидел импозантный бант (по-франц. — galant). По этой причине франтов стали называть «les galiants», а затем и эпоха стала именоваться «галантной». На костюм нашивали до 30 м лент у 500-600 бантов. Банты вплетали даже в парики. Розетки из лент и банты так закрывали спереди башмаки, что модник напоминал мохноногого голубя. Отсюда пошло еще одно выражение — пижон (по-франц. — голубь). Именно в эпоху Людовика XIV возник особый фасон банта в честь ушедшей любви. Обычно он был связан с какой-то конкретной личностью и ее излюбленным цветом. А поскольку романов, как настоящих, так и придуманных, было много, то и количество бантов всевозможных расцветок по всему костюму было соответствующим... Все большую роль стала играть домашняя одежда: халат (шлафрок —.от немец. schlafrock), домашний колпак и низкие мягкие туфли. Особенно в старости Его Величество Людовик полюбил появляться перед придворными в халате из плотной, простеганной или на меху ткани, колпаке и мягких туфлях. И этот наряд стал безумно моден: подражая королю, его носил любой выскочка, несмотря на королевские запреты. В конце века в моду входят большие муфты для... мужчин, поскольку стареющий модник Людовик XIV предпочитал прятать от посторонних взглядов свои дряхлеющие руки. Муфты носили на поясе на шнуре. В них пряталась нюхательная соль на случай дурноты, которая в пору полного игнорирования правил личной гигиены была очень распространенным явлением. Молва приписывала появление париков Людовику XIV. В детстве и юности он имел прекрасные волосы. Ему завидовали все модники. Однако, потеряв их в молодости (из-за какой-то малоизвестной болезни нервного характера), он заказал себе парик. Король настолько привык появляться в парике, придававшем его внешности помпезный вид, что никогда в присутствии посторонних не снимал его. Мало того, он издал указ о всеобщем ношении париков. И парики сохранялись как обязательная принадлежность костюма еще... 150 лет! Чтобы парик хорошо сидел, его надевали на остриженную голову. Так поступали не только мужчины, но и женщины. Парик стали рассматривать как знак высокого положения, неприличным считалось появление дворянина на людях без парика. http://blogs.privet.ru/community/sevilia/64570698 http://www.louisxiv.ru/regal.html http://www.bibliogid.ru/museum/putvrem/stol10 http://www.vokrugsveta.ru/tv/vs/cast/106/ http://beauty.wild-mistress.ru/wm/b...-25-214256.html http://po6iv.ru/art/Kostym_novogo_vremeni http://www.angelique.nm.ru/news.html http://www.internet-school.ru/Enc.ashx?item=476641 http://www.peoples.ru/facts/all/f1211.shtml http://wienta-wienta.blogspot.com/2.../blog-post.html

Леди Искренность: Картинки и фото лишь подчеркивают насколько костюмы в фильме, хоть и красивы, но, увы, совсем не соответствуют эпохе. Интересно упоминание про кареты по пять су. У автора это тоже наша героиня придумала.

toulouse: интересно, у дам мантильи. Наверное, на юге, поближе к Испании, их носили вовсю

Sarah: Nastya_Nefelin очень интересно, спасибо!

Nastya_Nefelin: Sarah , не за что.

МА: Доброго времени суток! Итак, Анжелика в новой версии... Я бы рассматривала Анжелику из Тулузской свадьбы отдельно. Уже в "Мученике Нотр-Дама" образ Анжелики сильно пересекается со старой версией, только выглядит полнее. Дальше - только больше. В "Тени и свете Парижа" Анжелика вызывает искреннее сочувствие, предстает человеком достаточно мужественным и сильным. В "Пути в Версаль" с удивлением обнаружила, что Анжелика может быть нежной матерью. Недаром Кантор вспоминает "шоколадные денечки". В отношениях с Филиппом можно только подивится её терпению и прощению, правда, дети уже забыты. Мадам начала свой честолюбивый бег в Версаль. Что ж успешную бизнес-вуман сменила карьеристка А вот в Тулузской свадьбе образ оброс описанием её жестов и теперь она выглядит на все свои 17 лет. В старой версии Анжелика выглядела более загадочной, более умной что ли. Тут же ощущение, что граф купился на свежесть дамы и красоту. Ну не чувствуется, что она могла заинтриговать опытного и искушенного мужчину в самом расцвете сил . Да описание её страхов отторжения не вызывают, хотя и без них можно было обойтись. Даже без рассказов нянюшки о Жиле дэ Ре можно было понять нежелание героини идти на контакт. Все-таки внешность графа не располагает А уж "распахнутые глаза" и "руки прижатые к груди", "ах, не смейтесь надо мной" ... ну как-то это слащаво, ИМХО

Леди Искренность: МА пишет: ну как-то это слащаво, ИМХО То есть вам не понравилось, что Анж стала 17-летней наивной простушкой с головой, забитой бреднями, как и задумывалось, а не рассудительной юной особой?

МА: Леди Искренность пишет То есть вам не понравилось, что Анж стала 17-летней наивной простушкой с головой, забитой бреднями, как и задумывалось, а не рассудительной юной особой? Ага, не понравилось Анжелика и не выглядела слишком рассудительной в старой версии. Просто, когда бредни героини не были озвучены и подробно расписаны, то образ был более интригующий, а может быть даже просто адекватный. Мне верилось, что 30 летний мужчина мог заинтересоваться ею. А в новой версии не верю почему-то. Конечно, многое, доступное читателю, проходит мимо графа. И вообще как самостоятельный любовный роман "Тулузская свадьба" смотрится отлично, но это другой роман. На мой взгляд в старой версии это единственный том, где сокращения авторской версии были в пользу, а не во вред. Мне очень приятно было почитать дополнительные сцены счастья, любви или завоевания героини, но это было смакование фанатки. Когда я читала Анжелику в первый раз лет 15 назад, я без этих сцен прекрасно обошлась. А Анжелика первого тома - моя любимая ипостась героини: чистая, невинная, очаровательная красавица, открывающая для себя тайны любви. Для новой редакции это тоже верно. Но вот если убрать все эти авторские "руки, прижатые к груди" и пр., то хуже уж точно не будет.

Nilufer: МА пишет: Мне верилось, что 30 летний мужчина мог заинтересоваться ею. А в новой версии не верю почему-то. Разве 30-летний мужчина не может искать в девушке невинность, непосредственность или даже наивность? Человека без капли зла в сердце. Без глупых "женских штучек", которые некоторые дамы считают ужасно соблазнительными.

МА: Nilufer пишет Без глупых "женских штучек", которые некоторые дамы считают ужасно соблазнительными. но ведь речь не о "женских штучках". А об ужимках главной героини. Не с целью соблазнить, а как модель поведения. Ведь и изначально не было у героини никаких "женских уловок". Но мне верилось, чисто интуитивно, что она обладает очарованием. И её молчаливость, и непосредственность все это было. Но без налета детского сада. В книге было меньше подробностей, больше внимания приходилось обращать на то ограниченное количество её остроумных диалогов с мужем и архиепископом, которые есть в книге. И Анжелика казалась умнее. Разве 30-летний мужчина не может искать в девушке невинность, непосредственность или даже наивность? Во всем мера хороша. Пейрак ничего и не искал, у него "любовь нечаянно нагрянула", если верить автору. А ему приходится верить

Nilufer: МА пишет: Во всем мера хороша. Пейрак ничего и не искал Зачем же понимать так буквально? Я имела в виду, что мужчина может быть покорен этими качествами.

Леди Искренность: МА, это ваше мироощущение, вы имеете на него право и, кстати, далеко не одиноки. Многим не нравятся вставки нового тома. Мне же все кажется органичным и уместным. Только такая героиня могла год боятся нормального обаятельного мужчину. У которой мозги набекрень. А откуда у нее интеллекту взяться? Природный ум и сообразительность были несомненно, а интеллект ведь заработать надо. А тут все образование - две тетки полоумные, няня со своими фантастическими ужасами и правдивыми рассказами про солдатские развлечения, мифы Древней Греции из синих книжек, россказни местных. Девочка образование в 13 лет начала получать. Читать небось научилась, когда Пейрак уже пол библиотеки домашней усвоил. А образование? Цель его научить барышню вести дом и поддерживать беседу. Поверхностное. Да и то она половину прогуляла и прозевала.

toulouse: МА пишет: На мой взгляд в старой версии это единственный том, где сокращения авторской версии были в пользу Совершенно согласна! Все дополнения слащавые, это даже не ваниль, халва, смазанная медом, перемешанным с нугой, и присыпанная ванилью((( По-моему, я как-то писала, впечатление "пришел поручик Ржевский и все опошлил"



полная версия страницы