Форум » Роман об Анжелике » ВИКИ ПО МИРУ АНЖЕЛИКИ » Ответить

ВИКИ ПО МИРУ АНЖЕЛИКИ

Florimon: Эта тема создана для координации раздела "Путеводитель по миру Анжелики". Ссылка http://anngolon-angelique.com/wiki/ Цель данного раздела - систематизировать информацию о персонажах и событиях романа Анн Голон «Анжелика». Тема закрыта. Продолжение http://angeliquemarquise.forum24.ru/?1-3-0-00000166-000-15-0

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Леди Искренность: адриатика пишет: не ляп, это историческая натяжка в пользу сюжета. Я тоже не считаю ляпами такие вещи, как небольшая подвижка в жизни реальных персонажей ради сюжета художественного произведения. Клод ле Пти тоже пораньше умер, а исторический Вард старше Пейрака по возрасту. Но это все допустимые вещи в художественном произведении, как и допущение, что Ж прямой потомок графов тулузских. Так и Фил с Анж, как вымышленные персонажи, могут быть потомками хоть кого угодно, в этом нет ошибки.

List: Леди Искренность пишет: В нашей редакции новой версии мы вернули Унылое платье, ибо печальное платье - это ересь, не передающая смысл фразы. Еще бы грустное написали. Какие вы умницы! А то такая сцена классная и из-за этого платья теряется! В тексте убрала. tolouse, ну как же приятно! (это я про грифонов) Честное слово, пока лазила по гуглу, что только о себе не подумала))) А насчет зверья в романе, это прикольно! Еще и с картинками. Начинать надо с мулов! ( сразу вспоминаю Волкова приключения Энни и Тима) Кстати, оказывается, у барона де Сансе тоже были борзые! И еще мне интересно - мыши в замке Монтелу были, а указания на наличие там кошек я не нашла.

List: Дамы, это потенциальные ассоциации с замком Монтелу, может, хоть один подходит?

List: А это Монтелу после ремонта. Ну или летом)) А это - картинка к словам Пейрака "я знаю, в ваших краях не воспевали любовь, а рассказывали сказки о леших и приведениях))

Леди Искренность: Действительно ассоциируется, спасибо

Florimon: List

Bella: List, классно! первый замок "Монтелу после ремонта"- 100%

адриатика: 4 сверху) И кикимор зачетный:)

адриатика: Филиппу поменяйте уже родню на Эда lll, Бургундского (в скобочках можно указать, что в 7 Крестовом походе с Людовиком Святым участвовал не он, а его сын - Гуго (Юг) IV )

List: Брак с графом де Пейраком Анжелике 17 лет, она возвращается из монастыря - граф Жоффрей де Пейрак де Моран де д'Иристрю просит ее руки. Выгодная сделка Данный брак чисто деловая договоренность: графу для торговли серебром и свинцом нужен рудник Аржантьер, принадлежащий барону, а Арман де Сансе не продает родовые земли, рудник предназначался в приданое одной из дочерей. Несмотря на то, что "так и выходят замуж девушки из благородных семей" , Анжелика против: она графа ни разу не видела, не знает, подобное положение считает унизительным. Эконом маркиза дю Плесси Молин заверяет ее, что в случае отказа, положение станет еще более унизительным - отец будет брошен в тюрьму за долги, сестры и братья не получат образования, семья погрязнет в нищете . "Никто никогда так не разговаривал с Анжеликой, а ведь именно это отвечало ее характеру. Она встрепенулась, словно от удара кнутом. Перед ее глазами всплыла картина: приходящий в упадок Монтелу, ее маленькие братья и сестры, спящие на соломе, покрасневшие от холода руки матери и отец, сидящий за своим небольшим бюро и старательно выводящий прошение королю, на которое его величество король так и не ответил… Молин вытащил их из нищеты. Теперь пришла пора расплачиваться. — Пусть будет по-вашему, господин Молин, — проговорила она беззвучным голосом. — Я выйду замуж за графа де Пейрака." (Анжелика. Том первый, глава 11, старая версия). Граф Жоффрей де Пейрак, потомок самой древней ветви графов Тулузских, фигура загадочная и весьма неоднозначная. С одной стороны - заботливый, предупредительный и с прекрасным вкусом. Он прислал в Монтелу своих друзей для "свадьбы по доверенности", музыкантов для праздника и подарки для всей семьи де Сансе. Невесте - платья, перчатки, ленты, веера, ночные рубашки, гребни, зеркальца, часы, белье, украшения и даже мушки. Ткань для свадебного платья, которая подошла бы к глазам невесты выбирал сам. С другой стороны, в Пуату о графе ходят странные слухи. Оригинал - аристократ, а занимается коммерцией. Дерзок - не пожелал преклонить колени перед герцогом Орлеанским, отказался от предложений герцога добиться милостей при дворе. Завлекает женщин странными чарами и загадочными песнями, впоследствии дамы либо исчезают либо сходят с ума. Архиепископ Тулузский с кафедры осудил графа, заявил, что в его гнусных делах замешан сатана, а после проповеди Пейрак велел своим слугам поколотить пажей архиепископа. Подозрительно богат - не иначе как заключил сделку с дьяволом. В его дворце (красном как кровь) есть флигель, который охраняет страж (черный как днище чугунов), и в этом флигеле граф варит золото. В общем - настоящий Жиль де Рец, а самое обидное - страшен, хром и стар, ему 30 лет. Слушая такие разговоры Анжелика выходит замуж "по доверенности" за маркиза д'Анджоса (друга Пейрака) в Монтелу и отправляется в Тулузу. Как дьявол хром и так же зол Встреча с мужем происходит на дороге. Пейрак действительно страшен. Анжелика в панике. " Толпа расступилась, и вперед вышел высокий мужчина. В костюме из пурпурного бархата. Он шагал, как-то неуклюже раскачиваясь, опираясь на трость черного дерева. По мере того как он, хромая, приближался, все отчетливее вырисовывалось его лицо в обрамлении густого черного парика, такое же неприятное, как и его походка. Два глубоких шрама пересекали левую щеку и висок, отчего одно веко было полуприкрыто. Толстые губы выделялись на его лице, чисто выбритом, что противоречило моде и придавало еще более необычный вид этому страшному и странному человеку. «Это не он, — взмолилась Анжелика. — Боже, сделай, чтобы это был не он». — Ваш супруг граф де Пейрак, сударыня, — произнес рядом с нею маркиз д'Андижос. Анжелика присела в заученном реверансе. Ее обостренный отчаянием ум отмечал какие-то нелепые мелочи: усыпанные брильянтами банты на туфлях графа; на одной туфле каблук повыше, чем на другой, чтобы сгладить хромоту; чулки с искусно вышитыми шелком стрелками; роскошный костюм, шпага, огромный белоснежный кружевной воротник..." (Анжелика. Том первый, глава 13, старая версия). Жоффрей и Анжелика венчаются в Тулузском соборе. Свадебный прием проходит очаровательно - у входа во дворец Пейрака (Отель Веселой Науки) бьют фонтаны с вином, гостей угощают рябчиками с изюмом и форелью с ягненком, играет музыка, горят свечи , благоухают розы. Анжелика в белом, Пейрак в красном. Муж спокоен и ироничен, пикируется с архиепископом. Жена в ужасе от перспективы первой брачной ночи. «Я буду танцевать все ночь, - твердила она себе, - но ни за что на свете не соглашусь даже на мгновение остаться с ним наедине…» Она бросила нервный взгляд на того, кто отныне был ее мужем. Каждый раз, когда она смотрела на него и видела изуродованное шрамами лицо, на котором сверкали черные как уголь глаза, ей становилось не по себе. Из-за шрама его левое веко было слегка прикрыто, и это придавало лицу графа выражение злой иронии…"(Анжелика. Том первый, глава 13, старая версия). Впрочем, брачная ночь откладывается на неопределенный срок. Пейрак, видя страх новобрачной, заверяет, что не прикоснется к ней, пока та сама не придет и не попросит. "Неожиданно он обхватил ее за талию и с силой, какой Анжелика не подозревала у этого высокого худого мужчины, запрокинул ей голову. Затылок ее упирался в его согнутую руку, которая так крепко сжимала ее, что Анжелика не могла шелохнуться. Ужасное лицо приблизилось, коснулось ее лица. От ужаса и отвращения она закричала и попыталась вырваться. И почти в ту же секунду почувствовала, что он уже не держит ее. Граф выпустил Анжелику из своих объятий и с усмешкой смотрел на нее. — Так я и думал. Я внушаю вам безумный страх. Вы предпочли бы выброситься с этого балкона, чем принадлежать мне. Ведь правда? Анжелика с бьющимся сердцем в упор смотрела на него. Он встал, и на фоне освещенного луной неба его фигура казалась особенно длинной и худой и напоминала паука-сенокосца. — Я не буду вас принуждать, бедная маленькая девственница. Это не в моих правилах. Так, значит, вас, саму невинность, отдали на растерзание этому хромому верзиле из Лангедока? Чудовищно! Он с усмешкой склонился к ней. О, как ей была ненавистна его насмешливая улыбка! — Поверьте, я знал в своей жизни немало женщин, белых и черных, желтых и краснокожих, но ни одну из них я не брал силой и не соблазнял деньгами. Они приходили ко мне сами, и вы тоже придете в один прекрасный день или вечер… — Никогда! — в невольном порыве выкрикнула она. Но улыбка не сошла с его странного лица. — Вы юная дикарка, но мне это по душе. Легкая победа обесценивает любовь, трудная победа заставляет ею дорожить..." (Анжелика. Том первый, глава 14, старая версия). Воплощенное Развлечение и Разнообразие Следующий год Анжелика знакомится с новым городом, новой жизнью и своим мужем, отмечая что последний наделен множеством самых разнообразных талантов. Жоффрей де Пейрак много путешествовал, знает иностранные языки, занимается наукой, пишет стихи, стремится возродить в Лангедоке средневековые традиции трубадуров Юга. Граф проводит в своем Дворце "суды любви" на которых воспевает куртуазную любовь и верность возлюбленным, играет на гитаре и великолепно поет. Он действительно большой оригинал - каждый день принимает микроскопическую дозу яда, чтобы обезопасить себя от возможного отравления. Несмотря на хромоту, виртуозно владеет шпагой и метко стреляет, но в отличии от большинства дворян не увлекается охотой. И Анжелика с удивлением замечает, что ее муж нравится женщинам. В его ухаживаниях столько непосредственности, жизнерадостности, изящества, что дамы откровенно жаждут его общества. В то же время граф дерзок, саркастичен, нетерпим к глупости и зачастую груб по отношению к "любым проявлениям ограниченности ума". У Пейрака весьма натянутые отношения с архиепископом Тулузским, который намекает на колдовскую деятельность графа, Жоффрей принимает у себя ученых, чьи взгляды признаны ересью и пренебрегает ассамблеями парламента. Но граф заинтересован в процветании провинции и делает для этого все что в его силах. Из миллиона ливров дохода, который приносят королю налоги из Лангедока, четверть платит Пейрак, причем платит чистым золотом. Источники сказочного богатства - контрабандная торговля серебром с Англией и Испанией, извлечение драгоценных металлов из некоторых пород и разработка золотых рудников. Колдун и фея Постепенно Анжелика подпадает под обаяние этого странного "человека в красном", колдуна, Великого Лангедокского Хромого. Ей интересны его рассказы о путешествиях и научных экспериментах, она мечтает побывать в лаборатории и посмотреть в телескоп, чтобы увидеть горы на Луне. Еще муж божественно целуется, предугадывает ее желания и не обращает внимания на других дам. Пейрак приглашает жену посетить лабораторию, где демонстрирует монаху Беше (протеже архиепископа ) процесс извлечения драгоценных металлов из пород. Анжелика первая женщина, которую он посвящает в нюансы своей работы. " Светлые глаза Анжелики останавливались поочередно на этих трех мужчинах, стоявших перед ней в этой странной комнате, среди пробирок и колб. Великий лангедокский хромой Жоффрей де Пейрак, прислонившись к кирпичной стенке печи, с надменной иронией смотрел на своих гостей. Он не стесняясь давал им понять, что не испытывает никакого уважения ни к старому Дон-Кихоту от алхимии, ни к его расфранченному Санчо Пансо. Рядом с этими шутами он выглядел таким благородным, независимым, таким необычным, что у Анжелики от нахлынувших чувств даже сердце защемило. «Я его люблю, — вдруг подумала она. — Я его люблю, и мне очень страшно. О, только бы они не причинили ему зла до того… До того…» Она боялась закончить свою мысль: «До того, как он сожмет меня в своих объятиях…» (Анжелика. Том первый, глава 20, старая версия). Почему она его полюбила? Потому что умен, "силен и свободен"? Потому что обаятелен и "ни на кого не похож"? Потом она скажет что "одна унция его мозга дороже трех голов вместе взятых", что "он наделен достоинствами, благодаря которым женщина чувствует себя счастливой, став его рабой". Много позже - что он "построил вокруг нее стены, в которых она чувствует себя свободной". Мысль "самой подойти и попросить", как насмешливо предсказывал Пейрак, у Анжелики появляется все чаще, однако гордость не позволяет просить прямо, а намеки граф упорно игнорирует. На Суде любви племянник архиепископа оскорбляет Анжелику, Жоффрей вызывает его на дуэль и убивает. Видя как Анжелика за него волнуется во время боя, Пейрак делает первый шаг и супруги наконец-то объясняются. "... Ни одну женщину я никогда не любил так, как тебя, Анжелика, и мне кажется, что я любил тебя еще до того, как узнал. И когда я увидел тебя… Да, именно тебя я ждал. Но ты с надменным видом проходила мимо, близкая и недосягаемая, как болотные эльфы. И я делал тебе шутливые признания, боясь, что ты с ужасом оттолкнешь или высмеешь меня. Ни одну женщину я не ждал так долго, ни с одной не проявил столько терпения. А ведь ты принадлежала мне по закону. Раз двадцать я уже готов был взять тебя силой, но мне нужно не только твое тело, мне нужна твоя любовь. И вот сейчас, когда ты здесь, когда ты наконец моя, я не могу простить тебе те муки, которые ты мне причинила. Не могу простить, — повторил он с обжигающей страстью в голосе. Она смотрела ему прямо в лицо, которое уже не пугало ее, и улыбалась. — Отомсти мне, — прошептала она. Он вздрогнул и тоже улыбнулся. — Ты больше женщина, чем я предполагал. Ах, не подстрекайте меня. Вы еще попросите пощады, мой очаровательный противник!" (Анжелика. Том первый, глава 22, старая версия). Почему он ее полюбил? Анжелика еще не раз задаст себе этот вопрос. Много позже он скажет, что увидев зеленые глаза феи Мелюзины, забыл о других женщинах. И если бы маленькую девушку из Пуату не привезли в обмен на несколько серебряных рудников, то он бы никогда не узнал что такое любовь и страсть. Проходит около четырех лет. Пейраки влюблены и счастливы, у них родился сын Флоримон. В Тулузу перед свадьбой с испанской инфантой приезжает Людовик XIV , граф принимает короля и его свиту в Отеле достойно: праздник, угощения, танцы, фейерверк. Монарх уезжает и слуга графа передает Жоффрею слова Луи: " мне надоело, что мои подданные подавляют меня своей роскошью". Вскоре графа и графиню де Пейрак приглашают на свадьбу короля. Королевская милость В Сен-Жан-де-Люзе супруги официально представлены королю, королеве-матери и Мазарини. Монарх приветлив, кардинал заинтересован, Анна Австрийская благосклонна. Жоффрей и Анжелика участвуют в придворных праздниках и свадебных торжествах. Но 9 июня в Сан-Жан-деЛюзе граф пропадает. Позже выясняется - он был тайно арестован по королевскому приказу и брошен в Бастилию. Обвинения - колдовство и святотатство. Прокурор Фалло де Сансе (муж Ортанс, старшей сестры Анжелики) и адвокат Франсуа Дегре говорят, что в сложившихся обстоятельствах суд - единственный шанс. " - ... я узнал также, что в приказе об аресте, подписанном королем, было оговорено, чтобы в тюремную книгу не заносились ни имя заключенного, ни преступление, в котором он обвиняется. — Видимо, король не желает бесчестить одного из своих верных подданных, прежде чем сам не разберется, в чем его вина. Он хочет иметь возможность без огласки оправдать… — Или же забыть. — Как это… забыть? — переспросила Анжелика, и дрожь пробежала у нее по спине. — В тюрьмах томится много людей, о которых забыли, — проговорил мэтр Фалло, прищуривая глаза и устремив взгляд вдаль, — совсем забыли, словно они уже умерли. ... безымянный заключенный, да еще в одиночной камере, — дело чрезвычайно серьезное". (Анжелика. Том первый, глава 28, старая версия). "... — Чтобы защищать, нужны обвинения, - сказал Дегре. — А в чем его обвиняют? — Официально — ни в чем. Он просто не существует. — Но тогда его не смогут осудить. — Сударыня, о нем могут навсегда забыть. В подземельях Бастилии есть узники, которые сидят по тридцать — сорок лет, и они уже сами не помнят ни своего имени, ни за что их заточили в тюрьму. Вот почему я и говорю: его единственное спасение — добиться процесса..." (Анжелика. Том первый, глава 31, старая версия). Гость из прошлого Дегре объясняет Анжелике, что уже есть приговор церковного суда, который, рассмотрев дело графа заочно, заранее признал его виновным и передал документы в королевский светский суд. "... здесь кроется еще и нечто другое. — Франсуа Дегре поднял палец. — Там, среди сильных мира сего, у вашего мужа наверняка есть завистники, много врагов, которые поклялись погубить его... В прежние времена врагов тайно отравляли. А теперь обожают все делать законным путем: обвиняют, судят, приговаривают. И совесть у них чиста. Если процесс над вашим мужем состоится, он будет возбужден по обвинению в колдовстве, но истинная причина его осуждения так навсегда и останется тайной". (Анжелика. Том первый, глава 31, старая версия). Анжелика вспоминает о заговоре Фуке против короля и ларце с ядом, который спрятала в замке кузена. В Тулузе она рассказала об этом Жоффрею и уверена, что тот разговор подслушали. Не так давно юная графиня поняла - в Отеле Веселой Науки дворецким служил лакей принца Конде, некто Клеман Тоннель, которого Анжелика мельком видела в Плесси. На графиню да Пейрак дважды покушаются в Лувре, Фуке через посредника предлагает ей большой замок под Парижем, с конюшней, каретами, слугами и сотней тысяч ливров ренты в придачу. Для этого просто нужно "забыть". " — Вы меня понимаете? Ни о чем не заботиться! Забыть все!.. «От меня хотят, чтобы я забыла Жоффрея, — думала Анжелика, — забыла, что я его жена, отказалась бороться за него, вычеркнула его из своей жизни, предала забвению. Хотят, чтобы я молчала, забыла…» И снова в ее памяти всплыл ларец с ядом. Теперь она уже не сомневалась: причина всей трагедии кроется в этом ларце. Кто может быть заинтересован в том, чтобы она молчала? Самые высокопоставленные люди королевства — мессир Фуке, принц Конде, одним словом, все эти знатные вельможи, свидетельство измены которых — аккуратно сложенные письма — многие годы хранилось в сандаловом ларце." (Анжелика. Том первый, глава 32, старая версия). Обнародовать давнюю историю бессмысленно и опасно. Заговор в Плесси предполагал покушение на Мазарини, короля и брата короля. Кардинал предпочтет "замять" неприглядную историю в которой фигурирует Конде - только что завершены переговоры с испанцами, одно из условий - прощение принца и триумфальное возвращение героя во Францию. Король подписал приказ об аресте Пейрака собственноручно, он завидует богатству графа. Брат короля в прекрасных отношениях с Фуке, который осыпает его золотом. Королевское правосудие Анжелика просит аудиенции у короля. Людовик соглашается ее принять, но отказывается освободить Жоффрея. Граф независим, высокомерен, он не захотел передать монарху секрет извлечения золота из породы, ничего не просил у короля, сам стремился властвовать с помощью денег и роскоши , хотел создать государство в государстве. Он - угроза королевской власти. " ... Злобные, но укрощенные и закованные в цепи животные мне нужнее, чем надменный, независимый вассал, который живет вдали от двора и того и гляди станет соперником. Пусть судьба вашего мужа послужит уроком для всех тех сеньоров, которые пытаются поднять голову. Посмотрим, сумеет ли он своим золотом подкупить судей, придет ли ему на помощь сатана. Я защищу мой народ от гибельного влияния тех знатных дворян, которые притязают на безраздельную власть над телами и душами подданных королевства и даже самого короля. ... — Так вот каково правосудие короля, — проговорила она срывающимся голосом, который сама не узнала. — Вас окружают убийцы в напудренных париках, разбойники с плюмажами, льстивые и подлые вымогатели. Фуке, Конде, разные там Конти, Лонгвили, Бофоры… Человек, которого я люблю, никогда не был изменником. Он преодолел самые страшные невзгоды, он отдавал в королевскую казну золото, которое нажил благодаря своему гению, ценой огромных усилий и неутомимого труда. Он ни у кого ничего не просил. Вот этого ему никогда не простят… — Да, этого ему никогда не простят, — как эхо повторил за ней король." (Анжелика. Том первый, глава 34, старая версия). На имущество Пейрака в Тулузе и в Париже наложен арест. Анжелика понимает что беременна. Она продает все что имеет, переезжает с Флоримоном в крохотную комнату в Тампле и ждет суда. Ей удалось добиться открытого процесса, подсудимому разрешен адвокат, но несмотря на мастерство Дегре, Жоффрея признают виновным. "...Именем короля Жоффрей де Пейрак де Моран обвинен и признан виновным в таких преступлениях, как похищение, безбожие, обольщение, магия, колдовство и другие мерзкие дела, перечисленные во время процесса. Он будет препровожден на Гревскую площадь и заживо возведен на костер, разложенный для этой цели, и будет гореть до тех пор, пока его тело и кости не сгорят дотла и не превратятся в пепел, который будет развеян по ветру..." (Анжелика. Том первый, глава 48, старая версия). Костер и 30 экю Дегре бежит из города, сразу после оглашения приговора его пытались арестовать. Он велит Анжелике исчезнуть, забыть обо всем, иначе уже утром ее труп выловят в Сене и Флоримон останется сиротой. Она вряд ли его слышит: "... — Скажите… Скажите мне, что еще могу я сделать для своего мужа? — Единственное, что вы можете сделать для него…Пойдите к палачу и дайте ему тридцать экю, чтобы он его задушил… до костра. Ваш муж хотя бы не будет мучиться. Вот, возьмите тридцать экю." (Анжелика. Том первый, глава 49, старая версия). У палача Анжелика встречает отца Антуана, священника, которому поручили напутствовать Жоффрея перед казнью. "Она прислонилась к стене, спрятала лицо в ладонях, и из ее груди вырвались ужасные рыдания. — Но вы его увидите… скажите ему, я люблю его, я люблю его… Скажите… что, я была с ним счастлива. И еще… спросите, какое имя мне дать ребенку, который должен родиться". (Анжелика. Том первый, глава 50, старая версия). Костер на Гревской площади сложен недалеко от эшафота. В день казни Жоффрея там расставляли скамейки для тех кто заранее выкупил места. Жетоны на эти места продавали помощники палача, места были обозначены геральдической лилией. На площадь с раннего утра стекался народ посмотреть как поджарят колдуна, достать его кость (если растолочь с маковым маслом, лучшего средства от ревматизма не найти) или оторвать кусок от рубахи колдуна (на счастье) "... Анжелике удалось добраться до угла Гревской площади. И в этот момент она увидела, как над костром взметнулся огромный столб огня. Простирая к нему руки, она услышала свой безумный голос: — Он горит! Горит! С диким остервенением она пробилась к самому костру. На нее пахнуло жаром. Огонь, раздутый ветром, гудел. Дрова горели со страшным треском, словно это гремел гром и стучал град. Но что за фигуры суетятся там, в желтом свете пламени и солнца? Что за человек в красной рубахе ходит вокруг костра с горящим факелом в руках, подсовывая его под нижние вязанки хвороста? Что за человек в черной сутане, с опаленными бровями вцепился в приставную лестницу и, протянув к огню распятие, кричит: — Надежда! Надежда! И что за человек находится в этом пекле? Боже мои! Неужели там живое существо? Нет, он мертв, ведь палач его задушил! — Слышите, как он кричит? — говорили в толпе. — Да нет же, он не кричит, он мертв, — твердила растерянная Анжелика. Но и ей казалось, что из-за тяжелой завесы огня несутся душераздирающие вопли, и она закрывала уши руками. — Как он кричит! Как он кричит! — повторяли в толпе. Некоторые возмущались: — Зачем на него нацепили капюшон? Мы хотим видеть, как он корчится! Вихрь вынес из костра множество обгоревших белых листков, и их пепел, разлетаясь, оседал на головы людей. — Вместе с колдуном сжигают его дьявольские книги… Ветер вдруг пригнул пламя костра. На мгновение перед глазами Анжелики возникла страшная картина: кипы книг из Отеля Веселой Науки и столб, к которому была привязана черная, неподвижная фигура с закрытой темным капюшоном головой. Она рухнула без чувств..." (Анжелика. Том первый, глава 51, старая версия). Анжелика приходит в себя в лавке колбасника. Ей рассказывают, что костер догорел только к двум часам по полудни, а за пепел была настоящая драка. На площади, у эшафота Анжелику ждут палач и священник. Палач - чтобы вернуть 30 экю, он не смог выполнить ее просьбу - монах Беше завязал узел так, что осужденного нельзя было задушить. Отец Антуан - чтобы передать последние слова мужа: «Скажите ей, что я ее люблю. В ней была вся моя жизнь. Я же — увы! — буду в ее жизни лишь эпизодом, но я верю, что она сумеет найти свою дорогу». (Анжелика. Том первый, глава 52, старая версия). Жоффрей хотел назвать ребенка Кантором, если родится мальчик, и Клеманс, если это будет девочка. Этим же вечером у Анжелики рождается сын. *** Анжелику выгоняют из Тампля именем господина великого приора, поскольку тот покровительствует лишь тем, "чья репутация безупречна". Сестра Ортанс, к которой пришла бывшая графиня де Пейрак с детьми, тоже велит ей убираться. Анжелика оставляет Флоримона и Кантора служанке Барбе, отдает той все деньги которые у нее есть и уходит. Разночтения с новой версией "Тулузская свадьба" 2 том, (новая версия) 1. Граф де Пейрак прислал подарки не только Анжелике, но и младшим детям семьи де Сансе. "Мешочки со стеклянными шариками, шляпы с перьями, конская сбруя с колокольчиками для их любимых лошадей, а также потрясающая шпага с ножнами, украшенными золотыми и серебряными узорами, и перевязь из дорогой кожи с голубой атласной тесьмой для Дени" (то есть жениху известно как зовут братьев невесты, которых он ни разу не видел). Тетушкам вручают ожерелья из пиренейских камней и драгоценных гранатов. Отцу предоставляется свободный доступ на винные склады в Ньор, откуда в течение долгих лет барон де Сансе может пополнять запасы вина "черпая из живительного нектара силу и мужество, чтобы пережить печаль от разлуки с дочерью, увезенной в далекий край". 2. Во Дворце веселой науки есть комната с золотым замком, куда может входить только Пейрак. А еще в тех краях хорошо помнят некого великого Прево, якобы одного из предков графа, который убивал благородных дам с помощью дьявола, его пособника. 3. У Пейрака была не только лаборатория, но и обсерватория с телескопом. Загадочная комната с золотым замком.

List: Дамы, другие названия к подзаголовкам принимаются, если что забыла - говорите добавлю, всего-то 8 страничек получилось )).

фиалка: List, восхищаюсь только Вам присущим особым «колоритом» подачи материала . Ваши тексты не спутаешь ни с кем. Немного по существу написанного. Мы отталкиваемся от старой или новой версии? Или бум делать свой микс? Про подарки детям с шариками, например, - это новая. А вот List пишет: Я его люблю, — вдруг подумала она. — Я его люблю, и мне очень страшно. О, только бы они не причинили ему зла до того… До того…» Она боялась закончить свою мысль: «До того, как он сожмет меня в своих объятиях…»" - старая. Я к чему, если брать старую версию, то это действительно «решающий» момент. Но если брать новую версию, то там слова «я люблю его», просто выбросили. Там окончательным для осознания становиться поход в обсерваторию, тогда она наконец признаётся себе, что любит.

Violeta: List пишет: В Париже супруги официально представлены королю, королеве-матери и Мазарини. В Сен-Жан-де-Люзе А так присоединюсь к Фиалке - текст роскошный . Умеете вы и с юмором, и с психологизмом, и образно материал подать . Можно упомянуть про семью графа - мать, отца, брата, про историю его увечья, про путешествия и учебу... Но в принципе, это все будет описываться в разделе про него, так что можно и не добавлять.

japsik: Отель Веселой Науки. Замок графа Жоффрея де Пейрака, расположенный в Тулузе, центре провинции Лангедок и столице региона Аквитания. Родители графа были настолько бедны, что великолепный замок, куда переехала жить Анжелика после свадьбы, пятнадцать лет назад (около 1640 года) начал превращаться в развалины. Однако, вернувшись из своего путешествия в дальние страны, куда он отправился в возрасте 16 лет, Жоффрей де Пейрак выкупил родовые земли, которые были отобраны кредиторами после смерти его родителей и старшего брата, и восстановил дворец. Название замка отражает идею графа де Пейрака возродить в стенах своего дворца все изящество, всю галантность, которыми славилась Аквитания и, следовательно, Франция. Веселая наука – одно из самоопределений провансальской рыцарской культуры, норма поведения, которая выражала свой идеал куртуазной поэзии трубадуров XI-XII вв. «В Тулузе только что состоялось присуждение премий Тулузской литературной академии, знаменитые «Цветочные игры». «Золотой фиалки» удостоен один молодой поэт из Руссильона. Со всей Франции и даже со всего мира привозят поэты свои творения на суд в Тулузу, на родину лучезарной вдохновительницы трубадуров прошлых времен Клеманс Изор. Поэтому, Анжелика, пусть вас не пугает, что в моем дворце постоянно толчется много незнакомых вам людей». (Анжелика. Том первый, старая версия. 12 глава). Дворец графа де Пейрака был одним из гостеприимнейших в городе. И сам хозяин дома всегда принимал горячее участие во всех увеселениях. Стол Отеля Веселой Науки считался самым утонченным во всем Лангедоке. Жоффрей де Пейрак также сам контролировал составление меню для своих гостей. Музыка правила здесь повсюду. Порой она тихо звучала издалека или же становилась убаюкивающей и нежной, когда музыканты, скрытые в тенистых грабовых аллеях, исполняли в часы сиесты свои маленькие мотеты. С наступлением сумерек сервированный за длинным столом ужин мог завершиться маленьким балом, но гораздо чаще гостей ожидало угощение из разнообразных фруктов, сластей и пирожных, расставленных на маленьких столиках, у которых могли собраться два, три или четыре человека, согласно дружеской привязанности и зову сердца. Та свобода, которой гости располагали в часы досуга, посвящая их очарованию новых встреч, когда каждый приходил или уходил согласно своему желанию, придавала особенную привлекательность и необычность великолепным приемам во дворце Веселой Науки. Во дворце устраивали знаменитые диспуты о любви, на которые собирались не только знатные тулузские сеньоры, но и жены именитых горожан и юные дворяне со всей провинции. Архиепископ Тулузский, барон Бенуа де Фонтенак, по его словам, был крайне обеспокоен той атмосферой, которая царила во дворце. «Городская молва доносит до меня слухи об оргиях, которые устраивают в этом дворце, и, на мой взгляд, молодая и прелестная женщина едва ли может остаться здесь столь же невинной, как в день своего крещения. — Я и не притязаю на это, ваше преосвященство, — прошептала Анжелика, опустив глаза, — но думаю, что молва преувеличивает. Да, это верно, праздники во дворце бывают веселые. Здесь слагают стихи, поют, пьют вино, говорят о любви, много смеются. Но я ни разу не сталкивалась с распутством, которое возмутило бы мою совесть…» (Анжелика. Том первый, старая версия. Глава 18) Изучить дворец целиком Анжелике удалось не сразу. Бесконечные лестницы, гостиные, галереи с лоджиями. За огромными венецианскими окнами гостиных и галерей и маленькими окошечками на лестницах виднелся город с высокими колокольнями, вырисовывавшимися на фоне лазурного неба, и большие дома из красного песчаника вдоль берега Гаронны. К заднему фасаду дворца примыкал великолепный сад. «Часто во время сиесты Анжелика садилась в нише одного из огромных окон длинной галереи, окаймляющей задний фасад дворца. Когда их распахивали, она превращалась в террасу, открытую приятным дуновениям ветра. Именно здесь накрывали столы для обедов в компании друзей, устраивали фуршет или танцевали прохладными вечерами, в сумерках. Большие залы для торжеств, где проходил свадебный прием, смотрели окнами на город и выходили к парадному подъезду, у которого останавливались экипажи гостей. А здесь, в галерее, беспокойное соседство с шумными улицами Тулузы совсем не ощущалось. В тени садов, окружавших задний фасад дворца, город забывался. Спустившись всего лишь по трем или четырем ступеням из галереи или из апартаментов графини, можно было очутиться среди деревьев парка. Анжелика привыкла по утрам бродить узкими грабовыми аллеями — аллеями для прогулок вдвоем, думала она. Ниспадающие ветви деревьев и цветники образовывали вдоль них арку из зелени, сохраняя тень. Извилистые дорожки увлекали ее к густым рощам, и, чем дальше она уходила, тем меньше вспоминала о городе. Сады создавали ощущение тайны, исподволь внушая мысль, что они безграничны. Словно стоя на пороге бескрайнего леса, Анжелика еще очень долго не решалась войти туда и возвращалась к дому. Порой среди листвы она различала белые силуэты садовников, ловких, усердных, но всегда безмолвных, и это только усиливало впечатление, будто она очутилась на краю волшебной страны, населенной призраками.» (Анжелика, маркиза ангелов. Том первый, новая версия, глава 3). «Друзья никогда не упускали случая обратить ее внимание на великолепную террасу наверху замка, где летними ночами устраивали прекрасные музыкальные концерты. Многие сожалели, что граф де Пейрак не желает дополнительно надстроить башню с куполом и бельведер, как в других дворцах города. Кое-кто даже сравнивал отель Веселой Науки с итальянскими дворцами — тосканскими, уточняли они… Затем все снова в один голос твердили, что это бесподобный дворец. Его вдохновенное изящество не походило ни на что другое». (Анжелика, маркиза ангелов. Том первый, новая версия, глава 4). Замок был трехэтажным, а точнее четырехэтажным, если считать за первый этаж кладовые, винные погреба, склады, кухни, жилые помещения, окна и двери которых выходили во внутренний двор, а пятым можно было назвать искусно сложенный из камня высокий бордюр над карнизом, который венчал здание — аттик. На втором этаже располагались апартаменты Анжелики. Из апартаментов графини, следуя по анфиладам галерей, залов и комнат, предназначенных для празднеств и приемов, где устраивали балы и званые обеды, можно было выйти к лестнице, ведущей на верхние этажи замка. «Анжелика отметила про себя, что она познакомилась только с нижним этажом и подсобными помещениями. Даже эта часть дома казалась ей огромной, и она не могла с уверенностью сказать, что изучила все его закоулки и повороты. А ведь еще была загадочная лестница. За небольшим пролетом ступеней виднелась площадка, и было нетрудно догадаться, что за ней следовал еще один пролет. Что она могла там найти? Свет струился оттуда, а значит, этаж не был темным и закрытым, хотя и производил впечатление нежилого. Лестница как будто приглашала ее с ним познакомиться» (Анжелика, маркиза ангелов, том 1, новая версия, глава 4) На третьем этаже находились личные апартаменты графа, так же, как и кабинеты для деловых бумаг и корреспонденции. Анжелика решилась познакомиться с верхними этажами дворца далеко не сразу, так как сначала они казались ей запретными, но когда во дворце гостил один из друзей графа де Пейрака Фабрицио Контарини, она осмелилась подняться. «Анжелика видела начало этой лестницы, которая словно бросала ей вызов, подавала знак, приглашала легко взойти по ней. Широкие низкие ступени из светлого мрамора уходили наверх. Иногда в течение дня свет струился, сбегал по ним, придавая камню красивый золотистый оттенок. Такой лестницы она никогда раньше не видела. Анжелика ступала носками своих туфелек с одной ступеньки на другую. Неясное беспокойство постепенно оставляло ее. «В конце концов, это ведь и мой дворец!» Наверху лестницы она обнаружила длинную открытую галерею, которая окаймляла фасад здания со стороны сада. За пышной зеленью, в голубовато-розовой дымке, свойственной этой местности, можно было увидеть селение» (Анжелика, маркиза ангелов, том 1, новая версия, глава 4). Также во дворце была обширная библиотека, полная научных трудов, благодаря увлечению графа де Пейрака наукой. «Посмотрим, что же у вас тут есть… Он увидел в роскошных переплетах книги мэтров алхимии: «Принцип сохранения тел, или мумия» Парацельса, «Алхимия» Альберта Великого, «Герметика» Германа Курингуса, «Толкование 1572 г.» Томаса Эраста и, наконец, что доставило ему огромное удовольствие, свою собственную книгу: Конан Беше «О превращении». (Анжелика, том первый, старая версия, глава 20) На четвертом этаже у графа была его обсерватория или «комната с золотым замком». «Анжелика шла по красивым ровным ступенькам, залитым лунным светом, который проникал через окна, лоджии и ровные арки галерей. Третий, четвертый этаж.» (Анжелика, маркиза ангелов, том 1, новая версия, глава 12). Обсерватория представляла собой просторную комнату с высоким потолком и большим окном. Комната переходила в террасу, которая, скорее всего, являлась частью дворцовой крыши. Внутри помимо мебели можно было увидеть пюпитр, столы, заваленные книгами, а также множество загадочных предметов: бумаги, исписанные кабалистическими формулами, непонятные пульсирующие приборы со сложным механизмом, походившие на единый организм с бьющимся сердцем — астролябия, вольвеллы и большой телескоп. Также у дворца был флигель, в котором располагалась лаборатория Жоффрея де Пейрака. Вход в лабораторию охранял личный охранник и слуга графа, мавр Куасси-Ба. «Граф и его гости вышли из дворца и направились во флигель, где находилась лаборатория. Еще издали они увидели над крышей столб дыма, поднимавшийся из широкой трубы, над которой возвышалась изогнутая медная трубка, напоминавшая клюв какой-то апокалипсической птицы. Когда они подошли совсем близко, это сооружение со скрежетом повернулось к ним своей черной пастью, из которой валил дым с сажей. <…> В глубине большого зала находились две раскаленные — докрасна печи. В третьей, точно такой же, огонь был погашен. Перед печами помещались какие-то странные аппараты из кожи и железа, от которых тянулись к печам глиняные и медные трубы. — Это кузнечные мехи, ими я пользуюсь, когда мне необходим очень сильный жар, например чтобы расплавить медь, золото или серебро, — объяснил Жоффрей де Пейрак. Вдоль стен в главном зале в несколько рядов были сделаны полки. На них стояли всевозможные сосуды и колбы с наклеенными этикетками, испещренными кабалистическими знаками и цифрами. — Здесь у меня хранится запас разных ингредиентов: сера, медь, железо, олово, свинец, бура, мышьячная руда, реальгар, самородная киноварь, ртуть, ляпис, или, иначе, адский камень, медный купорос, железный купорос. А напротив, в стеклянных бутылях, — крепкая серная кислота, неочищенная азотная кислота и соляная кислота. На самой верхней полке вы видите трубки и сосуды из стекла, железа, глазированной глины, а дальше — реторты и перегонные кубы. В той маленькой комнате, в глубине, — порода, содержащая золото, хотя оно и не видно глазу, а вот, например, мышьяковый минерал и различные руды, дающие при плавке серебро. Вот серебряная руда из Мексики, ее мне привез оттуда один испанский сеньор.» (Анжелика, том первый, старая версия, глава 20)

адриатика: Сын Филиппа и Анжелики, полное имя: Шарль-Анри Арман Камилль де Миремон дю Плесси-Бельер.



полная версия страницы