Форум » Роман об Анжелике » ВИКИ ПО МИРУ АНЖЕЛИКИ » Ответить

ВИКИ ПО МИРУ АНЖЕЛИКИ

Florimon: Эта тема создана для координации раздела "Путеводитель по миру Анжелики". Ссылка http://anngolon-angelique.com/wiki/ Цель данного раздела - систематизировать информацию о персонажах и событиях романа Анн Голон «Анжелика». Тема закрыта. Продолжение http://angeliquemarquise.forum24.ru/?1-3-0-00000166-000-15-0

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Florimon: адриатика пишет: Флоримон, только с обложки надпись в фотошопе плиз:( Можете же? Прямо на лице которая, японская. Посмотрю, что можно сделать List пишет: Это хде??? Про маркиза есть аниме?? Хочу ссылку!!! И на Анж, которая комиксы тоже))) По Анжелике есть японская манга и комикс. Но на русском инфы по ним оч мало. У меня есть несколько страниц из комикса - я их периодически выкладываю в группе в фб. Violeta пишет: С Анж сложнее - у нее должно было быть нетипичное лицо для 17 века, что-то из эпохи Возрождения, а потому вот: Мне тоже всегда виделась Анж в портретах Симонетты Веспуччи

List: Никола Мерло, друг детства Анжелики, ее любовник времен Двора Чудес Вероисповедание: католик Первое появление: "Анжелика" (старая версия) / "Маркиза ангелов" (новая версия) Появляется как Каламбреден/Весельчак в "Путь в Версаль" (старая версия) / "Мученик Нотр-Дамм" (новая версия) Последнее появление: "Неукротимая Анжелика" ( "Анжелика в Берберии" ) Упоминается: "Бунтующая Анжелтика" ( "Бунт Анжелики"; "Анжелика в гневе";"Мятежница Пуату"; "Анжелика в мятеже" ); Анжелика в Квебеке Детство, юность: провинция Пуату, сын многодетного крестьянина, с детских лет в услужении у барона де Сансе В семье Мерло было предположительно шестеро детей, все жили в лачуге у опушки Ньельского леса. Отца Николя убили при нападении на деревню разбойников (городские и сельские нищие, солдаты-дезертиры королевской армии). Старшая сестра Франсина Мерло (14 лет) тогда же была изнасилована и умерла. Карьера: 1. Пастух у барона де Сансе с детских лет. Обязанности исполнял плохо, бегал с Анжеликой по лесам, кормил ее ежевикой и земляникой, из ветвей орешника делал дудочки. Полагал, что быть матросом — это лучше, чем пасти коз и овец, потому что всегда хотел увидеть другие страны 2. Конюх у барона де Сансе в юности. Работал плохо, не интересовался мулами, слыл лентяем и повесой 3. Криминальный авторитет Каламбреден/Весельчак (рэкет, убийства, грабежи, сутенерство) Весьма преуспел в этой сфере деятельности, "держал" значительную часть Парижа. Хозяин окрестностей старинных ворот Сен-Жермен, Сен-Мишель и Сен-Виктор вплоть до берегов Сены у подножия моста Турнель, а значит, окружил плотным кольцом весь Университетский квартал. "Его" территорией был также Новый мост (битва на него длилась несколько месяцев) . Располагался Каламбреден со своей бандой в Нельской башне. Состав банды: его советник Жанин Деревяннный зад, карлик Баркароль, бывший скороход Легкая Нога, Табело-Горбун, Хвастун-Срежь-Кошель, вор Осторожный, сутенер Красавчик; проститутки; бродячие акробаты, впрочем, немногочисленные, (в большинстве своем они подчинялись Родогону-Египтянину); лакеи-мошенники, сбившиеся с пути студенты, навсегда испорченные попрошайничеством. Толстяк - знаток латыни (знатоки латыни - важные помощники, именно они сочиняли законы Великого Кесаря). Каламбреден/Весельчак считался погибшим в схватке на Сен-Жерменской ярмарке, инициированной Родогоном-Цыганом (старая версия)/Родогоном-Египтянином (новая версия) 4. Каторжник на королевских галерах. Дважды совершал пробег, дважды был пойман. На галерах герцога де Вивона поднял мятеж, с товарищами убили большую часть экипажа. Погиб в ходе драки офицер сбросил его со скалы. Внешность: Волосы: черные Глаза: темные, как незрелые каштаны/карие Руки: огромные Николя: Конюх — этот здоровенный широкоплечий детина, посмотрел на нее; пряди каштановых волос падали на темные глаза, в которых светилась давно знакомая, лукавая улыбка. Мужчина поднес руку к лицу и резким движением сдернул с щеки безобразный нарост. Анжелика не смогла сдержать испуганного крика, но он уже откинул в сторону грязную войлочную шляпу, вместе с ней — седой всклокоченный парик и, наконец, снял черную повязку с глаза. Теперь Анжелика видела перед собой молодого человека с грубыми чертами лица и короткими вьющимися черными волосами над высоким лбом. Глубоко сидящие карие глаза под густыми бровями смотрели на нее в упор, и в них читалось беспокойство. Каламбреден/Весельчак Ухмыляющийся оборванец с фиолетовым пятном на щеке, которого Анжелика уже дважды встречала на своем пути. Он был такого же высокого роста, как и Родогон, но шире в плечах. Сквозь прорехи в одежде виднелись мускулистые руки и волосатая грудь. Слегка расставив ноги и заложив большие пальцы рук за пояс, он нагло смотрел на Египтянина. Его атлетически сложенное тело казалось моложе отвратительного лица, прятавшегося в массе седых волос. Единственный глаз сверкал сквозь упавшие на лицо космы. Другой глаз был прикрыт черной повязкой В экранизациях Бернара Бордери: "Анжелика, маркиза ангелов", "Великолепная Анжелика" - Джулиано Джемма BBcode / QIP Borda BBcode / QIP Borda В экранизации Ариэля Зейтуна "Анжелика, маркиза ангелов" - Матьё Кассовиц

List: Девушки, я вот написала как Николя умер, а сейчас думаю - а может не надо? Ваше мнение? Абразина скоро будет, чуток торможу с ее вторым и третьим замужеством

Florimon: Сделала страницу Анжелики. http://anngolon-angelique.com/wiki/angelika/ Правда там пока только заглавия и фотки. И то не все Как оказалось у меня мульен картинок, а я им так и не давала ходу

Florimon: List, все List пишет: а может не надо? Ваше мнение? Пусть будет

адриатика: В прозвищах Баронессу Унылого Платья забыли, Багатель, Кава (Негасимая звезда).

List: Florimin, картинки зашибись!

Леди Искренность: Эх, какой Джулиано Джемма красавчик... Я старой экранизации многое готова простить за то, что там такие мужики классные, все, как один красавчики. А Фил у меня такой. Такому бы и я простила, что он жестокая скотина. http://shot.qip.ru/00UUML-3QODkhkdc/

japsik: Florimon Супер! Только, мне кажется, в родственные связи или там, где отец и мать, надо еще братьев и сестер добавить. И по-хорошему про них тоже написать, хотя не знаю, достойны ли они каждый отдельного раздела.

адриатика: Филипп дю Плесси де Бельер, второй муж Анжелики де Сансе де Монтелу. Маршал Франции, распорядитель волчьей травли, отличился в битве при Сен-Готарде и Норжоне. Рыцарь ордена Святого Духа. Принимал участие в деволюционной войне 1667-1668 г. Преданный сторонник короля. Его увлечения: охота и война. И в том и в другом он значительно преуспел. Прозвища: Марс, Fariboul Loupas (прозвище, которое дали Филиппу пуатевенские крестьяне. В переводе с диалекта означает что-то вроде «волчья погибель»). Филипп происходит из знатного семейства Пуату. Владения семьи дю Плесси соседствуют с владениями де Сансе. О родословной маршала известно только то, что его род происходит от одного из Бастардов Генриха II, правда какого из них: Плантагента или Валуа не уточняется. С другой стороны есть упоминание о фамильном ожерелье, которое хранится в семье со времен первых Капетов. Ранние годы юного маркиза прошли под знаком Фронды. Сам Филипп вспоминает о них с горечью, как оказалось детство богатого мальчика не было счастливым. «— Почти голый и продрогший, — прошептал Филипп, — иногда голодный… брошенный на попечение лакеев или служанок, которые меня развращали. Вот какой была моя жизнь здесь, в этом особняке, который в один прекрасный день я должен был унаследовать. Но когда речь заходила о том, чтобы вывести меня в свет, не существовало никаких ограничений. Самые роскошные костюмы, самый мягкий бархат, тончайшие воротники. Долгие часы цирюльник возился с моей шевелюрой. А когда показной спектакль заканчивался, я снова оказывался в своей темной комнате, затерянной в лабиринте коридоров. Я скучал. Никто не позаботился о том, чтобы научить меня читать или писать. Я был счастлив, когда мессир де Кульмер, соблазненный моей красивой мордашкой, взял меня на службу.» Ему не было и десяти лет, когда родители отдали его пажом на службу к вельможе, принадлежащему к двору кардинала Мазарини. Тогда же он получил первый гомосексуальный опыт, а позже стал забавой для пожилой дамы: «Скажем, мне едва исполнилось десять лет, когда мессир де Кульмер уложил меня в свою постель. А через четыре года, когда мой голос окреп, показывая, что я становлюсь мужчиной, мадам дю Креси тут же возжелала отведать «весенний плод» и предложила — или скорее, навязала — мне уют своего алькова. А ведь ей было уже за сорок…?» Около 1650 года, его родители окончательно оставляют двор и присоединяются к мятежному принцу Конде. Когда Филиппу исполняется пятнадцать лет, отец покупает ему патент полковника. Отец и сын прибывают в Пуату для вербовки крестьян в полк юного шевалье. По дороге в Плесси у кареты ломается ось и они были вынуждены просить приюта у родственника, барона де Сансе. Богатые сеньоры презирают свою провинциальную родню: «…От Анжелики не ускользнул презрительный взгляд светло-голубых, холодных как сталь глаз ее юного кузена, которым он окинул запущенную, темную гостиную. Оглядев с одинаковым пренебрежением вытертые гобелены, жалкую кучку дров, тлевших в камине, и даже старого барона с его вышедшим из моды воротником, Филипп дю Плесси перевел глаза на дверь, и его светлые брови удивленно поползли вверх, а губы искривила насмешливая улыбка. В гостиную вошла госпожа де Сансе в сопровождении Ортанс и обеих тетушек. Они, разумеется, надели свои лучшие наряды, которые, должно быть, показались молодому щеголю смешными, так как он фыркнул в платок.» «…На этот раз Анжелика заметила, как маркиз дю Плесси переглянулся с сыном: эти жалкие люди, казалось, говорил его взгляд, поистине наивны до глупости.» «….- Черт знает что, никто даже не подумал на последнем перегоне запастись свечами! Могли бы догадаться, что в этой глуши так называемые дворяне ничем не отличаются от своих голодранцев-вилланов. Вы хоть согрели мне воды для ванны? Слуга что-то ответил, однако Анжелика не расслышала его слов. Филипп проворчал уже более мирным тоном: - Час от часу не легче. Мыться в тазу! К счастью, отец говорил, что у нас в Плесси есть две флорентийские ванные комнаты. Скорее бы уж добраться до них. Мне кажется, что вонь этого племени де Сансе теперь будет преследовать меня вечно.» Год спустя Филипп встретил свою провинциальную кузину на празднике в Плесси, который давался в честь принца Конде, гостившего в замке. Он отнесся к ней с тем же презрительным высокомерием, что и во время приезда в Монтелу. «…Юный сеньор смотрел на мать с нескрываемым возмущением. "Как, - казалось, говорил он, - как осмеливаетесь вы навязывать мне так дурно одетую девчонку!" Но, видимо, по выражению лиц находящихся в гостиной дам он понял, что здесь произошла какая-то неловкость, и, протянув Анжелике руку, процедил сквозь зубы: - Идемте, кузина. Она вложила в его открытую ладонь свои маленькие пальчики, о красоте которых она даже не подозревала. Филипп молча довел ее до входа в галерею, где пажам и молодым сеньорам его возраста было разрешено резвиться в свое удовольствие. - Расступитесь! Расступитесь! - неожиданно крикнул юный маркиз. - Друзья, представляю вам мою кузину, баронессу Унылого платья!» Но много лет спустя, мы узнает, что юная девушка вызвала в Филиппе глубокие чувства. «— Это было в Плесси… Мне только что исполнилось шестнадцать, и отец купил мне полк. Мы отправились в провинцию, чтобы набрать людей. И вот на празднике мне представили одну девушку — мою ровесницу, хотя мне, искушенному опытом, она показалась ребенком. Она носила скромное серое платье с голубыми бантиками на корсаже. Я пережил жгучий стыд, когда мне сказали, что это моя кузина. Но когда я взял ее за руку, чтобы повести танцевать, то вдруг почувствовал, что ее ладонь дрожит в моей. И тогда я испытал совершенно новое, чудесное чувство. Прежде дрожал только я, не зная, как противостоять навязчивому желанию перезрелых дам, или слушая колкости молодых придворных кокеток. А тут маленькая девочка наделила меня властью, которой я всегда был лишен. Ее восхищенные взгляды подействовали на меня, как целительный бальзам, как пьянящий ликер, и я чувствовал, что становлюсь мужчиной, что отныне я — не игрушка и не слуга… Но, представляя ее своим товарищам, я, сам не знаю почему, жестоко посмеялся над ней: «Вот, — сказал я, — баронесса Унылого Платья». И она убежала! Я посмотрел на свою пустую ладонь и неожиданно почувствовал страшное разочарование. То же ощущение у меня было, когда пойманная птица, ставшая мне другом, вдруг упорхнула из моих рук. Мне показалось, что все вокруг стало серым. Я хотел разыскать ее, чтобы она перестала сердиться, и вновь увидеть ее изменившийся взгляд. Но я не знал, как взяться за дело, потому что мои искушенные наставницы никогда не объясняли мне, как очаровать юную недоверчивую особу… Я схватил из вазы какой-то фрукт, чтобы угостить кузину, — подумал, это будет хороший предлог… По-моему, яблоко, золотистое с розовым, как и ее личико. Я искал ее в саду весь вечер, но так и не нашел…» О жизни Филиппа, после памятного праздника в Плесси известно немногое. Он полностью отдался военной службе. Филипп не упоминается среди вельмож, присутствующих на королевской свадьбе. Он появляется в повествовании в связи с печальными событиями в Красной маске. Тогда он только-только вернулся из кампании против турок в Венгрии, где отличился в битве при Сен-Готард и одержал победу при Норжене. Филипп появляется в романе в звании бригадного генерала (maréchal de camp). Он был одним из тринадцати, кто участвовал в погроме таверны «Красная маска» «Высокий стройный молодой человек в роскошном светлом парике. Менее пьяный, чем его спутники, он прислонился к одной из колонн зала и делал вид, что полирует ногти. Когда Анжелика подошла, он не стал ждать, пока она сорвет с него маску, и неспешно, грациозным жестом снял ее сам. Его светло-голубые глаза смотрели холодно и высокомерно.» Но по желанию Анжелики не понес никакого наказания за свое преступление. К 1666 году маркиз получает маршальский жезл. Примерно в то же время он снова встречает свою кузину де Сансе, которая теперь носит имя мадам Моренс и занимается коммерцией. В частности содержит заведения, где продают шоколадный напиток. «Однажды Анжелику представили маркизу Филиппу дю Плесси де Бельер. Молодой человек, критически посмотрев на Анжелику безразличным взглядом, сказал; — А, мадам «шоколад»! Кровь ударила Анжелике в виски, и она, сделав реверанс, ехидно ответила: — К вашим услугам, дорогой кузен. Брови маркиза сдвинулись: — Ваш кузен? Мне кажется, мадам, вы заговариваетесь. — Разве вы меня не узнали? Я ваша кузина, Анжелика де Сансе де Монтелу. Когда-то мы играли у вас в замке дю Плесси-Бельер. Как поживает ваш отец, почтенный маркиз, и ваша матушка?.. — Она говорила что-то еще, потом осеклась, поняв, что говорит глупости. Когда они встретились в следующий раз, Анжелика извинилась, прося маркиза Филиппа забыть все. Молодой человек был крайне удивлен. — Мне было безразлично, что вы говорили в тот раз, — заявил он с той же холодностью, что и раньше, — продавайте себе ваш шоколад, мне все равно.» Несмотря на кажущееся безразличие и даже презрение, Филипп начинает посещать отель дю Ботрейни, который мадам Моренс выиграла в хоку у принца Конде. Сам Филипп говорит, что его привлекает в ее салон лучший в Париже расолис. Весной 1666 года Филипп планирует жениться на дочери президента парижского парламента, Ламуанон. Но этому браку не суждено свершиться. Анжелика при помощи шантажа заставляет Филиппа жениться на ней. Она открывает ему, что выкрала ларец из спальни принца Конде, где содержится компромат на членов семьи маркиза, а так же других высокопоставленных вельмож. Анжелика и Филипп приходят к соглашению: брак в обмен на ларец. Вынужденный брак с женщиной, которую он считает ниже себя по социальному статусу, становится для Филиппа тяжелым испытанием. В брачную ночь Филипп обходится с новобрачной с особой жестокостью: сначала он избивает ее кнутом, а затем насилует. Однозначно можно сказать что Филипп не планировал столь жестокую месть и действовал импульсивно. «Что я наделал?» — в ужасе подумал он. Весь мир внезапно погрузился во мрак и отчаяние. Свет померк. Все было разрушено раз и навсегда. Все, что могло бы родиться, умерло. Он убил даже робкое воспоминание о девочке в сером платье, чья маленькая рука дрожала в его руке. Это воспоминание порой возвращалось к нему и доставляло радость, хотя он не понимал почему…» Он сожалел о случившимся, в чем много позже признался Анжелике, хотя так и не извинился перед ней. «— После того что произошло в Плесси, вы не могли испытывать ко мне ничего, кроме отвращения… Я никогда не боялся врагов, король — тому свидетель… Но я думаю, что в то утро, когда я проснулся после… я предпочел бы оказаться под огнем ста испанских орудий, нежели встретить вас…» Постепенно отношения Анжелики и Филиппа улучшились и между ними зародилось доверие, перешедшее в более глубокие чувства. Маркиз поддержал жену когда пришло известие о смерти Кантора. Филипп погиб во время компании во Франш-Конте при взятии Доля, в тот момент, когда город уже почти пал. Была ли его гибель намеренной, или это трагическая случайность – остается только гадать. «Ваш муж рисковал самым бессмысленным образом. Король изъявил желание узнать, удался ли обманный маневр и подтолкнет ли осажденных к капитуляции наш ложный штурм. Маршал дю Плесси заявил, что он лично осмотрится на местности, и направился к откосу, который с рассвета без остановки обстреливали вражеские орудия.» Отношение к женщинам. Филиппа можно назвать мизантропом. Так говорит он сам. «Но мое мнение о человеческом роде в целом, и о женщинах в частности, нисколько не переменилось. Впрочем, я часто спрашиваю себя: как существа, столь близкие к животным, еще позволяют себе выказывать какую-то гордость.» С женщинами он недоверчив и жесток, при этом он считает, что не обладает качествами хорошего любовника. И что женщины ждут от мужчины с внешностью Аполлона чего то сверхъестественного. Молин, управляющий семейства дю Плесси, говорит о нем следующее: «— Мой хозяин не любит женщин. Да, у него случаются любовные связи, но для маркиза все женщины — горький плод, вызывающий тошноту.» Мари-Аньес, сестра Анжелики: «А Филипп даже не пытается попробовать. Он знает всего один способ обращения с женщинами: повалить и изнасиловать. Надо полагать, он обучался тонкостям любви на полях сражений. Даже самой Нинон не удалось его перевоспитать. Уверена, он приберегает нежность для своих любовников!.. Все женщины ненавидят его тем сильнее, чем сильнее он их разочаровал…» Нинон де Ланкло. «— Увы, это именно так, вам придется в это поверить, дорогая. Вынуждена признать, что по отношению к нему все мои таланты оказались бессильны. — Нинон, вы меня пугаете! — По правде говоря, этот Адонис с ледяным взглядом чрезвычайно привлекал меня. Доводилось слышать, что он невежественен в любви, но я нисколько не боюсь некоторой неопытности в чувствах, более того, мне нравится направлять и обучать. В общем, мне удалось затащить его в свой альков… — И что? — И ничего! Наверное, мне больше повезло бы со снеговиком, вылепленным во дворе и наделенным способностью не таять. В конце концов Филипп признался, что я его не возбуждаю, потому что он питает ко мне дружеские чувства. Наверное, чтобы заниматься любовью, ему необходимы ненависть и насилие.» Фелонида де Паражонк. «Вам как будто неприятно слышать о неблаговидном поведении этого красавчика. Впрочем, так ведут себя все женщины. Бегают за ним и падают в обморок, едва завидев его светлые локоны. Сходят с ума от его элегантности, от его красоты и не успокаиваются, пока не попадут к нему в постель. Вот тогда красавицы поют совсем по-другому. Да-да, я слышала сокровенные признания Арманды де Сирсе и мадемуазель Жакари… Прекрасный Филипп только на первый взгляд кажется приятным и учтивым мужчиной. Ах, он рассеянный, как старый ученый! При дворе все расточают ему улыбки. Но оказывается, что в любви он знает только грубость: самый последний конюх более галантен со своей женой, чем мессир дю Плесси со своими любовницами. Все дамы, кто был с ним близок, ненавидят его…» «— Говорят, чтобы терзать любовниц, мессир дю Плесси использует все свое извращенное воображение, — продолжила Филонида. — По пустяку, из-за сущей безделицы он так сильно избил мадам де Сирсе, что бедняжка больше недели не могла пошевелиться, да еще от мужа ей досталось. Если во время военных кампаний он оказывается победителем, то его приказы вызывают настоящий скандал. Его солдат опасаются больше, чем солдат пресловутого Иоганна фон Верта. Они преследуют женщин даже в церквях и насилуют их всех без разбора. В Норжене он приказал привести к нему дочерей самых именитых граждан. За то, что девицы сопротивлялись, их избили до полусмерти, а после ночной оргии с офицерами он отдал их на потеху солдатам. После этого многие девицы скончались, а некоторые сошли с ума. Если бы не заступничество монсеньора принца, Филипп дю Плесси был бы сейчас в ссылке.» Сам же Филипп не только не пытается избавиться от зловещего имиджа, но даже сам способствует распространению этих слухов. Например, рассказывает, что ему нравится лишать чести монахинь. Единственная женщина, к которой он испытывает нечто вроде дружеской привязанности это Нинон де Ланкло. Взаимоотношения: Филипп говорит, что любит Принца Конде, а к отцу испытывает уважение, считая его «честным человеком», в детстве он любил свою кормилицу, символично, что она присутствовала на его свадьбе в качестве свидетеля. Про мать он говорит, что ей, как и любой придворной даме недосуг было заниматься детьми. Филипп до мозга костей предан королю: «— Все, чем я владею, принадлежит королю, — сказал Филипп, — никогда в жизни я не откажу ему ни в единой просьбе.» Нинон де Ланкло отзывается о нем неплохо: «— Я думаю, что когда лучше его узнаешь, начинаешь понимать, насколько он хуже, чем можно ожидать с первого взгляда. Но когда узнаешь его еще ближе, замечаешь, что он намного лучше, чем кажется вначале.» Слуга маркиза, Ла Виолетт был очень привязан к господину. Он вспоминал как в 14 лет они вместе убили первую белку. Филипп очень обрадовался появлению наследника. Даже Молин был удивлен проявлению столь бурной радости от человека его склада. Впоследствии говорилось, что один из сыновей Анжелики и Жоффрея, Кантор, питал некоторую привязанность к своему отчиму. Увлечения. Охота и война. Маршал считается талантливым стратегом, любимцем принца и другом короля. Находясь в Париже, Филипп много времени уделяет своим конюшням и псарням. Он успокаивает животных, когда они жеребиться или щениться. Сексуальная ориентация. Бисексуален. Хотя имена других любовников, кроме месье де Кульмера не называются, в мыслях Филиппа женщины присутствуют в качестве сексуальных объектов. Интересные факты: В юности любил бренчать на гитаре.

Florimon: адриатика пишет: В прозвищах Баронессу Унылого Платья забыли, Багатель, Кава (Негасимая звезда). Благодарю Добавила Про Фила добавлю japsik пишет: Только, мне кажется, в родственные связи или там, где отец и мать, надо еще братьев и сестер добавить. И по-хорошему про них тоже написать, хотя не знаю, достойны ли они каждый отдельного раздела. По всем Сансе я делаю такую штуку Еще про мелких не закончила. Надо в книгу лезть - вообще не помню кто там из них стал военным, а кто настоятелем Ньельского абатства. И еще надо найти как самого младшего звали. А то в 1м томе он так и остался безымянным. Если кто захочет про них писать - пожалуйста А только "за"! А будем писать про детей Пейраков?

List: А мадам Шоколад считается прозвищем? Florimon пишет: не помню кто там из них стал военным Дени Florimon пишет: настоятелем Ньельского абатства Альберт Florimon пишет: найти как самого младшего звали Жан-Мари ))) Florimon, зашибительная схема!!!

List: Девочки, нашла свою почти Анж))) Тока, думаю это до американский период

адриатика: Для Фила может тоже с картинками? Юноши, мой портрет - примерно лет 25, и японская обложка отредактированная - возраст женитьбы)

Florimon: List, ну что бы я без вас делала Спасибо List пишет: Девочки, нашла свою почти Анж))) Тока, думаю это до американский период Красивая адриатика пишет: Для Фила может тоже с картинками? Я добавлю в текст



полная версия страницы