Форум » Роман об Анжелике » Сабина. » Ответить

Сабина.

Леди Искренность: Ваше отношение к ней. Кто она? Разлучница? Наглая интриганка? Или несчастная женщина?

Ответов - 297, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

Балетка: Это из Сада Губернатора Вот цитатаСлезы выступили у нее на глазах. "Ненужное тело! Тело, которым пренебрегли!" - в ее словах была жалость к самой себе. "Один лишь раз... - подумала она, - я хочу узнать любовь хотя бы раз в жизни! Прежде, чем я умру! Прежде, чем состарюсь!" И она сорвала повязку со своей шеи. За одну ночь до того как Анжелика поехала на остров Орлеан.

Леди Искренность: Наталия пишет: На мой взгляд люди вообще привыкли называть любовью то, чем она не является, и если перестаешь ревновать и болезненно относиться к измене даже гипотетически, то это сигнал для женщины что она не любит "своего" мужчину как мужчину и для мужчины что он не любит свою женщину как женщину. Да они могут любить друг друга как партнеры, по привычке и еще чему-либо, могут быть хорошими любовниками...но не как возлюбленные. В общем это не др уровень отношений, а переход именно на другие отношения А по-моему то о чем вы пишете - это страсть, взаимное влечение и страх потерять любимого - все это лишь составляющие любви, а любовь она гораздо многообразнее. Вот смотришь порой на пациента - лежит перед тобой страшненькое, пожилое, обвислое или пузатое создание, вообще не способное пробудить физического влечения в ком-либо, а жена ведь звонит, волнуется, переживает за него, любит... А если впихивать только в рамки "любишь, как мужчину или нет", то все бы бросали своего партнера, когда тот становился страшным. старым. толстым, получал увечье... Балетка пишет: в жизни есть вещи и пострашнее чем измены. Вот например смерть любимого человека, а Анж пережила этот шок дважды. И вот вновь обретя своего мужа смогла простить ему измену, и смогла простить себе свою измену, а это тоже тяжело. Вот это в точку. Смерть, болезнь, разлука... Вот что страшно. Или когда твой любимый влюбляется к другую, создает вторую семью, уходит к более молоденькой, оставляя тебя в одиночестве, как ненужный товар. Вот они беды. Случайный секс ради секса в их число не входит. Ryana пишет: Сабина и в мыслях не держала никакой измены, когда шла к Пейраку. Он ее собазнил, Да ладно? Вот оно подтверждение: "Только один раз! Только один раз" За этим она и шла. Один раз, любой ценой, побывать в объятиях любимого человека

Балетка: Леди Искренность, как всегда пришла все и всех по полочкам разложила. Так держать Ли. Часто наши мнения не совподают, но как же я люблю в людях умение преподнести свою точку зрения так грамотно. Лена, мое искреннее уважение и восхищение.

Леди Искренность: Балетка , спасибо. Только вот мне кажется, тут у многих гораздо лучше писать получается.

Балетка: Да. Нет предела совершенству. Но это не умаляет ни твоих, ни чьих-либо еще достоиств. Тут вообще скопление умных людей на форуме.

Леди Искренность: Балетка пишет: Тут вообще скопление умных людей на форуме. Вот это точно. Я, например, почитала дискуссию Анны и Рианы в теме про Исторический колорит и решила не вмешиваться по причине неуверенности в способности тягаться с ними в обсуждаемых вопросах.

Балетка: Леди Искренность пишет: Я, например, почитала дискуссию Анны и Рианы в теме про Исторический колорит и решила не вмешиваться по причине неуверенности в способности тягаться с ними в обсуждаемых вопросах. И я

Наталия: Леди Искренность пишет: А по-моему то о чем вы пишете - это страсть, взаимное влечение и страх потерять любимого - все это лишь составляющие любви, а любовь она гораздо многообразнее. Вот смотришь порой на пациента - лежит перед тобой страшненькое, пожилое, обвислое или пузатое создание, вообще не способное пробудить физического влечения в ком-либо, а жена ведь звонит, волнуется, переживает за него, любит... А если впихивать только в рамки "любишь, как мужчину или нет", то все бы бросали своего партнера, когда тот становился страшным. старым. толстым, получал увечье... Я же не отрицала того что любовь бывает разная, я не говорила о том что она может проявляться только определенным образом, про страх и страсть я вообще ни слова не сказала, не говоря уже о физической привлекательности.... Странно что вы меня поняли именно так...я писала слова, с целью сказать именно то, что имела ввиду, не более, мне и в голову бы не пришло что из моих слов сделают выводы отдаленные от их смысла...Извините если я что-то не так сейчас написала, я просто очень удивлена...не в первый раз уже, это может говорить только о трех вещах: либо мне нужно гораздо тщательнее подбирать слова, либо каждый человек видит все под своим углом и интерпретирует соответственно, либо и то и другое.(думаю и то и другое) Буду тщательнее подбирать слова

Леди Искренность: Наталия, значит мы просто недопоняли друг друга. Такое порой случается. Мы недавно вот с девочками несколько часов спорили, а потом выяснилось, что доказываем друг другу одно и тоже, но разными словами.

Ryana: Балетка пишет: За одну ночь до того как Анжелика поехала на остров Орлеан. Такие подробности в памяти не остались, спрошу прямо - это было перед тем, как Сабина собралась к Пейраку? Потому как я помню, что обидевшись на Анжелику Сабина полетела к нему на нее жаловаться, так как самой Анжелики не оказалось на месте. Леди Искренность пишет: Я, например, почитала дискуссию Анны и Рианы в теме про Исторический колорит и решила не вмешиваться по причине неуверенности в способности тягаться с ними в обсуждаемых вопросах. Балетка пишет: И я А я-то думаю, что вам не интересно.

Наталия: ох уж эта интернета

Леди Искренность: Ryana пишет: спрошу прямо - это было перед тем, как Сабина собралась к Пейраку? П Перед. Сначала мысли Сабины, потом рассказ про отъезд Анж... Она дошла до края... Ее неотступно преследовала мысль о самоубийстве. Может быть, броситься со скалы, там, где первооткрыватель Картье поставил во время своего путешествия гигантский крест с изображением герба короля Франции? Она представила, как она стоит у подножия этого креста, собирая остатки мужества перед тем, как броситься в бездну. Трудность была в том, чтобы найти лучшее место, так как, падая, все равно оказываешься на крышах Нижнего города. Из канцелярии суда она напорется на стволы деревьев, окружавших лагерь индейцев, с террасы замка Сен-Луи ее тело бросится на отлогие склоны гор и, чего доброго, пробьет крыши лачуг знаменитого квартала развалюх. Мрачные видения довели ее до изнеможения, Сабина в мыслях уже была на своих похоронах, на кладбище Кот де ла Монтань. Все говорили о ее неловкости при жизни и при выборе смерти. Священник, возможно, откажет ей в ритуале христианского погребения, и все вздохнут, что даже мертвая она создает столько же затруднений, как и при жизни. С каждым днем темные круги под глазами все ярче выделялись на ее бледном лице. Ей не удалось постичь любви, она никогда не знала любви... Однажды, когда она в одиночестве сидела у себя в комнате, она разделась и подошла к зеркалу. Она была поражена округлостью бедер, плавным изгибом талии, пышной грудью. Она покраснела, заметив небольшую повязку из белого полотна, которую она постоянно носила. На ее взгляд, соски ее грудей были слишком широкими и темными, но разве не это привлекает похотливых мужчин? Она поняла, что обманывалась. "Я красива, - думала она, - однако ни один мужчина не говорил мне этого..." Это была ложь. Мужчины ухаживали за ней и говорили ей об этом, восхищались ее красотой. Но она хотела слышать подобные признания только от одного человека, из одних уст. Не в силах более сопротивляться этому дурману, она восприняла бурную страсть де Кастель-Моржа скорее как оскорбление, нежели честь; он любил женщин, но его поспешные ухаживания она расценила как похоть. Своими отказами разделить супружеское ложе она вынудила его смиряться с подобным положением, хотя теперь, разглядывая себя в зеркале, она поняла, что этот распутник согласился с ней не без сожаления. Слезы выступили у нее на глазах. "Ненужное тело! Тело, которым пренебрегли!" - в ее словах была жалость к самой себе. "Один лишь раз... - подумала она, - я хочу узнать любовь хотя бы раз в жизни! Прежде, чем я умру! Прежде, чем состарюсь!" И она сорвала повязку со своей шеи. *** В начале марта ударили сильные морозы. "Нужно обладать обжигающей кровью, бронзовым телом и стеклянными глазами, чтобы сопротивляться таким холодам, - писала м-зель д'Уредан, - а жестокие правила Великого поста только усугубляют наши страдания". Посреди ослепительно белого пейзажа Святой Лаврентий под гнетом снежных заносов, изборожденный следами от саней, казалось, забыл, что когда-то он был рекой. Нет, зима не собиралась уходить. Ясные и морозные дни чередовались со снежными бурями, бросавшими вам в лицо колючую и сухую снежную пудру, а северный ветер продувал вас насквозь. К 12 марта, середине Великого поста, было решено поставить небольшую пьесу, подготовка проходила в лихорадочном темпе. Г-жа де Кастель-Моржа довольно агрессивно высказалась по поводу выбора пьесы. "Тартюф", предложенный просвещенными умами, был отклонен. Всем известно, что король поддерживал Мольера, но и он вынужден был отступить перед набожной кликой. Ни к чему в Квебеке сеять смуту. Казалось, что г-же де Кастель-Моржа не нравится ни одно из предложенных произведений. Она считала, что отец д'Оржеваль никогда не одобрит их. И зачем она заговорила об отце д'Оржевале? Всем и так достаточно испытаний Великого поста. Она предложила "Кастора и Поллюкса", пьесу малоизвестного автора. Эту пьесу ей рекомендовал секретарь г-на де Фронтенака, г-н Берино, который сам написал несколько незатейливых литературных опусов. Собравшиеся у интенданта участники представления обсуждали театральные пристрастия г-на Берино и решили сделать его постановщиком, затем перешли к требованиям г-жи де Кастель-Моржа, которая, к счастью, отсутствовала. "Кастор и Поллюкс"? - А не попросить ли нам г-на Берино написать пьеску в три акта, с одним или двумя танцами, - предложила г-жа ле Башуа. - И назвать эту пьесу "Сабина и Себастьян", - сказал интендант. Его немилосердная шутка спровоцировала такое безграничное веселье, которое можно было объяснить лишь тем, что у людей сдали нервы. День представления приближался, а репетиции еще не начинали. К этому добавлялся еще жуткий холод и пустые желудки. Опоздавшие г-н и г-жа Голлен обнаружили полную гостиную людей, корчившихся от смеха, по щекам текли слезы, а некоторые даже задыхались. - О, если бы вы слышали, - воскликнула Анжелика, - господин интендант уморит нас со смеху... Это высказывание вызвало новый прилив безудержного хохота, так как ранее интендант никогда не удостаивался подобной похвалы, а ошеломленные лица Голленов лишь подзадорили присутствующих. Наконец, всхлипывая и икая, им рассказали шутку интенданта, и остаток вечера все хохотали до упаду. Нельзя сказать, что Анжелику не мучили угрызения совести. Вот уже несколько дней она была недовольна собой, когда вспоминала Сабину де Кастель-Моржа. - Сабина меня беспокоит, - сказала ей при встрече г-жа де Меркувиль. - Мне казалось, что ей стало лучше, она даже похорошела, и вдруг! Она опять во власти своего дурного настроения, у нее ужасное лицо, я уверена, что она не спит по ночам. Не могли бы вы посоветовать ей какое-либо лекарственное средство? - Увы, нет! Я меньше, чем кто-либо, могу ей помочь. - Я хочу послать за Гильометой де Монсарра-Беар, на остров Орлеан. Говорят, она прекрасно разбирается в травах. - Только, ради Бога, не сталкивайте этих двух женщин. Все закончится тем, что они обе сойдут с ума. Не лучше ли мне самой повидать Гильомету? - Прекрасно! Если вы ее увидите, передайте ей эту повязку, которую Сабина мне вчера бросила в лицо. Говорят, что эти целители и колдуны используют в своих магических таинствах какие-либо предметы, до которых дотрагивался больной человек. На следующий день Анжелика отправилась в "Корабль Франции", и вдруг ее окликнула Элеонора де Сен-Дамьен. Очень красивая и соблазнительная женщина, она сидела в своих санях, остановившихся около старого магазина. - Гильомета передает вам привет и ждет вас, - сказала она Анжелике. - Вы возвращаетесь на остров? - внезапная мысль осенила Анжелику. - Я рассчитывала провести здесь весь день у моего сына, майора Фабриса, - ответила она, - но если вы решились сопровождать меня, то я уезжаю через час. Мне нужно сделать кое-какие покупки, а вечером мы вместе вернемся в Квебек. В большом зале трактира Анжелика нацарапала записку, сидя на углу стола. На этот раз она предупреждала Жоффрея, что ее не будет в Квебеке целый день. Поездка не была дальней, но оставляла пьянящее чувство свободы и бескрайнего простора снежной долины. Более того, Анжелика была уверена в том, что прекрасная Элеонора не посетит замок Монтиньи в ее отсутствие, чтобы поприветствовать своего "господина". Замок Гильометы производил впечатление густонаселенного жилища. Больные, индейцы, соседи, дети без конца входили и выходили из него. Она принимала своих посетителей не как целительница, но как госпожа, сидя во главе стола в кресле с высокой резной спинкой, беседуя с ними и улыбаясь им. Иногда она уводила их в свою аптеку, чтобы раздавать им лечебные травы и советы. Она тотчас же увлекла Анжелику за собой в другую комнату, прекрасно обставленную гостиную. - Оставайся до завтра или же обещай мне снова приехать. Нам о многом нужно поговорить. Анжелика поведала ей, что в последние дни она была в опасности, на "Сахарной голове" ее попытались убить, а Гильомета, несмотря на свои обещания, не предупредила ее. - Разве ты умерла? - осведомилась колдунья. - Нет! Так на что же ты жалуешься? Ты самая сильная, и ты защищена... Часы пролетели быстро и, когда подошло время возвращаться в Квебек, Анжелика решила остаться на ночь из-за быстро приближающейся бури. Гильомета прибыла в Канаду тридцать лет назад в сопровождении человека, за которого она вышла замуж еще в Европе и которого осудили вскоре после их приезда. Ее жизнь была неотделима от жизни острова. Когда она построила свою первую хижину, это был пустынный остров, который Картье называл островом Бахуса за его прекрасные вина. Постепенно остров заселялся. Одиннадцать лет назад Гильомете удалось избежать преступной бойни, развернутой ирокезами, в момент нападения она с несколькими маленькими детьми собирала тимьян на склонах гор. Впоследствии она их усыновила, так как родители их погибли, а также ее второй муж - Жиль де Монсарра-Беар. Жизнь колдуньи на острове показалась Анжелике более размеренной и мудрой, нежели об этом рассказывали в Квебеке. Она долго удерживала при себе своих любовников, а они покидали ее не без сожаления. Она рассказала, что учила их в любви таким вещам, которые были неведомы лесным дикаркам. Ее нынешний любовник, молодой и сильный мечтатель, занимался работами в поместье со знанием дела. Он выполнял простые обязанности, квторые он любил: ухаживал за животными, косил сено, разжигал костер. Он был связан с женщиной, которую любил и которая была добра к нему, он создал свой собственный рай и не интересовался, как живут другие. Он входил, выходил, садился за стол, где его ждала тарелка с изысканной пищей, и все это под нежным взглядом Гильометы, он был похож на счастливого, избалованного ребенка, который, однако, отдавал себе отчет в своем положении. Девочка-подросток со светлыми, почти белыми волосами и пустым взглядом старательно прислуживала у стола. После трапезы она села у ног госпожи и положила голову ей на колени. - Невинное дитя, - сказала Гильомета, гладя ее волосы, - она больна эпилепсией. Девочка была из церковного прихода, расположенного на южном берегу, там образовалась колония крестьян, выходцев из восточных и северных районов Франции. Для этих темных людей болезнь девочки была проявлением высшего зла, как проклятие богов. Девочку обвинили в том, что она заколдовала новый урожай льна и он порыжел, из Квебека должен был приехать священник, чтобы изгнать дьявола. В почве было много соли, поэтому лен и порыжел. В верхнем течении этой реки морские воды через подземные каналы насыщают почву, местами она насквозь пропитана солью. Но эти невежды не смогли до этого додуматься и потащили бесноватую девочку в церковь. Гильомета вырвала бедняжку из их лап. Теперь ребенок живет здесь, на острове, в тиши и покое. Гильомета лечит ее отварами из лечебных трав, настойками шиповника, и сейчас припадки стали гораздо реже. - Я думаю, это принесло ей больше пользы, чем если бы в нее втыкали иголки по всему телу, "изгоняя" дьявола. Этот рассказ напомнил Анжелике о Сабине де Кастель-Моржа, ради которой она я приехала. Она постаралась нарисовать довольно точный портрет этой дамы из высшего общества, которая казалась в добром здравии, но ее мучил душевный разлад. Ее близкие и люди, дружески расположенные к ней, казались ей противниками, добивающимися ее гибели. Анжелика сомневалась, стоит ли говорить о подлинных причинах волнений жены военного наместника Новой Франции, ведь это означало пуститься в длинные объяснения, а она предпочитала довериться нечеловеческим способностям Гильометы распознать истину. Слушая Анжелику, Гильомета лишь изредка бросала на нее взгляд, в котором можно было прочесть то, о чем не говорилось вслух, затем она привычным жестом надела свои очки, взяла повязку г-жи де Кастель-Моржа своими тонкими пальцами, потрогала ее и поднесла к носу. - ..Красивая женщина, пылкая и благородная, - прошептала она. - Да, это так, - согласилась Анжелика, стараясь сохранить душевное равновесие, - и именно поэтому ее друзья так волнуются... Они опасаются, что она дойдет до крайностей, до последней черты... Очень часто, когда сходят снега, вместе с ними уходят и люди, пораженные чрезмерным напряжением или же крайне подавленные... Это не может так продолжаться... Ее необходимо спасти... Закончив рассказ, Анжелика заметила, что колдунья уже несколько минут внимательно смотрит на нее. Неясное выражение ее лица породило в ее душе необъяснимую тревогу. Неужели Сабина де Кастель-Моржа обречена? Колдунья отвела взгляд и произнесла загадочным тоном: - Не волнуйся! Она будет спасена!.. *** Судьба распорядилась так, что шутка Жана Карлона о "Сабине и Себастьяне" быстро достигла ушей г-жи де Кастель-Моржа, но ей передали, что исходила она из уст Анжелики; новость эта, как яд, проникла в душу Сабины и причинила ей нестерпимую боль. Ослепнув от ярости, она схватила свое пальто и бросилась из дома.

Ryana: Леди Искренность Спасибо. что взяли на себя труд и выложили отрывок. Но я не вижу прямой связи между ее посещением Пейрака и то, что она говорила себе наедине. Помечтать -то она могла? Да и ясно написано, что спровоцировало набег Сабины в дом Пейрака - обида.

Леди Искренность: Конечно обида. И если бы встретила она не Пейрака, Анж все бы скандалом закончилось. Но все происшедшее еще Гильометта предсказала. Сабину надо было спасать и она была спасена. Так вон, в книге судеб написано. Кто тому же то что Сабина за разборками пришла, не исключает зревшего уже давно подспудного желания принадлежать графу. В ее сознании вспышками мелькали мысли, как растревоженные птицы: "Этого не может быть! Это ужасно! Необходимо вырваться из этих гнусных объятий!" Но она не могла ничего поделать. Ее судьба была определена... Она не умрет и не состарится прежде, чем узнает тайну всех женщин, то, что знает Анжелика, что она несет в себе на протяжении всей жизни. Эта тайна делает ее счастливой и заставляет светиться ее кожу, она вся пропитана любовью, все ее жесты, ее одежда. Тайна! Она, как обжигающий напиток, течет по ее венам, по всему телу. "Желанна ли я? Желанна?" - в голове ее стучала одна и та же мысль. Она вынуждена ответить на свой вопрос, и она ослабела перед надвигавшейся определенностью. Сладострастная боль выворачивала наизнанку ее внутренности, заставляла ее стонать, вызывала приступ тошноты. Она чувствовала на своем теле обжигающую и властную мужскую руку, ее плечи, спина, талия горели от его прикосновений. Его влажная ладонь скользила везде, подчиняла ее себе, и она опять подумала, что всегда ждала именно такой ласки, она хотела, чтобы так ласкали ее обнаженное тело. Она почувствовала неудержимое желание сбросить с себя одежды, иначе она умрет. Только соприкосновение этой руки с ее кожей успокоит ее, возродит ее, вырвет ее из лап смерти. "Один лишь раз... Один раз в жизни... чтобы знать, что я живая... Живая ли я?" В этом отрывке ее прежние мысли обретают свое продолжение.

Ирка-Маргаритка: Ryana пишет: Да и ясно написано, что спровоцировало набег Сабины в дом Пейрака - обида. Скорее просто нашелся вполне правдоподобный предлог разыграть сцену и устроить истерику....



полная версия страницы