Форум » Литературное кафе » Женщины в жизни Людовика XIV. Борьба за любовь или за власть? » Ответить

Женщины в жизни Людовика XIV. Борьба за любовь или за власть?

Katrine: Стать фавориткой короля - вот предел мечтаний любой придворной дамы со времен короля Франциска I. Почему? Статусом официальной фаворитки король Франции мог наделить одну из своих возлюбленных. Отличием этой счастливицы от всех остальных заключалось в том, что она имела возможность влиять на ход политических событий, активно вмешиваться в жизнь королевского двора и даже в семейные взаимоотношения правящей фамилии. За эту кратковременную власть многие придворные дамы расплачивались своей красотой, молодостью, а иногда и жизнью. [more]С историей термина "фаворитизм" вы можете ознакомитьсяздесь Давайте поговорим о фаворитках Короля-Солнца и о той роли, которую каждая из них сыграла в его судьбе. Вот биография Людовика XIV. У этого представителя династии Бурбонов была нелегкая судьба - став королем в пять лет, он с ранних лет был подвержен дурному влиянию королевского двора. У него, несомненно, было много любовниц, но лишь немногие удостоились почетного звания "официальной фаворитки". [more]Людовик XIV (1638-1715) - король Франции из династии Бурбонов, правивший в 1643-1715 годах. Сын Людовика XIII и Анны Австрийской. Жены: 1) с 1660 года Мария-Терезия, дочь короля Испании Филиппа IV (1638-1683); 2) с 1683 года Франсуаза д'Оби-нье, маркиза де Ментенон (1635-1719). Людовик родился в воскресенье, 5 сентября 1638 года в новом дворце Сен-Жермен-о-Лэ. До этого на протяжении двадцати двух лет брак его родителей был бесплодным и, казалось, останется таким и впредь. Поэтому современники встретили известие о появлении на свет долгожданного наследника изъявлениями живейшей радости. Простой народ видел в этом знак Божьей милости и называл новорожденного дофина Богоданным. Сохранилось очень мало известий о его раннем детстве. Едва ли он хорошо помнил своего отца, который скончался в 1643 году, когда Людовику было всего пять лет. Королева Анна вскоре после этого оставила Лувр и переселилась в бывший дворец Ришелье, переименованный в Пале-Рояль. Здесь в очень простой и даже убогой обстановке юный король провел свое детство. Вдовствующая королева Анна считалась правительницей Франции, но фактически всеми делами вершил ее фаворит кардинал Мазарини. Он был очень скуп и почти совсем не заботился о доставлении удовольствий ребенку-королю, лишал его не только игр и забав, но даже предметов первой необходимости: мальчик получал всего две пары платья в год и принужден был ходить в заплатах, а на простынях его замечали огромные дыры. На детство и отрочество Людовика пришлись бурные события гражданской войны, известной в истории как Фронда. В январе 1649 года королевское семейство в сопровождении нескольких придворных и министров бежало в Сен-Жермен из охваченного восстанием Парижа. Мазарини, против которого, главным образом, и было направлено недовольство, пришлось искать убежище еще дальше - в Брюсселе. Только в 1652 году с огромным трудом удалось водворить внутренний мир. Но зато в последующие годы, вплоть до самой смерти, Мазарини твердо держал в своих руках бразды правления. Во внешней политике он также добился немаловажных успехов. В ноябре 1659 года был подписан Пиренейский мир с Испанией, положивший конец многолетней войне между двумя королевствами. Договор был скреплен брачным союзом французского короля с его кузиной, испанской инфантой Марией Терезией. Этот брак оказался последним деянием всесильного Мазарини. В марте 1661 года он умер. До самой смерти, несмотря на то что король уже давно считался совершеннолетним, кардинал оставался полноправным правителем государства, и Людовик во всем послушно следовал его указаниям. Но едва Мазарини не стало, король поспешил освободиться от всякой опеки. Он упразднил должность первого министра и, созвав Государственный совет, объявил повелительным тоном, что решил отныне сам быть своим первым министром и не желает, чтобы кто-либо от его имени подписывал даже самые незначительный ордонанс. Очень немногие в это время были знакомы с настоящим характером Людовика. Этот юный король, которому исполнилось только 22 года, до той поры обращал на себя внимание лишь склонностью к щегольству и любовными интригами. Казалось, он создан исключительно для праздности и удовольствий. Но потребовалось совсем немного времени, чтобы убедиться в обратном. В детстве Людовик получил очень плохое в

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Анна: Katrine пишет: 4. Во время поиска информации я всерьез задумалась - а не является ли Анжелика де Руссиль прототипом Анжелики книжной? Или это просто совпадение? Просто совпадение. Смотрите: у них совершенно разные биографии, общим является только имя. А имя Анжелика в различных сочетаниях было частым в ту пору. Кроме того, Анн Голон рассказывала, что придумала имя своей героине по ассоциации с растением дягиль (ангелика).

Katrine: Просто я обратила внимание на описание внешности - у нее были золотистые волосы и серо-зеленые глаза) Вот еще картины нашла: де Лавальер де Монтеспан с детьми (все от короля наверное))) сестры Манчини Мария Манчини (а все-таки она хорошенькая, немудрено, что в нее Людовик влюбился)

urfine: Katrine , спасибо за информацию и особенно за портреты. В познакомили нас с самыми известными фаворитками Людовика 14, которые обязаны своей извесностью и тем, что им уделяют такое внимание, как благодаря своим личным качествам, так и тем, что связи эти были продолжительными Но было еще масса мимолетных увлечений, так сказать фаворитки при фаворитка. Когда уже мадам де Монтеспан следовало себя вести как примерной супруге и терпеть фавориток сезона. Я насчитала плюс к вашим еще как минимум 12 женщин.

Katrine: Я назвала только официальных фавориток urfine пишет: Я насчитала плюс к вашим еще как минимум 12 женщин Так много?!?!? Мне будет над чем поработать) Постараюсь подыскать что-нибудь и об остальных (чувствую, я таким образом выучу всю историю Франции 17 века )

Анна: Katrine пишет: 1)Явление фаворитизма в целом - его положительные и отрицательные стороны. А скажите с точки зрения социальной - такой женский фаворитизм не является ли разновидностью полигамии? Потом интересно еще - с точки зрения "госаппарата" - как менялась роль королевы в означенный период? Простой народ видел в этом знак Божьей милости и называл новорожденного дофина Богоданным. А вот тут есть неточность - потому что Богоданный - это прямой перевод крестного имени Людовика - Дьедонне (то есть Богдан)

toulouse: Так и остается загадкой: блондинка Атенаис ил брюнетка... что ли на голосование поставить

Katrine: Анна пишет: А скажите с точки зрения социальной - такой женский фаворитизм не является ли разновидностью полигамии? признаться, вы заставили меня изрядно покопаться в сетевых ресурсах, и из найденной информации я могу судить,что наличие любовницы при живой жене воспринималось как должное у знатных господ. однако Людовик 14 превзошел всех - какое-то время и Монтеспан и Лавальер были на равных правах в королевской спальне , и он не стесняясь афишировал это. Заставлял их изображать теплые дружеские отношения, и, чтобы показать равноправие обеих фавориток, дал им в новой театральной постановке одинаковые роли. Я в растерянности. Если подходить чисто снаучной точки зрения, то полигамией здесь и не пахнет: Полига́мия — многобрачие, при котором брачный партнёр одного пола имеет более одного брачного партнёра противоположного пола К этому явлению скорее подходит термин полиамория -система этических взглядов на любовь, допускающая возможность существования множественных любовных отношений у одного человека с несколькими людьми. А вот тут есть неточность спасибо, что заметили. Я все-таки жутко невнимательная toulouse судя по всему, либо крашеная, либо художник - дальтоник

Katrine: Вот еще - до Марии Манчини у Людовика было множество увлечений - после того, как Анна Австрийская отвела его к Катрин де Бове, известной куртизанке, он стал захаживать ко всем без разбору фрейлинам, и мадам де Навай приказала установить решетки на окнах комнат фрейлин, что привело к бурному негодованию. Одним из его непродолжительных увлечений была Шарлотта де Грамон, принцесса Монако.

Анна: Katrine пишет: Если подходить чисто снаучной точки зрения, то полигамией здесь и не пахнет: Да, но смущает именно официальность статуса фаворитки. В какой системе? Понятно, что это не брак. Но в восточных гаремах вроде бы была определенная, официально зафиксированная иерархия. Здесь тоже что-то подобное?

Sourire: Какая тема интересная В своё время я много информации собирала на неё :) Может быть, когда завал в универе разберу, буду заглядывать. А у меня вопрос, никто не читал книгу Antoine Fraser "Louis XIV and love" (насчёт названия точно не уверена). У меня есть книжка этого автора про Марию Антуанетту, мне понравилось, но поскольу про Людовика 2006 года, то в наших магазинах я её не найду, вот хотела поинтересоваться, стоит заказывать? Может кто-нибудь читал?

Katrine: Судя по всему, да. Только в отличии от иерархии гаремной, она была неофициальной, хотя и общепризнанной. "Причина фаворитизма кроется в намерении монарха сосредоточить верховную власть в руках очень небольшой группы людей, часто не обладавших выдающимися качествами, однако, лично преданных." - так было изначально, и только в 16-17 столетиях статус фаворитки стал очень удобным прикрытием, как бы официальным названием любовницы. Sourire, инфу обязательно выкладывайте) У меня на все рук не хватает, столько хочется выложить.

Анна: То есть чисто политическое явление, присущее еще Древнему миру, стал в рассматриваемый нами период прикрытием явления личной жизни? И политическое значение фаворитизма было менее опасным для короля, чем значение личное? Термин сменил направленность?

toulouse: Katrine пишет: , либо крашеная, либо художник - дальтоник еще вариант - парик

urfine: Вот даю ссылку на книгу (не могу судить о ее особой научности, но почитать интересно): Повседневная жизнь восточного гарема Вот отрывок (извините за качество текст, я его правила, но потом просто надоело): ГАРЕМНАЯ ИЕРАРХИЯ Собрание разных по положению и красоте женщин в замкнyтом пространстве, даже если это и роскошный гapeM, всегда грозило бурными и непредсказуемыми событиями. Мир и покой в серале сохранялся до поры до времени, и гapaHтировать eгo не Moг даже сам великий повелитель. Многовековой опыт доказывал необходимость ocoбой иерархии, которая хотя бы отчасти поддерживала дисциплину в кипящем страстями дамском собрании. Сей гаремный кодекс, напоминающий «(табель о paHгax», жестко регламентировал взаимоотношения, привилегии, права и обязанности гapeMHoгo персонала в зависимости от Toгo, на какой ступени «(служебной лестницы» находилась та или иная обитательница ceраля. Осман¬бей ¬ один из турецких чиновников в своей полной сарказма книге «(Турки И их женщины, султан и eгo гapeM» писал: «(Восточные мудрецы признали эту истину, что доказывается тем, что, наполняя свои гapeMbI сотнями женщин, они нашли нужным положить в основание гаремной жизни строгую дисциплинарную систему, благодаря которой мужья, имеющие три¬-четыре жены, MOгyг управлять своим гapeMoM и поддерживать в нем порядок, повиновение. То же, что делали владетели буржуазных гapeMoB, должны были сделать и султаны, только в гораздо больших размерах. В самом деле, чтобы содержать и держать в повиновении тысячи женщин, они должны были создать целую конституцию со своими иерархическими степенями, своими за¬ конами и регламентами. Учреждение иерархии было безусловно необходимо, потому что иначе бьло бы невозможно определить место каждого члена гapeMa, а также и обязанности, лежащие на каждом из них. Эта гаремная конституция не имеет основателя, aBтора, имя KOTopoгo было бы известно потомству: она ¬ дело необходимости и времени. Иерархия императорского гapeMa представляет Taкой же правильный план, как и всякая дрyгая иерархия, имеющая свои посредствующие ступени и своих субалтернов, отношения которых устанавливаются на сновании прав старшинства, прав на производство, на HaгpaдbI и пр. Благосклонность султана является, KOнечно, великим краеyгольным камнем Bceгo иерархи¬ ческого здания. Иначе, впрочем, и быть не может». ¬я ориентации в лабиринтах гapeMa Осман¬бей составил следующую схему: гapeM султана: Валиде¬султан (мать султана). Хазнедар¬уста (великая казначейша). Бах¬кадина (первая жена султана), вторая, третья и четвертая кадины. Бах¬ирбаль (первая фаворитка eгo величества), BTOрая, третья и прочие ирбаль. гезде (девицы, замеченные султаном, чающие или вздыхающие ). Кадины¬эфенди (матери принцев или принцесс). Султанши (не выданные замуж принцессы крови). Каждая из поименованных дам имеет свой особый двор (даирэ) и свиту из женщин. А теперь представим устройство собственного ДBOра валиде¬султан, служившего образцом для всех ocтальных. Валиде¬султан. Ее казначейша, секретарь, хранительница печати, первая хранительница гардероба, первая наливательница воды, первая подательница кофе, первая приготовительница шербета и проч., одним словом, дюжина дам, называющихся кальфа (госпожа). Каждая кальфа имеет в своем распоряжении известное число учениц, называющихся аляибр, что значит рабыни. Все аляибры очень молоды ¬ от пятнадцати до двадцати ¬ и составляют низшую ступень гаремной иерархии. Перейдем теперь к более обстоятельному описанию основных ступеней гаремной «табели о paHгax». ¬Валuде¬султан (мать¬султанша) Мать правящего султана бьла вершиной гаремной иерархии. Ее власть бьта непререкаема и безраздельна, как у императрицы. «Первая леди», сумевшая сделать cBoeгo сына, как правило, одного из многих, наследником престола, невольно внушала уважение своему окружению, а прочим ¬ страх и трепет. Да и кто лучше ее знал гаремную жизнь со всеми ее явными и тайными CTOронами. Казалось бы, правительницей гapeMa могла быть одна из законных четырех жен султана, однако это влекло за собой опаснейшие интриги, в которые Heминуемо включились бы конкурирующие кланы каждой из жен. Проще и безопаснее было держать жен в равном положении, предоставив власть почтенной матроне. А женам оставить соперничество за внимание султана и надежду сделать очередным султаном cBoeгo сына. Валиде¬султан была не только правительницей гaрема, но и законодательницей мод. Дамы, посмевшие одеваться более роскошно или носить более дорогие украшения, рисковали навлечь серьезные неприятности не только на себя, но и на cBoeгo супрyга. Валиде-султан величали «О, венец укрытых паранджой!» или «Наша госпожа». Без ее ведома в гapeMe не происходило ни одного значимого события, включая выезды из сераля или посещения родственниц. Без ее одобрения никто не Moг быть «зачислен» в гapeM, будь то чернокожая рабыня-¬кухарка или белокожая одалиска, которой устраивался придирчивый экзамен. Формально к валиде¬султан был приставлен важный сановник, именовавшийся валиде-киясси, назначавшийся императорским указом. Он исполнял административные функции. И хотя должен бьт быть «(оком султана» в гapeMe, большей частью бьт занят материальным обеспечением «(Дома счастья», следуя пожеланиям валиде-султан. Хазнедар¬уста Опорой матери-¬султанши в самом гapeMe была хазнедар¬уста ¬ главная экономка, исполнявшая TaKже обязанности казначея и интенданта. Эта, обычно немолодая и весьма опытная, дама имела сотни личных cлyг, помощников, рабынь и евнухов. Хазнедар вела хозяйство, следила за порядком и представляла регулярные доклады госпоже. Одной из ее главных прерогатив бьло возведение осчастливленных вниманием султана избранниц на ложе повелителя. Она руководила этой деликатной церемонией с глубоким знанием дела, после чего встречала и провожала к предмету страсти caMoгo султана. При необходимости она представляла валиде¬султан вне гapeMa. И ей оказывали не меньше уважения, чем султанше¬-матери, на которую хазнедар имела cyщественное влияние. Если случал ось, что мать-¬султанша оставляла этот мир, ее обязанности и полномочия переходили к хаз¬ Heдap¬ycтa. Однако она не всегда честно выполняла свои обязанности. Когда умерла мать султана Абдул¬ Меджид а, в гapeMe начался хаос, которым хазнедар не преминула воспользоваться в своих интересах. Со своими приближенными она растащила имущество и казну гapeMa, завладев таким образом многомиллионным состоянием. Но власть ее была так велика, что осведомленные о ее проделках министры, включая министра финансов, лишь смиренно склоняли перед ней головы. Жены султана (адuны¬эфендu) ¬ Как мусульманин султан имел право иметь до четырех жен, то есть жен официальных, с которыми заключались брачные контракты, игрались свадьбы со всеми подобающими церемониями. Однако со BpeMeнем это правило претерпело немало изменений. Брачные контракты заключались уже не со всеми или BOвсе не заключались. Сам институт наложниц был кощунственным Hapyшением мусульманского закона, потому что наложницами могли признаваться лишь женщины, оказавшиеся в плену у мусульман в ходе джихада ¬ войны за Beру. Но таковых было HeMHoгo. Подавляющее же число наложниц поступали в гapeMbI совсем иными путями, о чем будет рассказано позже. В конце концов султаны стали без излишних формальностей жениться только на рабынях. Женами признавались те из рабынь-¬наложниц, которые рожали султану детей, считавшихся законными наследниками. Тем не менее главными или любимыми (хасеки) по-прежнему считались только четыре супруги. Первая жена именовалась бах¬кадина. Каждая из главных жен имела даирэ ¬ собственные апартаменты с соответствующим штатом рабынь, eBнухов и т. д. Обычно жены султана жили на верхних этажах, а прислyга на нижних. Если место одной из жен по какой-¬либо причине становилось вакантным, eгo занимала женщина, cyMeBшая обратить на себя особое внимание султана. И Heтрудно представить, какая жестокая, хотя и скрытая от посторонних глаз борьба велась за право занять эту вожделенную нишу. Кадины ¬Основными претендентками на звание одной из четырех законных женповелителя были просто кадины. Эти дамы тоже находились в весьма привилегирован¬ ном положении, так как были или беременны, или уже успели произвести на свет принца или принцессу. Жерар де Нерваль, которому устроили тайную экскурсию по сералю, когда в нем не было женщин, писал: «Это были комнаты кадин. Абсолютное сходство этих помещений удивило меня, но мне объяснили, что между женами султана царит полное равенство... В качестве примера художник рассказал мне, что Koгда eгo высочество заказывает для своих жен в Пере, обычно у французского кондитера, коробки конфет, они обязательно должны быть одинаковыми. Дополнительная обертка, особая форма конфеты, даже лишние пастила или драже вызвали бы нежелательные разногласия между этими прелестными созданиями; как и у всех мусульман, у них очень развито чувство равенства». Кадины считались признанными, хотя и неофициальными, женами султана. До cBoeгo возвышения кадины находились в paHгe икбал ¬ фавориток. ¬ Икбал Категория икбал (счастливые) была переходной от простой гаремной рабыни к уважаемой даме. Такая счастливая перемена судьбы зависела и от случая, и от гapeMHbIx интриг. Дюжина очаровательных одалисок, более дрyгих преуспевших в гapeMHbIx науках, составляли cBoeгo рода аристократию прислyги и окружали посетившего гaрем султана. главное было попасться на глаза султану и OCTaHOвить на себе eгo внимание. Одни рабыни искали TaKoгo случая, дрyгих случай находил сам. Это могло произойти в самых обычных обстоятельствах ¬ Koгда он спал, ел, одевался. Случалось, что султан примечал наложниц на приемах, праздниках или выездах. В отличие от всех остальных мужчин султан Moг видеть женский персонал любого гapeMa с OTKpЫTЫ¬ ми лицами. Эта привилегия eгo величества принималась безропотно, хотя и 'Выходила за рамки единого для всех мусульман закона. В Коране по этому поводу сказано: «И скажи (женщинам) верующим: пусть они потупляют свои взоры и охраняют свои члены, и пусть не показывают своих украшений, разве только то, что видно из них, пусть набрасывают свои покрывала на разрезы на груди, пусть не показывают своих украшений, разве толь CBOим мужьям, или своим отцам, или отцам своих мужей, или своим сыновьям, или сыновьям своих мужей, или своим братьям, или сыновьям своих братьев, или CBOим женщинам, или тем, чем овладели их десницы, или слyгам из мужчин, которые не обладают желанием, или детям, которые не постигли HaгoTbI женщин; и пусть не бьют своими ногами, так чтобы узнавали, Kaкие они скрывают украшения. Обратитесь все к Аллаху, о верующие, может быть, вы окажетесь счастливыми!» «Предположим, что султан решил навестить свою мать или одну из своих законных жен, ¬ пишет Ocман-¬бей. ¬ В покоях, которые желал посетить султан, начиналась страшная суматоха. Все шумят, кричат, Haряжаются и украшают апартаменты. Когда eгo величество усаживается на предназначенный только для Heгo диван, ему с особыми церемониями предлагают yгощения. Рабыни, которые прислуживают на приеме, имели теперь возможность приблизиться к султану и предъявить eгo взору свои естественные и искусственные прелести. Султан и сам был не прочь взглянуть на этих очаровательных девушек, которые кружатся BOKpyг Heгo, подавая кофе, набивая табаком трубку и стараясь всячески yгодить повелителю. И нет ничего удивительногo в том, что какая-то из этих прелестниц сумеет обратить на себя особое внимание повелителя. Плененный красавицей¬рабыней султан не стеснялся дeMOHстрировать вспыхнувшую страсть жестом, слишком пристальным взглядом, легкой улыбкой. ¬ Как ее зовут? ¬ спрашивал султан. Этого бьто достаточно, чтобы рабыня была возведена в paHг гезде ¬ попавшейся на глаза. Мать или жена султана подавали рабыне специальный знак, та приближалась и целовала край дивана, на котором сидел повелитель. Вслед за тем ему представляли рабыню, которая с этого момента и становилась гезде. На следующий день гезде покидала даирэ своей бывшей хозяйки и помещал ась в дрyгие апартаменты, где ее приводили в необходимый вид, наряжали и дaвали необходимые наставления, перед тем как султан пожелает поближе познакомиться со всеми ее дoстoинствами». Похожую ситуацию описывал и Джордж Дорис: «Может статься, что выбор падишаха падет на одну из рабынь, принадлежащих eгo родственницам¬-султаншам или eгo дочерям-¬принцессам, которые живут за пределами Йилдыза и лишь иногда посещают eгo. Так, однажды вечером, когда Eгo Величество давал в своем гapeMe танцы и балет, он приметил среди танцовщиц юную рабыню по имени Местэ¬Алем, служанку eгo младшей дочери ¬ принцессы Зеккие. Hayтpo двое евнухов султана прибыли во дворец принцессы и объявили ей, что они пришли за юной Местэ¬Алем, которая удостоил ась особой чести ¬ монаршего желания. Велико было волнение юной черкешенки, даже не мечтавшей о таком возвышении! Ее госпожа поспешила распорядиться о том, чтобы она могла принять традиционную ванну и, окруженная своими рабынями, сама присутствовала при ее туалете. В аромате дyХОВ, в богатом наряде новая избранница, все еще думавшая, что она грезит, села в роскошную карету и в сопровождении верховых евнухов прибыла в Йилдыз, где валиде¬султан тотчас же вызвала ее и дала ей обычные наставления. Однако, несмотря на поспешность, с какой ее доставили во дворец, лишь на четвертый день Местэ¬Алем была представлена господину. И то ли eгo каприз прошел, то ли девушка показалась ему не так уж красива, то ли он не узнал ее в ее новом наряде, но Eгo Величество, поведя бровью при виде ее, резко CKaзал: "Эта не та. Отправьте ее назад" Дрожащая, опозоренная, глубоко уязвленная в своей зарождавшейся гордости, взлетевшая столь высоко, чтобы так низко и так внезапно упасть, бедняжка была препровождена обратно к принцессе Зеккие ¬ на сей раз без каких бы то ни было знаков почета, в сопровождении ypoдливого и cTapoгo чернокожего евнуха. Однако ей, безутешной в своем гope от пережитого тяжкого испытания, не приптось долго страдать: она сделалась печальной, томной и бледной, стала Kaшлять и вскоре умерла». Превращение гезде в фаворитку или попросту наложницу (любовницу), совершалось известным образом. И если султан оставался доволен своим выбором, гезде получала титул икбал, а вместе с ним ежемесячное денежное содержание, приcлyгy и евнухов. Об отношениях султана Абдул¬Хамида со своим гaремом Джордж Дорис писал: «Иногда он благоволит побеседовать со своими фаворитками, в глазах KOTOрых ему нетрудно выглядеть человеком блистательнoгo ума: все они абсолютно невежественны, и то поверхностное воспитание, которое они получили, не мешает им оставаться по¬ детски наивными. Он посвящает их в самых общих чертах в дела мировой политики, рассказывает им разные истории, анекдоты из заграничной дворцовой жизни (до которых он сам большой охотник), и это единственные уроки истории, которые им преподаются. ...гapeM вот весь их мир. Сюда они были привезены еще детьми; здесь их берегyт, как драгоценное CTaдо; здесь они живут и умирают, ничего не узнав об окружающем мире, не осознав даже, что такое жизнь». Фаворитки тоже бьти «первыми», «вторыми», а то и десятыми или сотыми... Но, в отличие от главных жен, первенство фавориток было весьма относительным. Султану ничто не мешало «осчастливить» своим монаршим расположением новую рабыню, чтобы тут же забыть о ее предшественнице. Мелек¬ханум писала: «Меня сопровождали одалиски, шеи которых были повязаны белыми платками с вышитыми на них стихами, и это означало весьма благосклонное отношение к ним господина». Этот сверкающий страстями калеЙДоскоп, по-видимому, развлекал всевластного султана, но управителям гapeMa приносил множество хлопот. Определить, кто сегодня настоящая фаворитка, а кто ¬ любимая жена, было непросто, учитывая непредсказуемость любовных фантазий падишаха. Неясность положения не давала покоя и самим фавориткам. Они мечтали лишь о том, чтобы забеременеть и произвести на свет принца или принцессу. Кроме самой радости материнства, это поднимало фавориток на новую ступень гаремной иерархии, превращая их в кадин. Но на этом пути их поджидали почти непреодолимые трудности. Кальфы Эти старые многоопытные рабыни, в том числе и бывшие наложницы, MHoгoe знали и MHoгoe умели. Каждая кальфа заведовала отдельным «департаментом» ¬ прислyгой, поварами, гардеробом, банщицами, лекарками, певицами, музыкантшами и т. д. Были TaK¬ же кальфы ¬ хранительницы печатей, церемонийместерши, заведующие протоколом, секретарши-¬письмоводительницы, дегyстаторши и пр. Кальфы сами покупали юных рабынь, исходя из потребностей cBoeгo «департамента», одевали, кормили и, главное, обучали новоиспеченных служанок TOHкостям ремесла. Сочувствуя участи несчастных рабынь, которыми когда¬то были сами, кальфы брали над ними доброе материнское попечительство. Предвидя, как непросто им будет добиться чего¬то в гapeMe, кальфы не упускали случая вьщать рабыню замуж, если появлялась подходящая партия. И даже давали им приданое, как poдной дочери. гapeMHbIe профессии требовали особых навыков и большой ответственности. К примеру, кальфа, KOTOрая исполняла должность первой наливальщицы KOфе, учила своих подопечных, как этот самый кофе Baрить, как подавать, как распознавать хорошие и плохие кофейные зерна, чтобы не навлечь на себя гHeB своих хозяев. Особое внимание уделялось сервировке. Роскошная посуда, в которой подавался кофе, как правило, была украшена эмалью и драгоценными камнями. Кальфы бьти хранительницами традиций гapeMa, eгo своеобразной культуры и обычаев. Они сами уже были частью гapeMa и о дрyгой судьбе не помышляли. Если умирала одна из жен султана, то наследницей считалась ее кальфа, которая, возможно, когда¬-то сама и купила на рынке девочку, а затем помогла ей вознестись на вершину гаремной пирамиды. Когда же умирала кальфа, то все ее имущество и даже накопленные деньги становились собственностью султана. Возможно, потому султаны и были так щедры со своими женами, что в конечном счете все потраченное возвращалось к ним самим. Простые рабыни «Жены султана, кадины и фаворитки почти никогда не покидают гapeMa, в котором они заживо погребены, ¬ писал Джордж Дорис. ¬ Что касается рабынь, то они иногда выходят за eгo пределы в сопровождении евнухов, чтобы сделать в городе необходимые покупки и выполнить всякие поручения. Но эти выходы становятся все более редкими; они были почти полностью отменены после ужасного CKaHдала, случившегося несколько лет тому назад. Директору крупного магазина новинок г¬ ну К., человеку обходительному и практичному, имевшему в числе CBOих клиентов и обитательниц дворца, пришла в голову удачная идея оборудовать на втором этаже cBoeгo Maгазина примерочные кабинки, в которых милые дамы могли бы находиться длительное время. Похоже, эти таинственные помещения имели два входа, и примерки, которые там совершались, не всегда имели в виду одежду, ибо вскоре после Toгo, как заведение посетила турецкая полиция, оно было закрыто. Надо ли гoворить, что за короткий срок eгo любезный директор нажил целое состояние!» Сотни женщин исполняли в гapeMe самую черную работy. Они готовили пищу и мыли посуду, шили и стирали, топили бани и убирали помещения. Им сносно платили, а со временем отпускали на свободу. В этот разряд попадали белые и черные женщины, которые, как считалось, не годились ни на что дрyгое. Хотя сами они верили, что вполне могли бы дать фору если не женам, то хотя бы фавориткам. Их уверенность имела веские основания ¬ султан Абдул¬Меджид был сыном рабыни, заведовавшей топкой печей в купальне. Как пишет Осман¬бей, однажды банщицу увидел входивший в купальню султан. Минутный каприз владыки обернулся беременностью paбыни, которая MгHoBeHHo была вознесена в paHг Kaдины. Но дело этим не кончилось, и в результате на свет появился будущий султан, а сама банщица в KOHце концов стала правительницей гapeMa с высшим титулом ¬ валиде¬султан. О подобных причудах султанов говорится и в «Tысяче и одной ночи»: «И халиф женился на закупщице и проспал с нею ночь, а Hayгpo отвел ей помещение и невольниц, чтобы прислуживать ей, и назначил ей помесячные выплаты и предоставил ей жилище среди своих наложниц». Последняя наложница бухарского эмира Болгарский культуролог Валентин Петров paCCKaзывал автору о встрече с последней наложницей буxapcKoгo эмира. Она была еще совсем юной девочкой, когда ее заприметила в общественной купальне дрyгая наложница эмира, которой было поручено подбирать для гaрема самых красивых девушек. Проследив за девочкой, узнав, где она живет и ее имя, посланница эмира отправилась в мечеть. Там, посмотрев родовые книги, имам сообщил, что девочке уже исполнилось тринадцать лет ¬ с этого возраста девушек можно брать в гapeM. В базарный день пышная свита направилась из дворца в бедные кварталы. Жители гадали, кому на этот раз улыбнется судьба. Попасть в гapeM caMoгo эмира бьто почетно, это сулило немалые выгоды. Ocтановившись у нужного дома, процессия преподносила родителям подарки и просила отпустить их дочь к благоородному эмиру. Родителям ничего не OCTaBaлось, как согласиться. В книге Роберта ван гулика «Искусство секса в Древнем Китае» читаем: «И хотя последователи KOHфуцианства и считали женщину существом низшего порядка в сравнении с мужчиной, что было в их понимании вполне естественно, так как Земля находится ниже Неба, они ни в коем случае не ненавидели и не унижали женщину, как это делали многие cpeДHeвековые христианские священники. Более Toгo, женщины пользовались своими закрепленными за ними законом правами, и одним из них было право на удовлетворение сексуальных потребностей. Хотя физический контакт был cTpoгo ограничен спальней, там мужчина должен был уделить каждой своей женщине личное внимание, KOTopoгo они были лишены, как только покидали ложе. В книге "Ли цзи" отмечается, что отказ в удовлетворении сексуальных потребностей женщины был серьезным скорблением, возраст, а не красота Moг позволить мужчине менять строгyю ледовательность и частоту посещений жен и наложниц. Там говорится: "Даже если наложница cтановится cтарой, до тех пор пока ей не исполнится пятьдесят лет, муж обязан coединяться с ней один раз в пять дней. Со своей CTOроны, когда ее провожают в eгo спальню, она должна быть чистой, аккуратно одета, волосы должны быть причесаны и уложены, на ней должно быть длинное платье и ее домашние туфли должны быть правильно застегнуты». Институт наложниц существовал на всем протяжении человеческой истории. Об этом говорится и в Ветхом Завете. «Библейская энциклопедия» сообщает: <...некоторые из самых благочестивых патриархов, как, напр., Авраам и Иаков, имели наложниц: Aгарь, Xeттyру и др. Подобные же примеры встречаются и во Bpeмена подзаконные, Судей и Царей, как, напр., MaHacсия, Халев, Гедеон, Саул, Давид, Соломон и др. ...Таким образом, наложничество представляется как слабость, допущенная древними патриархами частию по обычаю, принятому прежде их, частию по нетерпеливости иметь скорее потомство. Бог терпел эту слабость. Но при мер патриархов не дает оправдания для нее. Напротив, Свящ. Писание во многих местах дает видеть то ограничение этой слабости, то вредные по¬ следствия оной для семейного спокойствия, общеcTBeHHoгo благосостояния и чистоты нравов, то HaKOнец прямые запрещения как поведения несогласного с первоначальным учреждением брака и волей Божьей. Таким образом, Евангелие дает указание на священное ycтановление брака, eгo первоначальное высокое значение, и по духу eгo наложничество в настоящее время считается тяжким гpexoM, равняющимся блуду и прелюбодеянию» . Андрей Ланьков писал о том, как обстояли дела с наложницами во дворце короля Кореи: «...Никаких ограничений на их число не существовало. Обычно официально признанных наложниц было около 10-15, но в распоряжении короля бьти также и кунъне, то есть в буквальном переводе "женщины дворца" Кунъне являлись дворцовыми служанками. Они мьти, убирали, стирали, готовили, делали тысячи иных дел, без которых жизнь в oгpoMHoM дворцовом комплексе была бы невозможной. Однако кунъне не бьли просто служанками. При "поступлении на работу" они должны бьти быть девственницами и рассматривались как потенциальные наложницы короля. Король, если он только захотел, Moг провести ночь с любой приглянувшейся ему служанкой, хотя в действительности в королевской постели смогли побывать лишь очень немногие из них. Любая любовная связь с иным мужчиной для кунъне считалась тяжким yгoловным преступлением, она приравнивалась к измене супрyгy, то есть самому королю (даже в том случае, если король и в глаза ни разу не видел виновницу). Набирали кунъне раз в десять лет, при этом и они, и их родители должны были обладать хорошим здоровьем, а также не иметь среди своих предков тех, кто когда-либо осуждался за yголовные или политические преступления. Обычно на службу во дворец отбирали совсем маленьких девочек, которым было только пять--шесть лет, хотя бывали и исключения. Первые пятнадцать лет жизни во дворце считались временем ученичества, а потом девушки официально получали звание дворцовой прислужницы. Любопытно, что проводившаяся по этому случаю церемония была KOпией свадебного ритуала. Единственное отличие заключалось в том, что на этой "свадьбе" отсутствовал жених. Дело в том, что женихом (так сказать, "виртуальным женихом") был сам король и прошедшие церемонию женщины считались потенциальными Haложницами короля. Даже в том случае, если кунъне с годами покидала дворцовую службу и возвращалась в «большой мир», вступать в брак она больше не Moгла, ведь до конца жизни она все равно формально оставалась как бы "резервной наложницей" Eгo Величества. Однако мечтой большинства "женщин дворца" было стать настоящей наложницей, которую называли "хозяйкой задних покоев" ,для этого, во-первых, кyнъне должна была провести с королем ночь (кстати, Haзывалось это официально "подняться до королевской милости"). "Подняться до королевской милости" yдaвалось немногим, ведь для большинства прислужниц жизнь так и проходила на кухнях и в прачечных, в вышивальных мастерских и в кладовых дворца, то есть там, куда Eгo Величество, понятное дело, не заглядывал, где шансы попасться королю на глаза и привлечь к себе eгo внимание были практически нулевыми. Oднако даже сама ночь или две, проведенные в королевской постели, значили не очень MHoгo. Как правило,для Toгo чтобы стать официально признанной наложницей, женщина должна была родить королю ребенка. Удавалось это немногим, из примерно 300-400 Haходившихся во дворце кунъне полноправными кopoлевскими наложницами обычно становились Bceгo лишь 10-15 женщин. Большинству же дворцовых служанок оставалось надеяться на то, что со временем они CMOгyг сделать карьеру и дослужиться, скажем, до CTapшей служанки, cBoeгo рода фрейлины. Старшие служанки или непосредственно прислуживали королеве и наложницам, или же были начальницами всяческих дворцовых хозяйственных учреждений (кухни, прачечные, гардеробные и т. д.). И тем не менее большинство из них мечтало о том, что, может быть, и им улыбнется счастье, что и они тоже когда-нибудь CTaHyт матерями королевских сыновей. Вообще говоря, с политической точки зрения главная задача наложниц заключалась вовсе не в том, чтобы время от времени разделять с королем ложе и paдовать eгo своими прелестями. Им была поручена куда более важная миссия: обеспечивать стабильность династии, производя на свет сыновей - потенциальных наследников».

Katrine: Анна,Да, истинное значение слова "фаворит" было утеряно еще со времен Генриха третьего. " Институт фаворитов, приближенных к королю не столько по праву знатного происхождении и политической лояльности, сколько на основе личной преданности, был нормой придворной жизни XVI — XVII вв. Иногда эти отношения имели гомоэротический характер. Юные миньоны Генриха III Французского, начинавшие свою придворную карьеру в 17—18 лет, которым близость к королю давала власть и деньги и о женственности которых парижане распевали сатирические куплеты, были завзятыми дуэлянтами и с успехом волочились за придворными дамами (один из них, де Сен-Мегрен, был даже убит за то, что соблазнил герцогиню де Гиз). Генрих III называл их «моя дорогая банда» и писал де Келюсу: «Малыш, я целую твои руки и обнимаю тебя». Но точно такие же фавориты были и у гетеросексуальных монархов ." " «Король-Солнце» Людовик XIV, в отличие от своего отца, любил исключительно женщин, но что он мог сделать со своими родственниками и приближенными? Младший брат короля герцог Филипп Орлеанский обожал носить женское платье на балах и карнавалах (в детстве его так наряжали взрослые) и не скрывал своих любовных отношений с графом де Гишем и шевалье де Лоррэном, что не мешало ему быть успешным полководцем, вызывая у короля жгучую зависть. Периодически по поводу «нравов» «Мсье», как титуловали брата короля, и его окружения возникали громкие скандалы."

Анна: Katrine А откуда эти цитаты? Пожалуйста, указывайте их, если не сложно

Katrine: Цитаты из вот этой любопытной статейки

Ryana: urfine пишет: Я насчитала плюс к вашим еще как минимум 12 женщин. Тема названа - фаворитки. У короля их было строго говоря 3, и две жены. Одну жену можно назвать фавориткой. Даже Манчини была возлюбленной, но не фавориткой, остальные - любовницами, случайными связями. И их было намного больше 12, из имен называют не меньше 30, но это те, про кого хоть что-то известно. В остальном никто свечку не держал. Анна пишет: А вот тут есть неточность - потому что Богоданный - это прямой перевод крестного имени Людовика - Дьедонне (то есть Богдан) Еще неточность. Это имя, данное при рождении (там происходит малое крещение, но имя не крестильное), а при крещении он стал Людовиком 14. toulouse пишет: Так и остается загадкой: блондинка Атенаис ил брюнетка... что ли на голосование поставить Тут нет никакой загадки две первые фаворитки короля были блондинками, Фонтанж - рыжая, тициановская блондинка, если хотите. toulouse пишет: еще вариант - парик Слышала, что это было желание Монтеспан - изобразить с темными волосами. Я не очень поняла, так как с французским не сильно дружу. Katrine пишет: Король-Солнце» Людовик XIV, в отличие от своего отца, любил исключительно женщин, Людовик Тринадцатый был целомудренным, кроме жены никого не знал. Это все наговоры Рео.

Zoreana: Ryana пишет: Тема названа - фаворитки. У короля их было строго говоря 3, и две жены. Одну жену можно назвать фавориткой. Даже Манчини была возлюбленной, но не фавориткой, остальные - любовницами, случайными связями. И их было намного больше 12, из имен называют не меньше 30, но это те, про кого хоть что-то известно. В остальном никто свечку не держал.Может возлюбленные короля? Спасибо за темуKatrine

Zoreana: urfine Это описание гарема в Османской империи,были ли такие же правила в других арабских странах.

urfine: Ryana , вы пишите всегда - словно бой даете. Всегда ринг прямо какой-то (по-моему впечатлению). Ryana пишет: Тема названа - фаворитки. У короля их было строго говоря 3, и две жены. Одну жену можно назвать фавориткой. Даже Манчини была возлюбленной, но не фавориткой, остальные - любовницами, случайными связями. И их было намного больше 12, из имен называют не меньше 30, но это те, про кого хоть что-то известно. В остальном никто свечку не держал. Каюсь, что ввела всех в заблуждение относительно фавориток и не учла название темы. Я просто счилала женщин-любовниц Людовика 14. Фаворитки тоже женщины и тоже любовницы, вот я и причислила к ним "моих 12" а оказалось, что любовницы - это женщины, но не фаворитки. Так я и не утверждала, что их (любовниц) было 12, я просто сказала, что сама столько насчитала, когда считала. Я не занималась уж так внимательно этой стороной жизни Людовика 14, поэтому считала только тех, кто более известен и кого смогла найти сразу, если "копать глубже" так понятно, что можно найти и 30, и 40 .... а в остальном как вы говрите : "свечку никто не держал". Ryana пишет: Людовик Тринадцатый был целомудренным, кроме жены никого не знал. Это все наговоры Рео. Просто читая про свечку в начале вашего поста, захотелось спросить, а с Людовиком XIII свечку кто с держал, что извесно, что кроме жены ни-ни?

Ryana: Zoreana пишет: Может возлюбленные короля? Расширить тему - хорошая идея. urfine пишет: Так я и не утверждала, что их (любовниц) было 12, я просто сказала, Вы просто сказали, что знали вы, а я сказала, что знала я. Лично к вам я претензий не имею, не знаю отчего вы их имеете ко мне. Не поняла вашего замечания. urfine пишет: Просто читая про свечку в начале вашего поста, захотелось спросить, а с Людовиком XIII свечку кто с держал, что извесно, что кроме жены ни-ни? Держали. Такие вещи не проходят незамеченно. Нельзя не заметить одного случая, а вот не обращать внимание на систематические случаи - можно. Иными словаи людям было без разницы с Машей или Таней. Если эти женщины не играли никакого значения. А вот сам факт возможности этого - тут мимо не пройдешь. В общем повторюсь, я рассказала, что знала. Потому ему даже прозвище дали Целомудренный. Впрочем такая же ситуация с Луи 16. Во Франции это через одного Бурбона получалось.

Katrine: Ryana пишет: Расширить тему - хорошая идея Полностью поддерживаю) Давайте обсуждать не только официальных фавориток, но и нерфициальных - т. е. кратковременные увлечения короля, или , как сказала urfine , фавориток при фаворитках Название темы этого не ограничивает (я же не назвала ее "Официальные фаворитки ..."), тем более что я уже начала выкладывать в тему инфу о них (принцесса Монако, Манчини и т. д.). А про официальных - это так, для затравки

Ryana: Katrine пишет: я же не назвала ее "Официальные фаворитки . Это масло масленное. Потому как официальные любовницы и есть фаворитки. Возлюбленные - мне понравилось, либо просто банальное - любовницы. А еще можно свернуть длинные посты, а то очень неудобно пользоваться темой. Это, я к администратору с просьбой.

Анна: Katrine Давайте я сверну первое сообщение. Или можете сделать это сами. Оставим первый абзац? И название темы тоже можно изменить. На какое?

Анна: Ryana пишет: Возлюбленные - мне понравилось, либо просто банальное - любовницы. Женщины в жизни Людовика XIV?

Ryana: Анна пишет: Женщины в жизни Людовика XIV? Мне нравиться больше остальных.

Katrine: Да, первый абзац давайте оставим, а остальное можно сворачивать. С названием я погорячилась, но не судите строго, все-таки первая моя тема "Женщины в жизни Людовика XIV" - очень даже) оставляем))))

Zoreana: Ryana пишет: Во Франции это через одного Бурбона получалось.А Луи 15? как-то он был любителем дам.

Ryana: Zoreana пишет: А Луи 15? как-то он был любителем дам. Да. Я про внука короля - герцога Бурбонского вспонила, он тоже в святоши записывался.

Katrine: Продолжаем изучение возлюбленных Людовика: Нашла в интернете вот такой внушительный список Я в тихом шоке.

Леди Искренность: Katrine пишет: Я в тихом шоке. Боюсь только, что точного списка не назовет никто. И как только болячек не нахватался, любвеобильный наш... Ну это еще ничего, кстати. У Пушкина больше сотни, как говорят, было.

Katrine: Леди Искренность пишет: И как только болячек не нахватался, любвеобильный наш... А не факт, что не нахватался Леди Искренность пишет: У Пушкина больше сотни, как говорят, было. Говорят много чего, уже и не знаешь, чему и кому верить Хотя, все гении были со своими тараканами

Леди Искренность: Katrine пишет: Говорят много чего, уже и не знаешь, чему и косу верить Про Пушкина мне в музее Пушкина (не путать с музеем имени Пушкина) экскурсовод рассказывал и показывал даже его знаменитый список, где он их отмечал, а как до сотни дошел - бросил.

Katrine:

Zoreana: И что это много!!!За всю жизнь !!

Ryana: Леди Искренность пишет: экскурсовод рассказывал и показывал даже его знаменитый список, где он их отмечал, а как до сотни дошел - бросил Вот всегда не любила Пушкина, что за отвратительная манера относиться к людям, как к развлечению!

Katrine: Леди Искренность ,меня заинтересовало то, что вы сказали, порылась в сетевых ресурсах, и нашла целую книгу, посвященную амурным похождениям Пушкина. Вот небольшой отрывок, в нем говорится о том самом списке.Важный переворот подготовлялся в его жизни. Надо полагать, в эти месяцы он часто возвращался мыслью к своему романическому прошлому. В одну из таких минут он набросал в альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой длинный список женщин, которых любил в былые годы. Этот перечень в специальной Пушкинской литературе получил название Дон-Жуанского списка. Собственно говоря, это не один список, а целых два. В первом, по большей части, мы находим имена женщин, внушивших наиболее серьезные чувства поэту. На последнем месте здесь поставлена Наталья—его будущая жена. Во второй части перечня упомянуты героини более легких и поверхностных увлечений. Вот первая часть Дон-Жуанского списка: Наталья I Катерина I Катерина II NN Кн. Авдотия Настасья Катерина III Аглая Калипсо Пулхерия Амалия Элиза Евпраксея Катерина IV Анна Наталья. А вот вторая половина: Мария Анна Софья Александра Варвара Вера Анна Анна Анна Варвара Елизавета Надежда Аграфена Любовь Ольга Евгения Александра Елена. Не следует забывать, что перед нами только салонная шутка. Дон-Жуанский список в обеих частях своих далеко не полон. Кроме того, разделение увлечений на более серьезные и на более легкие не всегда выдерживается. Вторая часть вообще дает много поводов к недоумениям, и некоторые имена, здесь записанные, остаются для нас загадочными. Не то в первой части: почти против каждого имени современный исследователь имеет возможность поставить фамилию, дав при этом более или менее подробную характеристику ее носительницы. Поэтому Дон-Жуанский список, при всех пробелах своих, является все же незаменимым пособием для составления подробной летописи о сердечной жизни поэта. И вообще книга интересная, открывает нам его совершенно с другой стороны "Дон-Жуанский список А.С. Пушкина" П.К Губер Читаю и удивляюсь - как при строгой морали прошедших веков люди умудрялись быть настолько распущенными

Эвелина: Katrine пишет: Читаю и удивляюсь - как при строгой морали прошедших веков люди умудрялись быть настолько распущенными[/quote А люди во все времена одинаковые. Моя прабабушка говорила: "Раніше те саме було, тільки приховували".(єто я смягчила, а то вариант был бы непечатный)

Леди Искренность: Ryana пишет: что за отвратительная манера относиться к людям, как к развлечению! Он не один такой был, это мода была такая со списком этим. А как вы относитис к моральному облику Луи?

Ryana: Леди Искренность пишет: А как вы относитис к моральному облику Луи? Хм, пока вы не спросили - никак. Но если подумать - это так по-французски. Мне куда больше нравиться бабники, чем святоши. Да и вам тоже. Вам же нравиться Пейрак. Представьте себе его девственником - вот уж умора бы была.

Леди Искренность: Ryana пишет: Мне куда больше нравиться бабники, чем святоши. Да и вам тоже. Вам же нравиться Пейрак. Вот с этим согласна. Бабники куда как приятнее и веселее.

Zoreana: Ryana пишет: Вам же нравиться Пейрак. Представьте себе его девственником - вот уж умора бы была. Никто же не подсчитывал его любовный связей?Думаю ,что у него больше

urfine: Zoreana пишет: Никто же не подсчитывал его любовный связей?Думаю ,что у него больше Да, может и больше, а может и нет, но в отличии от Людовика не ставил своих женищин в такое унизительно положение: -в одной комнате жена, новая фаворитка и почти брошенная старая фаворитка (вынужденная прикрывать новую связь короля)- собранные вместе для демонстрации мира в "королевском гареме". -наличие жены, официальной фаворитки, и еще кучи мимолетных связей одновременно Граф был верен избранной им женщине и не имел нескольких связей одновременно и в этом отношении с женщинами не играл. Как Жоффрей де Пейрак сам говорил, цитируя Андрея Капеллана: Но давайте не будем отвергать и сентиментальную восторженность, которая, будучи не чужда желанию, возвышает и облагораживает его. Поэтому я считаю, что тот, кто хочет познать истинную любовь, должен пожертвовать ей свое сердце и чувства, ведь, как говорил Андре Капеллан: «У возлюбленного должна быть только одна возлюбленная. У возлюбленной должен быть только один возлюбленный». Выбирайте, любите и расставайтесь, когда устанете друг от друга, но не уподобляйтесь ветреным любовникам, которые, одурманенные страстью, пьют из всех кубков одновременно, не превращайте храм Любви в скотный двор.

Zoreana: urfine пишет: Граф был верен избранной им женщине и не имел нескольких связей одновременно и в этом отношении с женщинами не играл. Как Жоффрей де ПейракЭто конечно украшает его ,но он все же был полигамен.

Леди Искренность: Мужчины все полигамны. Вы знаете многих, у кого за всю жизнь была только одна женщина?

Наталия: Леди Искренность пишет: Вы знаете многих, у кого за всю жизнь была только одна женщина? А как много вы знаете женщин в наше время, у которых за всю жизнь был лишь один мужчина? Леди Искренность пишет: Мужчины все полигамны. Извините конечно, но вывод этот из разряда "Все мужики сво..." , ну или утешение для женщин и оправдание для мужчин

Леди Искренность: Наталия пишет: как много вы знаете женщин в наше время, у которых за всю жизнь был лишь один мужчина? Ну, пару-тройку назову стразу, еще нескольких, если подумаю. А вот мужчину ни одного.

Наталия: А вообще забавная тема Даже беря в расчет то, что женщин больше чем мужчин (слава богу не на много ) и у мужчин за всю жизнь бывает более 1 партнерши, то с кем же они спят если женщины так целомудренны? Хотя возможно что впечатление о том что у женщин меньше партнеров чем у мужчин партнерш складывается из того что первые не любят говорить об их наличии а вторые об их отсутствии Ну а если отойти от домыслов и обратиться к статистике то цифры одинаковы

Zoreana: Леди Искренность пишет: Вы знаете многих, у кого за всю жизнь была только одна женщина?Да !Бывают такие! Просто Луи такой ,как и все мужчины. И немного у него было.

Ryana: Леди Искренность пишет: Мужчины все полигамны. Тут имеется ввиду одновременно.

Леди Искренность: Наталия, мне уже нравится ваш подход к вопросу. А то думала я здесь одна с такими взглядами...

urfine: Леди Искренность пишет: А то думала я здесь одна с такими взглядами... Ты здесь никогда не одна

Наталия: Леди Искренность пишет: Наталия, мне уже нравится ваш подход к вопросу. А то думала я здесь одна с такими взглядами... А разъясните пожалуйста

Леди Искренность: Наталия пишет: разъясните пожалуйста под этой фразой я имела ввиду, что вы разделяете мою позицию (по крайней мере мне так показалось) о том, что нет ничего плохого в том, если в жизни женщины было много мужчин.

Gal_gu: Я не люблю бабников (Луи), люблю соблазнителей (Жоффрей). Какая разница? Бабник относится к женщине, как к предмету потребления. Его интересует в первую очередь то, что находится ниже пояса, как говорил де Вард (еще один бабник). Это ужасно скучно, все время одно и тоже! Соблазнитель относитсся к женщине, как к предмету искуства, т е его сначала интерисует все остальное, а в последнюю очередь, то, что ниже пояса. А значит сам процесс может туда и не дойти, но сам по себе разнообразен и интересен и захватывает.

Леди Искренность: Gal_gu пишет: Я не люблю бабников (Луи), люблю соблазнителей (Жоффрей). Вот! Прекрасно сказано. Я бы даже сказала не соблазнителей, а обольстителей... И еще рядом с таким мужчиной все женщины вокруг чувствуют себя богинями... Кстати, такие мужчины не только в книжках встречаются. Лично с несколькими знакома.

Наталия: Gal_gu полностью с Вами солидарна. Бабник многое может взять у женщины, в то время Обольститель (ЛИ я тоже предпочитаю это слово ) легко и непринужденно отдает

Эвелина: Только в качестве мужа хотели бы его иметь?

Gal_gu: Наталия и ЛИ, девочки, Полность согласна, именно слово обольститель полно отражает сущность этого типа мужчин. ЛИ, спасибо за опредиление. А насчет мужа,Эвелина , то я уже 14 лет замужем за таким вот обольстителем. Кстати, очень интересно наблюдать, как дамы "тают и расцветают" в его присутствии и заигрывают, нисколько меня не стесняясь.

Леди Искренность: Gal_gu пишет: слово обольститель полно отражает сущность этого типа мужчин. Просто соблазнитель, он обхаживает ради интима, а обольститель он по жизни такой. Он может ничего и не ждет от женщины, но одно его присутствие, одно слово заставляет чаще биться наши слабые сердца.

Gal_gu: Леди Искренность Угу! Возвращаясь к теме, Людовик под такое определение никак не подходит! А значит, он не герой моего романа!

Gal_gu: Katrine пишет: Это была г-жа д'Обинье, дочь знаменитого Агриппы д'Обинье Позвольте понудить, Франсуаза была дочкой Агриппы или внучкой? Такая удручающая всеядность короля говорит о наличии какого-то комплекса (комплексов) и (или) сексуального растройства. Где-то и в чем-то Его Величество чувствовало себя очень ущербным и пыталось "количеством" заглушить это ощущение. Появление любовниц при династийных браках, вещь вполне понятная. А вот превращение этих любовниц в фавориток, придание им некого официального статуса - это явная характеристика абсолютизма и ослабления власти церкви. Все происходит по принципу: Я, помазанник божий, а заначит мне решать, что мне можно, а что нельзя, и что для меня хорошо и плохо! Постулат римского права: Государь не подвластен законам (оно самое - право принца). Положение Монтеспан иллюстрирует это очень ярко. Она занимает положение неофициальной жены, которая должна терпеть другие побочные связи и делать красивую мину при плохой игре. Стало даже немного жалко "бедную" Атенаис Если положение безхребетной Марии-Терезии гарантировал, скажем так, "штамп в паспорте", то у Атенаис никаких гарантий не было! Она должна была знать очень много секретов, если Людовик предпочел от нее откупиться, а не отдать правосудию. Вот как-то не верится мне в эту душещипательную историю о его любви, которая потом вдруг вот так прошла и превратилась в равнодушие. Есть какие-нибудь сведения о том, что ее переписку проверяли после удаления от двора? Очень преувеличено влияние фавориток на Людовика. Например, Нантский эдикт был отменен по экономическим причинам, а не из-за влияния Франсуазы. Королю нужно было "законно ограбить" протестантов, чтобы пополнить пустеющую казну. "Власть и роль" фаворитки настолько велика насколько бесцветна, безинтересна и безвольна королева. Вопрос для сравнения, каким было положение вещей при дворе Генриха 4, еще одного любителя женщин. Кстати, у кого было больше любовниц у Генриха или Луи?

urfine: Gal_gu пишет: Позвольте понудить, Франсуаза была дочкой Агриппы или внучкой? Внучкой. Она дочь Константа д’Обинье, сына Агриппы. Gal_gu пишет: Вопрос для сравнения, каким было положение вещей при дворе Генриха 4, еще одного любителя женщин. Кстати, у кого было больше любовниц у Генриха или Луи? Да, вопрос интересный. Думаю, что где-то одинаково, хотя может у Генриха и больше. Но надо заметить, что у Генриха 4, обе жены были очень даже активными женщинами. Марии-Терезии до них далеко. Да, а средневековым королям с любовницами иногда туго приходилось. Короля Филиппа-Августа даже от церкви отлучали. Кстати, на очень хорошем и интересном историческом французском форуме нашла результаты вот такого голосования: Самый лучший король Франции и самый худший король Франции (1515-1789):

Анна: Gal_gu пишет: Она должна была знать очень много секретов, если Людовик предпочел от нее откупиться, а не отдать правосудию. И не убрать тихо Птифис не считает Атенаис виновной в деле о ядах. А ты как думаешь? Вот как-то не верится мне в эту душещипательную историю о его любви, которая потом вдруг вот так прошла и превратилась в равнодушие. Такое запросто бывает в жизни - и любовь могла пройти, и устать он от нее мог, и новая любовь могла перебить старую Тем более что Атенаис покинула Версаль, когда Людовик уже давно был женат на Франсуазе Маша,Спасибо за выложенные таблички. Очень интересная картина получается. Вы не знаете, как анализируются подобные данные? По логике вещей, самым худшим должен быть назван шестнадцатый, поскольку при нем пала монархия. А называют предпоследнего. И совсем забыли второго Генриха м первого Франциска. Gal_gu пишет: Очень преувеличено влияние фавориток на Людовика. Например, Нантский эдикт был отменен по экономическим причинам, а не из-за влияния Франсуазы. Королю нужно было "законно ограбить" протестантов, чтобы пополнить пустеющую казну. Ну разумеется, Франсуаза тут не при чем. Ее роль в отмене Нантского эдикта, это, скажем, так, история для красного словца, или же иллюстрация "роли личности в истории", которая переходит из одной книги в другую. Но вот насчет чисто экономических причин отмены эдикта - не согласная я Тут все сложнее. Протестантов усиленно заставляли переходить в католичество, а при желании ограбить этого бы не делали. Тем более что экономически на этом деле Людовик потерял. Но это надо обсудить в отдельной теме. urfine Тут уже зашел разговор о Нантском эдикте - вы обещали выложить материалы

Анна: Gal_gu пишет: Постулат римского права: Государь не подвластен законам (оно самое - право принца). А где это написано? Это положение относится к принципату или доминату? Ссылку в студию! Насколько мне известно, согласно римскому праву, все очень хитро: «То, что угодно государю, имеет силу закона, т.к. именно народ посредством Lex regia, дающим высшую власть, сообщил ему свою верховную власть и силу». Поправьте, пожалуйста! Но это имеет отношение к Риму. Древнему. Тем более, что там императоров меняли довольно часто и довольно просто. А в европейском праве было многое от салического права и прочего, и еще от Церкви. Бедняге королю приходилось все время совершать грех Gal_gu пишет: Если положение безхребетной Марии-Терезии гарантировал, скажем так, "штамп в паспорте", Вот не согласна я с наездами на королеву Марии-Терезии было, конечно, очень обидно такое отношение короля. Но она не только не смогла, она не захотела влезать во все эти интриги и гонять фавориток, а, пользуясь своим официальным положением, выбрала себе хорошую нишу. Тем более что король не собирался ни рубить ей голову, ни отправлять в монастырь.

Leja: Что касается Луизы,то мне жуть как понравилась фраза из Тайны Версаля-Ла Вальер думала,что короля можно любить как обычного мужчину(от себя добавлю-надеялась,что ему нужна большая и чистая любовь),поэтому и провела остаток жизни в монастыре. Очень жаль,что Людовик так и не оценил каким сокровищем обладал,она ведь его до умопомрачения любила.Монтеспан-женщина,в которую сложно не влюбится. Она прекрасна,гордая,красивая,капризная,умная,уверенная. Ей вобщем очень шла роль королевы. Эта мадам долго получала от короля все,что хотела,кроме верности,искренности и заботы. Скажем так,получала все материальные блага.С Метенон сложнее. Апприори она мне нравилась. Я думала-вот женщина,ради которой король полностью изменил свою жизнь. Но почитав побольше,я поняла,что эта тихушница-гадина и лицемерка редкая. Противно даже говорить о ней.А жизнь он изменил,что бы духовники отвязались и адом мужчинку насмерть запугали. Кто что думает по этому поводу?

Леди Искренность: В принципе про первых двух согласна. Про Ментенон остерегусь так категорично, так как не владею в должной мере информацией, но мне она кажется занудой. Leja пишет: Людовик так и не оценил каким сокровищем обладал,она ведь его до умопомрачения любила. А так всегда и бывает. Мужчины они завоеватели, им нравятся стервы. Чтобы боялись потерять, каждый день покоряли и ловили завистливые взгляды соперников. Слепое обожание они принимают как данность, оно тешит их самолюбие, но такие женщины им неинтересны. Отсюда и долгое "правление" Монтеспан и любовь к нашей героине, если включить ее в список.

Leja: Леди Искренность пишет: Мужчины они завоеватели, им нравятся стервы. Чтобы боялись потерять, каждый день покоряли и ловили завистливые взгляды соперников. Слепое обожание они принимают как данность, оно тешит их самолюбие, но такие женщины им неинтересны. Отсюда и долгое "правление" Монтеспан и любовь к нашей героине, если включить ее в список. Так пусть страдают как страдаем мы! Молодец Анжелика грамотно линию завоевания если можно так сказать выстроила. Весь мозг бедолаге вынесла-чтоб ценил собака и не тиранил.

Леди Искренность: Leja пишет: Так пусть страдают как страдаем мы! Молодец Анжелика грамотно линию завоевания если можно так сказать выстроила. Весь мозг бедолаге вынесла-чтоб ценил собака и не тиранил. Вот, вот.

Leja: 1)Явление фаворитизма в целом - его положительные и отрицательные стороны. В принципе в том сильно коррумпированном обществе,которым являлась Франция в 17-18 веках,явление фаворитизма смотрится очень естесственно. Положительные стороны-возможный патронаж искусству,оттягивание народного гнева с персоны государя на фаворитку и министров,представительские функции(королевы не все с ними справлялись). Отрицательные-возможное вмешательство в управление страной некомпетентных лиц,протежирование "нужных",но не всегда полезных стране деятелей искусства,науки и политики,трата государственных средств на прихоти любовниц. 2)Личности фавориток Людовика. Какая из них все-таки имела большее влияние на короля? Монтеспан в свое время обладала огромным влиянием,если бы не подкачавшая внешность,десять родов сделали свое черное дело,то может и дальше бы влияла. Так же повредили ее истерические поиски способов удержать короля и подковерные интриги Скаррон,которая и сына,и любовника при случае старалась настроить против Атенаис.Манчини умела нажать на нужную кнопку,но так она даже и любовницей не стала,то сложно сказать как далеко могло бы зайти ее влияние. Ну и псевдо-верующая как бы добродетельная Скаррон сумела таки запугать мужика адом. Он действительно верил,что она поможет ему спасти душу и позволял переодически лезть во власть,драматические последствия на лицо 3)Прототипы в романе - насколько образы из "Анжелики" соответствуют действительности? Многие прорисованы очень неплохо,видно что использовались архивы 4)Во время поиска информации я всерьез задумалась - а не является ли Анжелика де Руссиль прототипом Анжелики книжной? Или это просто совпадение? Врядли,Анжнлика де Фонтанж просто красивая наивная девочка,которую недолго любил король. Она умерла после неудачных родов.

Анна: Leja пишет: Ну и псевдо-верующая как бы добродетельная Скаррон сумела таки запугать мужика адом. Вы считаете, что Скаррон была неверующей (атеисткой) или, скажем так, псевдовоцерковленной?

Leja: Анна пишет: Вы считаете, что Скаррон была неверующей (атеисткой) или, скажем так, псевдовоцерковленной? Угу! Просто извините,меня тошнит,когда я читаю о фанатичной католичке,которая предложила отбирать детей у протестантских родителей и крестить их в католичестве,при этом она искренне полагала,что пропогандирует ненасильственный метод обращения. А сама 3 раза меняла религию! Это ни в какие ворота! Да,до Генриха 4 ей далеко,но рыло все равно в пуху,поэтому не фиг позиционировать себя словно ты святее папы Римского. А ведь именно ее сомнительная преданность католичеству и толкала ее на путь воинствующей монашки. Так же возмущает ее сомнительная доброднтель,Ла Вальер всегда признавала свой грех и каялась,а эта дешевка красотка сначала провела бурную молодость(Виларсо,Д Альбре,..),потом стала практически официальной потаскухой фавориткой его величества,а потом стала из себя праведницу корчить. Чего стоят одни ее двусмысленные церемонии церемонии вдовствующей королевы в Сен-Сире,а ведь королевой ее Луи к счастью так и не сделал. Честолюбия и выскочкости выше крыши.

Ryana: Leja пишет: В принципе в том сильно коррумпированном обществе,которым являлась Франция в 17-18 веках, Простите, не по теме. Но сильно коррумпированное общество сейчас не меньше. Времена меняются, а нравы остаются.

Анна: Leja пишет: Угу! Так она была атеисткой? Не верила в существование Бога? Или ей была безразлична конфессиональная принадлежность?

Leja: Ryana пишет: Времена меняются, а нравы остаются. Меняются проявления коррупции:) Меня еще при первом прочтении романа поразил факт покупки отцом Фила должности полковника сыну. Многие должности покупались открыто,кроме пожалуй интендантов. Сейчас если сыну надо дать чин,его определяют в горячую точку в тихий тыл,там год за два и конечно дают соответствующую должность,чтоб было куда расти,но все же полковника сразу никто не получает

Анна: Leja пишет: Меня еще при первом прочтении романа поразил факт покупки отцом Фила должности полковника сыну. А это не было коррупций. Все было официально и легально.

Leja: Анна пишет: Так она была атеисткой? Не верила в существование Бога? Или ей была безразлична конфессиональная принадлежность? Все не так открыто,я думаю она искренне верила,что вполне имеет право поучать других,так как сама уже встала на путь истинный. Собственно ни один алкаш себя не считает алкашом,ни один ханжа не считает себя ханжой,напротив большинство действительно верят в то,что они почище окружающих и имееют моральное право тыкать в глаза и искать соломинки,и только окружающие видят их бревна. Итог-сама она не считала себя атеисткой,это исключено,но при короле протестанте(если бы Луи перешел в еретическую веру:)))) ) она бы так же рьяно отстаивала гугенотов и проявила бы себя рьяной гугеноткой. А какой точки зрения вы придерживаетесь?

Leja: Анна пишет: А это не было коррупций. Все было официально и легально. Я бы все равно сказала,что это определяет общую коррумпированность,но спорить не стану,не имею достаточно оснований

Анна: но при короле протестанте(если бы Луи перешел в еретическую веру:)))) ) она бы так же рьяно отстаивала гугенотов и проявила бы себя рьяной гугеноткой. Думаю, да, но это не атеизм. Это прагматичное отношение к конфессиям. К вере в существование Бога это отношения не имеет. С другой стороны, Франсуаза в детстве религию не выбирала, за нее это сделали родители, а потом могла быть и искренней. Почему вы думаете, что она ханжа и лицемерка. С возрастом люди меняются. Возможно, что ее стремление к власти вполне уживалось с искренним отношением к католицизму?

Leja: Анна пишет: Думаю, да, но это не атеизм. Это прагматичное отношение к конфессиям. По вашему прагматичное отношение к конфессиям сочетается с предложением разлучать гугеноток с детьми? Анна пишет: С другой стороны, Франсуаза в детстве религию не выбирала, за нее это сделали родители, а потом могла быть и искренней. Да и они выбрали католичество,потом было протестанство,которое она только под давлением сменила на католичество,хорошо пусть потом она что-то осознала,но это не дает ей права делать из себя идол в Сен-Сире и строить святошу. Анна пишет: Почему вы думаете, что она ханжа и лицемерка. Кроме того,о чем я уже писала,могу добавить странные фразы, сказанные ею в Сен-Сире и Версале Я предпочитаю скромный ужин с вами придворной трапезе Все мужчины-тираны,а мой муж был еще и королем Замужество не так прекрасно как вам кажется. Мужчины будут вытворять с вами ужасные вещи и пытаться сломить вашу волю сладкими словами. Время замужества со Скарроном было счастливейшим в моей жизни. Эгоистом жил,эгоистом умер(о Луи) При этом все мы прекрасно знаем,как она рвалась во двор,плела интриги,предала покровительницу,заискивала перед духовенством и королевой,давила на короля,что бы он признал брак,а какую комедию ломала,что бы склонить короля к его заключению! Зачем она это делала? хотела удовлетворить больное честолюбие,что ж ее право,но давайте называть вещи своими именами

Ryana: Leja пишет: Меня еще при первом прочтении романа поразил факт покупки отцом Фила должности полковника сыну. Многие должности покупались открыто,кроме пожалуй интендантов. Согласна с Анной, что это не коррупция, а официальная возможность. Купить чин полковника - это значит покупался полк (содержание, абмундирование, провизия и т.д.), ну а полком руководит тот, кто купил, т.е. полковник. Leja пишет: По вашему прагматичное отношение к конфессиям сочетается с предложением разлучать гугеноток с детьми? Скажите пожалуйста, а почему в драгонадах вы обвиняете Ментенон? Даже в книге про Анжелику есть об этом информация. Детей уже отнимали у родителей, а при дворе пока еще была Монтеспан. А сами драгонады возникли до эры Ментенон.

Leja: Ryana пишет: Скажите пожалуйста, а почему в драгонадах вы обвиняете Ментенон? Она это поддерживала,хотя сама была протестанткой. Монтеспан была католичкой и только католичкой. К тому я ее обвиняю не столько в самих драггонадах-Луи это решение и без нее бы принял,а в ее отношении. Ryana пишет: Даже в книге про Анжелику есть об этом информация. Кстати в Анжелике тоже двойной образ создается-в пятом томе Ментенон характеризуется как опасная интригантка. Изначально Анж считает ее простушкой,но потом видит ее скрытую гордыню и желание любой ценой пробиться наверх,тогда и решает,что с ней надо поддерживать отношения. Это когда Франсуаза признается,что заваливает короля прошениями,не смотря на то,что он отмахивается от нее как от назойливой мухи,потому как хочет не только пенсию,но и попадаться ему на глаза,чтобы может однажды он ее заметил и она стала его любовницей,как ей нагадали

Ryana: Leja пишет: Она это поддерживала,хотя сама была протестанткой. Она физически не могла высказыаться по этому вопросу и чего-то поддерживать потому как не имела никакого значения при дворе. Иными словами драгонады начались значительно раньше ее "карьерного роста" при дворе. Т.е. в ваших словах исторический анахронизм. Leja пишет: Она это поддерживала,хотя сама была протестанткой. Насколько мне известно, протестанткой она была в раннем детстве. Я правда не знаю принимала ли она протестантство или просто жила в протестантской вере. И именно поэтому ее обвиняли, что она позволяет себе непопулярное сочувствие к бывшим братьям по вере. Leja пишет: Кстати в Анжелике тоже двойной образ создается-в пятом томе Ментенон характеризуется как опасная интригантка. Это в новой версии. Насколько я помню, в старой книге она исчезла уже после 3 тома и упоминалась только в последнем изданном. Leja пишет: Изначально Анж считает ее простушкой,но потом видит ее скрытую гордыню и желание любой ценой пробиться наверх,тогда и решает,что с ней надо поддерживать отношения. Что отлично характеризует Анжелику. Вроде два сапога пара. Leja пишет: Это когда Франсуаза признается,что заваливает короля прошениями,не смотря на то,что он отмахивается от нее как от назойливой мухи,потому как хочет не только пенсию,но и попадаться ему на глаза,чтобы может однажды он ее заметил и она стала его любовницей,как ей нагадали В моем варинте не было во так откровенно.

Анна: Leja пишет: По вашему прагматичное отношение к конфессиям сочетается с предложением разлучать гугеноток с детьми? Одно другому не противоречит и не подразумевает. Я говорила о другом - верила ли Франсуаза в существование Бога? (что тоже не противоречит, и не подразумевает вышеописанного поведения). Leja пишет: Я предпочитаю скромный ужин с вами придворной трапезе Все мужчины-тираны,а мой муж был еще и королем Замужество не так прекрасно как вам кажется. Мужчины будут вытворять с вами ужасные вещи и пытаться сломить вашу волю сладкими словами. Время замужества со Скарроном было счастливейшим в моей жизни. Эгоистом жил,эгоистом умер(о Луи) Но что тут лицемерного? Человек может стремиться к определенной цели и не питать при этом иллюзий. Полного счастья не бывает.

Leja: Анна пишет: Я говорила о другом - верила ли Франсуаза в существование Бога? Ой,ну здесь,чтоб не соврать говорить не буду. А вы что думаете?

Leja: Анна пишет: Но что тут лицемерного? Человек может стремиться к определенной цели и не питать при этом иллюзий. Ох,да что вы! Она Луи исключительно красиво убеждала в своей глубокой привязанности,преданности,восхищении и обожании. Она вообще любила льстиво поддакнуть. А потом эгоистом жил-эгоистом умер. Мне за Луи очень обидно

Ryana: Leja пишет: Она Луи исключительно красиво убеждала в своей глубокой привязанности,преданности,восхищении и обожании. Она вообще любила льстиво поддакнуть Тоже есть цитаты?

Leja: Ryana пишет: Тоже есть цитаты? Да,можно посмотреть и в фильме "Путь Короля", и книге "Королевская Аллея". Это первое,что пришло в голову. Конечно есть и другие источники

Leja: Кстати если уж обсуждаем фаворитизм,кому кто из фавориток нравится и почему? Я очень по-женски сочувствую Ла Вальер и Фонтанж. Ла Вальер вообще что называется не готова была зубами и когтями бороться за любовника,просто не умела. Она очень женственная,хрупкая,нерешительная. Интересна фигура Атенаис. В ней есть и красота и шарм и умение себя подать,но как же она ихмо бессердечна. Надо же было так издеваться над бедняжкой Луизой,а ведь именно благодаря ее наивности Монтеспан и удалось привлечь внимание монарха.

Анна: Leja пишет: Она Луи исключительно красиво убеждала в своей глубокой привязанности,преданности,восхищении и обожании. Она вообще любила льстиво поддакнуть. А потом эгоистом жил-эгоистом умер. Мне за Луи очень обидно Но мне кажется, что человека можно любить, восхищаться, обожать, но при этом считать эгоистом

Ryana: Leja пишет: Да,можно посмотреть и в фильме "Путь Короля", и книге "Королевская Аллея". Это первое,что пришло в голову. Конечно есть и другие источники Но там нет тех цитат, которые привели вы. Leja пишет: Интересна фигура Атенаис. В ней есть и красота и шарм и умение себя подать,но как же она ихмо бессердечна. Сегодня вычитала, что граф Вексенский был очень больным ребенком. Вначале им занималась Скаррон, а потом уже сама мать. С 6 лет ребенок не мог переносить дневной свет и потому с тех пор жил в полной темноте, за ним ухаживала мать и тетка - мадам де Тианж, до самой смерти. Не такая она и бессердечная.

Leja: Анна пишет: Но мне кажется, что человека можно любить, восхищаться, обожать, но при этом считать эгоистом То есть вы ей верите? Кстати а какой она видится вам?

Ryana: Анна пишет: Но мне кажется, что человека можно любить, восхищаться, обожать, но при этом считать эгоистом Извиняюсь за переход на личности. Я тоже себя люблю и уважаю, но тем не менее знаю, что я эгоистка. Так что во мне вполне уживается все это. Думаю и в других тоже. Нет черного и белого.

Leja: Ryana пишет: Но там нет тех цитат, которые привели вы. Как это нет? она неоднократно говорит королю о своей любви и преданности

Leja: Ryana пишет: Не такая она и бессердечная. Но я же не о детях говорила,а о Луизе. Если выглядело обобщенно,поправлюсь. Атенаис проявила бессердечие к Ла Вальер.

Ryana: Leja пишет: Как это нет? она неоднократно говорит королю о своей любви и преданности Тех цитат, что вы привели, а не те, что надо отыскать. Про эгоизм и т.д. Leja пишет: Но я же не о детях говорила,а о Луизе. Если выглядело обобщенно,поправлюсь. Атенаис проявила бессердечие к Ла Вальер. Каждый сам за себя. Тут столкновение интересов. Если бы не Монтеспан, то была бы другая, так почему бы и не ей попробовать.

Leja: Ryana пишет: Про эгоизм и т.д. эгоизм-википедия сразу скажу По некоторым сведениям Людовик XIV умирая сказал Франсуазе: «При предстоящей нашей разлуке меня утешает мысль, что она не будет продолжительна и мы скоро свидимся», на что она ответила «Очень любезное утешение! Эгоистом жил, эгоистом и умирает». Все мужчины-тираны,а мой муж был еще и королем это 4 часть Пути Короля,она в карете едет

Ryana: Leja пишет: это 4 часть Пути Короля,она в карете едет Эта фраза мне нравиться, она на мой взгляд правдива. Такие мужчины, как король Пейрак не могут быть не тиранами в семье. Не бывает так, чтобы сильный был, решительный, но при этом позволял из себя женам веревки вить. Leja пишет: эгоизм-википедия сразу скажу А еще в Википедии все даты про Ментенон перепутаны. Неужели вы так уверены в своем источнике.

Leja: Ryana пишет: Неужели вы так уверены в своем источнике. Доподлинно я могу быть уверена только в том,что видела и слышала сама. А источники могут ошибаться,намеренно врать,отбеливать,чернить. Конечно википедия-не истина в последней инстанции,давайте поищу другие свидетельства. Просто эту ссылку я видела много раз,поэтому сразу вспомнила

Анна: Ryana пишет: Думаю и в других тоже. Нет черного и белого. Я про это и говорю Leja пишет: То есть вы ей верите? Кстати а какой она видится вам? В общем, нормальным, достаточно интересным человеком. Ее отношение к протестантизму обусловлено трудным детством - неофиты часто бывают святее папы римского. Короля она, видимо, любила, но и себя любила тоже. В конце концов, король не дурак, не трус и не подкаблучник. Его никто не заставлял жить с Франсуазой. Думаю, королю можно доверять

Leja: Анна пишет: неофиты часто бывают святее папы римского С этим не спорю Анна пишет: Короля она, видимо, любила, но и себя любила тоже. Не согласна,если бы любила не говорила бы,что время брака со Скарроном было счастливейшим в ее жизни. "Мадам Ментенон была женщиной не только суровой и жесткой: все в ней подчинялось приличиям и расчету. Ее набожность была не пылкой, порывистой, как у Лавальер, а сдержанной, обдуманной. Ее щепетильность всегда была выгодной для ее материальных интересов. Не лживая, но очень осторожная; не вероломная, но всегда готовая если не пожертвовать друзьями, то, по крайней мере, покинуть их; скорее создающая видимость добра, чем творящая добро. Без воображения, без иллюзий, эта женщина превосходила других скорее рассудком, чем сердцем. Она была вооружена против всех соблазнов. Страх скомпрометировать свое доброе имя защищал ее от всех опасностей". Справедливая оценка историка Топена. Топен (Мариус Topin, род. в 1835 г.) — франц. историк. В 1872 г. Т. вместе с Митчелем основал газету «Courrier de France»; в 1873 г. был редактором газеты «Presse», a позже клерикальной «Revue des questions historiques». Сочинения Т.: «Le cardinal de Retz, son génie, ses écrits» (1864; 3 изд., 1872); «L’Europe et les Bourbons sous Louis XIV» (1867; 1879); «L’homme du masque de fer» (1869, 1870); «Louis XIII et Richelieu» (1876). Последние два сочинения премированы Франц. академией. Известный французский историк Луи Бертран(Луи Бертран (Louis Bertrand), 1925–1941, прозаик и историк,член фр академии наук) писал: "Людовик XIV был разочарован. Новая супруга вступила в конфликт со всеми его вкусами, со всеми влечениями, со всем, что было свойственно его натуре. Невозможно представить себе супругов столь отличных друг от друга. У нее не было никакой женской нежности.И к тому же ее едва ли можно было считать настоящей женщиной". Бертран продолжает: "Король должен бьи жестоко страдать от недостатков своей супруги, от этой буржуазной посредственности, которая, возможно, подходила директрисе Сен-Сира, но ни в коей мере королеве Франции. Несмотря на все, он так высоко ценил ее верность и преданность, что терпел ее до конца".

Leja: Анна пишет: Думаю, королю можно доверять Любовь зла-полюбишь и ханжу Особенно когда всю жизнь грешил,а в ад так не хочется. И вот она как спасение приходит и говорит-возьми меня в жены иванушка,я тебе еще пригожусь,помогу спастись от пекла

Анна: Leja пишет: Не согласна,если бы любила не говорила бы,что время брака со Скарроном было счастливейшим в ее жизни. А в каком контексте? Во всяком случае тогда у нее было одно из главнейших преимуществ в жизни - молодость. А также благодарность Скаррону за то, что он дал ей дом и семью (несмотря на болезнь), открыл для ее интересное общество. А также чувство, что она нужна другому человеку. А вот брак с королем - это очень трудная профессия. Leja пишет: Людовик XIV был разочарован. Новая супруга вступила в конфликт со всеми его вкусами, со всеми влечениями, со всем, что было свойственно его натуре. Невозможно представить себе супругов столь отличных друг от друга. У нее не было никакой женской нежности.И к тому же ее едва ли можно было считать настоящей женщиной А на основаниях каких источников Бертран пишет о разочаровании, то есть о конкретном чувстве короля? Leja пишет: "Король должен бьи жестоко страдать от недостатков своей супруги, от этой буржуазной посредственности, которая, возможно, подходила директрисе Сен-Сира, но ни в коей мере королеве Франции. Несмотря на все, он так высоко ценил ее верность и преданность, что терпел ее до конца". ТО есть король видел в ней верность и преданность (в котором автор не сомневается). А вероность и преданность трудно сочетается с ханжеством и лицемерием.

Leja: Анна пишет: А вероность и преданность трудно сочетается с ханжеством и лицемерием. Не соглашусь, умный слуга будет выполнять любые капризы господина до тех пор пока ему это выгодно. Ментенон не просто служила Атенаис,она ее лучшей подругой называла,пока ей было выгодно покровительство фаворитки,а потом переступила через нее и не подавилась. Даже воспитание детей убедила короля обсуждать с ней в обход родной матери.

Leja: Анна пишет: А вот брак с королем - это очень трудная профессия. Вот об этом и я. Она как мне кажется не любила,а старалась угодить. Она понимала,что это ее шанс взять реванш за бедную молодость,занять высокое положение в свете. А мужики типа все козлы,потерплю,ничего мне не сделается,зато нос всем утру,о как.

Анна: Leja пишет: Вот об этом и я. Она как мне кажется не любила,а старалась угодить. Она понимала,что это ее шанс взять реванш за бедную молодость,занять высокое положение в свете. А мужики типа все козлы,потерплю,ничего мне не сделается,зато нос всем утру,о как. Исходя из вышевыложенных цитат? Но у нее было много недоброжелателей, они суьъективны, а ее высказывания, как видите, можно интерпретировать по-разному. Вот мне кажется, она любила короля, но понимала при этом все его недостатки. Leja Почему вы так ее не любите? Из-за короля - он прожил с ней много лет, значит, она его устраивала. Из-за Атенаис - там не все так просто было с ее детьми. На них осуществлялось мощное воздействие с нескольких сторон. Из-за протестантов - но тогда нужно возненавидеть за это дело короля

Leja: Анна пишет: Почему вы так ее не любите? Я не люблю дешевых лицемерок,которые красиво говорят об одном,а делают противоположное. Она превратила Сен-Сир в монастырь,не пускала своих девушек в салоны,даже спектакли игрались там же,а не в Версале,куда она тоже не хотела их отправлять,чтоб от греха подальше,предала подругу,хотя многим ей обязана,всегда говорила о своей скромности и репутации. А сама вышла замуж за калеку только бы избежать монастыря,ходила в салон известной куртизанки,где и познакомилась не только с любовниками,но и с блестящими и полезными людьми,набралась ума и манер,потом правдами-неправдами лезла в глаза к королю,прыгнула к нему в койку на глазах у всего двора,при этом лезла в подруги к королеве и продолжала поддерживать отношения с Атенаис,таки охомутала Луи,просила возвести ее на престол,зная,что это ударит по имиджу короля. Могу объяснить,почему та еще штучка Атенаис не вызывает у меня негатива-она пришла раньше Скаррон и ее век раньше кончился. Предательство Ла Вальер вернулось к ней предательством Скаррон. Она думала,что дети укрепят ее положение-через них она его и лишилась. Она получила и свои 5 пять минут славы и годы опалы. Ла Вальер отдельный разговор-судьба жестоко наказала ее за беззаветную преданность. А эта мерзавка Скаррон грешила и не каялась,при этом изображала праведницу. Если точнее она каялась когда ей это было выгодно. Все три виновны в прелюбодеянии,но только две в этом признались. Вспоминается цитата "Богу милее один раскаявшийся грешник,чем 10 уверенных в своей правоте праведников"

Анна: Leja пишет: превратила Сен-Сир в монастырь,не пускала своих девушек в салоны,даже спектакли игрались там же,а не в Версале Насколько я понимаю, она создала в Сен-Сире закрытое учебное заведение. В таких заведениях впоследствии получали хорошее образование и спектакли играли на своей территории. Leja пишет: Могу объяснить,почему та еще штучка Атенаис не вызывает у меня негатива-она пришла раньше Скаррон и ее век раньше кончился. Предательство Ла Вальер вернулось к ней предательством Скаррон. Она думала,что дети укрепят ее положение-через них она его и лишилась. Она получила и свои 5 пять минут славы и годы опалы. Годы славы и годв опалы. То есть к Атенаис вы испытываете меньше негатива, потому что она проиграла?

Leja: Анна пишет: То есть к Атенаис вы испытываете меньше негатива, потому что она проиграла? Ну почему проиграла? Она получила многое. Просто король был тогда моложе и не хотел ограничивать свои желания,а потом любовь уже поугасла,дети,роды...А негативам нет,потому как большинство своих ошибок она осознала и не отрицала их. С теми же детьми горький урок старших научил ее быть заботливой матерью младшим. Да,может Менскому было уделено и недостаточно внимания,хотя это не повод выкидывать вещи матери из окна,но Риана привела прекрасный пример с Вексенским. И я ее за это уважаю. А Ментенон так и умерла с поджатыми губами. После смерти короля она удалилась в Сен-Сир и окружила себя двусмысленными церемониями вдовствующей королевы,что при жизни Луи не натешилась? Просто когда появилась Атенаис,король и не думал о моногамности,поэтому ей было куда сложнее. А еще до появления Ментенон он уже начал задумываться об искуплении,духовники увещевали-погулял и хватит,придворные совсем в разгуле погрязли. Дело о ядах-ведь по сути социальное. Рамки морали опустились ниже некуда-уже травить стали друг друга,за порошками охотились. И он сам уже хотел преодолеть свою слабость,Ментенон вовремя подвернуласьно это не дает ей право выставлять себя пастором души короля

Анна: Leja пишет: После смерти короля она удалилась в Сен-Сир и окружила себя двусмысленными церемониями вдовствующей королевы,что при жизни Луи не натешилась? Но ей было уже 79 лет, в таком возрасте человек может себе позволить отдых

Leja: Анна пишет: Но ей было уже 79 лет, в таком возрасте человек может себе позволить отдых Так и позволила бы себе отдых! Я там сверху подправила

Анна: Leja пишет: Так и позволила бы себе отдых! Я там сверху подправила Так это и есть для нее отдых. Порадовалась бабушка напоследок

Leja: Анна пишет: Так это и есть для нее отдых. Порадовалась бабушка напоследок Оторвалась или даже лучше сказать дорвалась Согласна,согласна.

Леди Искренность: Leja , здорово вы Скарон припечатали и во общем вы скорее всего правы, но вот я всегда жила по принципу: попытайся понять мотивы человека, поставь себя на его место и найди ему оправдание... В отношении Скарон я бы употребила то же объяснение ее некоторой беспринципности, что и злобности Ортанс. Когда ты благородного происхождения, а в отношении Франсуазы еще и красива, а судьба посылает тебе не судьбу Анжелики, которой в любой самой сложной ситуации улыбается удача, а нелегкое детство, юность женой калеки старше по возрасту, годы нищеты и унизительную роль вечной просительницы, а затем няньки королевским бастардам довольно сложно сохранить в себе благородство чувств и жертвенность мыслей, не ожесточиться и не обзавестись известной долей эгоизма. В общем я не знаю какой бы стала сама в таких условиях, а потому не могу брать на себя смелость судить ее. А из всех фавориток Людовика мне не одна не нравится, нет такой, которая бы меня восхищала.

Ryana: Leja пишет: Доподлинно я могу быть уверена только в том,что видела и слышала сама. И то порой хочется сказать, не верь глазам своим. Все бывает. Leja пишет: Конечно википедия-не истина в последней инстанции,давайте поищу другие свидетельства. Конечно. Анна пишет: А на основаниях каких источников Бертран пишет о разочаровании, то есть о конкретном чувстве короля? Может покажусь жуткой невеждой, а что эти Бертран и Топен считаются большими знатоками истории правления Людовика 14?

Анна: Ryana пишет: Может покажусь жуткой невеждой, а что эти Бертран и Топен считаются большими знатоками истории правления Людовика 14? Не знаю, потому и заинтересовалась источниками А источники могут быть либо письмами, либо мемуарами, при том что мемуары едва ли бывают объективными.

Leja: Леди Искренность пишет: здорово вы Скарон припечатали и во общем вы скорее всего правы, но вот я всегда жила по принципу: попытайся понять мотивы человека, поставь себя на его место и найди ему оправдание... В отношении Скарон я бы употребила то же объяснение ее некоторой беспринципности, что и злобности Ортанс. Когда ты благородного происхождения, а в отношении Франсуазы еще и красива, а судьба посылает тебе не судьбу Анжелики, которой в любой самой сложной ситуации улыбается удача, а нелегкое детство, юность женой калеки старше по возрасту, годы нищеты и унизительную роль вечной просительницы, а затем няньки королевским бастардам довольно сложно сохранить в себе благородство чувств и жертвенность мыслей, не ожесточиться и не обзавестись известной долей эгоизма. В общем я не знаю какой бы стала сама в таких условиях, а потому не могу брать на себя смелость судить ее. А из всех фавориток Людовика мне не одна не нравится, нет такой, которая бы меня восхищала. Спасибо,приятно найти понимание. А почему вам не нравится Луиза? Я ей очень сочувствую,она пол жизни в монастыре провела,значит совсем ее доконали,если даже в Вожур не удалилась,хотя прям конкретно я в ее судьбе не копалась,может не знаю чего

Katrine: Ох какая тут дискуссия разыгралась....ничего себе! Leja , я, честно говоря , удивляюсь - вы далеко не первая на форуме, кто так негативно относится к Франсуазе. На мой взгляд, она превзошла всех его фавориток уже тем, что влюбила в себя короля(именно влюбила, иначе не стал бы он "терпеть ее до конца"), и что-то мне подсказывает, что дело тут совсем не в желании попасть в рай, используя набожную дамочку в качестве проводника. Возможно, в ней его привлекла та жизненная сила, которую она приобрела , пробиваяясь в люди. Ведь ни у одной из его официальных любовниц не приходилось преодолевать столько преград. Прямая пропорциональность - больше всех страдала, больше и получила Но не об этом. Возможно, мое мнение о ней как об одном из самых положительных придворных персонажей сложилось благодаря субьективизму книги и статей, с которыми я сейчас работаю , делая материал для сайта. Но все таки с чего вы взяли, что все ее действия были холодным расчетом? Почему бы ей действительно не быть любящей , живой и преданной? Хотя, я согласна с Леди Искренность , можно понять даже такую целенаправленность в действиях - всего лишь желание добиться в жизни ьольшего, хоть бы и такими способами. Она хотя бы интрижки не плела, в отличии от Монтеспан - не кричала, какая она отвратительная мать, а (возможно даже искренне) окружала обделенных вниманием детей заботой. Не словом, а делом.

Leja: Katrine пишет: Она хотя бы интрижки не плела, в отличии от Монтеспан - не кричала, какая она отвратительная мать, а (возможно даже искренне) окружала обделенных вниманием детей заботой. Не словом, а делом. Еще как плела, не меньше других,и как раз тонкое восстановление против Монтеспан сына и любовника одна из интрижек. Монтеспан ее потом простила,может Ла Вальер вспомнила,она ведь тоже тогда у подруги любовника отбила. Кстати когда король увлекся Фонтанж,они с Монтеспан даже помирились и думали,как от нее избавиться,ну не отравить конечно,а показать на место. Ментенон ее в монастырь уговаривала уйти,мол покайтесь,доверьте душу господу. Она и своих девочек так сказать под монастырь подвела,но сама туда ни ногой. А вообще я не утверждаю,что Ментенон была хуже других,просто так уж рьяно себя праведницей выставляла,что у меня возникло омерзение. Мне противны люди,которые бояться не преступления,но его огласки. Она и в Королевской Аллеи-упоминает,что боится,как бы король не увидел ее голенький портрет работы Виларсо,что может рухнуть образ святой Франсуазы? В общем тошнит меня от ее гнилой приторности. Все хотели в постель к королю,с волками жить по-волчьи выть,пусть так,но эта гадина никогда не каялась в совершенном,как будто все правильно делала. А ведь прелюбодеяние никто отменял. Король и Виларсо были женаты,не помню Альбре,кажется тоже. Вот и ушла бы в монастырь как дугим советовала-грехи замаливать,но нет к себе у нее другой подход. Кстати,кто видел фильм "Сен-Сир" или "Дочери Короля"-там я нашла идеальное воплощение образа Ментенон,и в плохом и в хорошем

Leja: Katrine пишет: На мой взгляд, она превзошла всех его фавориток уже тем, что влюбила в себя короля(именно влюбила, иначе не стал бы он "терпеть ее до конца") Не согласна,я уже писала,что Монтеспан в свое время тоже не на шутку ему голову вскружила,только молод он еще был и не хотел моногамии,а потом время прошло. А Ментенон появилась как раз вовремя-он ведь был вынужден отсылать Атенаис несколько раз,так его священники допекли,они ее просто ненавидели,обещали отпустить грехи-только бы она от короля отстала. Ментенон и начала давить на искупление грехов,мол проводите больше времени с королевой-и ежу было понятно,что он ее не любит,не соперница все равно,вот священники и начала ее лоббировать. Как по нотам сыграла,молодец конечно,но я ни на грамм ей не верю. Знаете,когда любишь,просто невозможно так безошибочно действовать,тут холодная голова и не менее холодное сердце нужно,а она чувствительностью и в молодости не отличалась. Те,кому она нравилась называли это,рассудительностью,жизненным опытом и религиозным рвением,кому нет-черствостью,притворством и готовностью идти по головам.

Leja: Кстати,а что мы все о Ментенон,мне вот Монтеспан и то больше нравится. Кто что думает? Давайте обсудим.

Leja: Черные мессы Атенаис Атенаис де Монтеспан В 1679 году в Париже начался процесс, получивший название «Дело о ядах», в котором участвовали сотни обвиняемых. Расследование вел глава парижской полиции Николя ла Рейни, а курировал лично Людовик XIV. Париж, словно выходящие из берегов мутные и грязные воды Сены, бурлил, переполненный ужасными слухами о ведьмах, колдуньях, невинно убиенных младенцах и черных мессах, где служили не Богу, а дьяволу. В процессе наряду с именами знатных придворных то и дело возникало имя маркизы де Монтеспан, официальной фаворитки короля. Из страшной паутины свидетельских показаний вырисовывалась картина, которую начальник полиции с содроганием был вынужден представить Людовику, — обращение маркизы к дьяволу посредством «ведьминского» искусства совпадало с кризисами в ее отношениях с королем. Но в 1682 году процесс закрыли. Указом короля 106 человек были признаны виновными, часть из них сожжена заживо, а остальные посажены в тюрьмы, откуда они вряд ли бы осмелились еще раз упомянуть имя прекрасной Атенаис. Принадлежать роду Рошешуаров де Мортемар означает быть «сверхчеловеком», — полагала Габриэль де Мортемар, старшая сестра Франсуазы, будущей Атенаис де Монтеспан. Одна из старейших и прославленных фамилий Франции, Рошешуары жили в своем поместье Люссак с VIII века. Габриэль дружила с Людовиком XIV с детства (а позже периодически пускала его в свою постель) и любила поддразнить: «Бурбоны, в отличие от Рошешуаров, не могут похвастаться столь безукоризненно чистой кровью». Позже ее сестра Франсуаза, став любовницей короля, будет единственной, кто позволит себе его высмеивать… Отец девушек — Габриэль де Рошешуар, герцог де Мортемар, принц де Тонне-Шарент, маркиз де Люссак — воспитывался вместе с Людовиком XIII и занимал несколько видных постов в королевстве. Он обожал женщин, гастрономические удовольствия и охоту наравне с музыкой, литературой и искусством. Его жена Диана, добродетельная и нежная, была фрейлиной Анны Австрийской, матери короля, и ее доверенным лицом. От матери Атенаис унаследует свою католическую веру (но не добродетель), а от отца — хороший аппетит и чувственность. Хотя ее родители были не самой счастливой парой, они произвели на свет пятерых детей, которые обладали знаменитым «духом Мортемар». Вольтер писал: «Они могли кого угодно очаровать и увлечь своим разговором, в котором шутки и глубокомысленные тирады чередовались с притворной невинностью и искусным знанием». А Сен-Симон в своих мемуарах отмечал: «Атенаис де Монтеспан обладала бесценным даром говорить фразы, одновременно смешные и значительные, иногда даже не подозревая сама, что именно она сказала». В 12 лет Атенаис отправили в монастырь, основанный еще в XI веке, где помимо религиозных предметов ее учили вышивать, шить, читать, считать, вести домашнее хозяйство и даже готовить. В 20 лет Анна Австрийская представила юную Мортемар ко двору своей невестки, королевы Марии-Терезии. Та нашла ее безупречной. Она действительно была хороша: идеальная фигура, тонкие запястья, талия, пышная грудь, белоснежные зубы (необычайно редкий для того времени дар природы), яркие голубые глаза, прямой нос и твердый упрямый подбородок. Свои густые и блестящие волосы она высоко поднимала на макушке, и оттуда мириадами кудрей они ниспадали на шею, щеки и плечи цвета свежего, только что взбитого крема. Ее притягательная красота была дерзкой, вызывающей (именно она ввела в моду не только фривольную прическу, но и откровенное дезабилье из тонких прозрачных тканей). Она демонстрировала себя бесстыдно, победно, купаясь в лучах собственного роскошного тела и власти, которую уже ощущала. В знаменитом парижском салоне маршала Д`Альбре Франсуаза де Мортемар блистала не только своей красотой, но и знаменитым «духом Мортемаров». Этот дух — осознанная сила, некая субстанция, способная служить отличным средством для достижения власти в обществе, полном предрассудков и лицемерных правил и законов. Именно там она однажды заявила, что отныне ее имя — Атенаис (то есть Афина). Почему именно эта греческая богиня? Может быть, потому, что покровительница Древних Афин ассоциировалась с мудростью, победами и музами? Или же ее образ в шлеме и тунике из шкуры дракона, со щитом, украшенным головой горгоны Медузы, чей взгляд превращал в камни, придавал дерзости?.. В 1653 году герцог де Мортемар, отец Атенаис (ему уже было за 50), стал открыто жить со своей любовницей Мари Буайе, женой главы Коммерческой палаты Парижа. Он прожил с ней около 20 последних лет своей жизни. Но не измена, как таковая, а столь завидное постоянство — вот что нанесло самый болезненный удар его супруге, матери Атенаис — Диане де Мортемар. Только через 10 лет ей удалось добиться юридической формулировки — отдельного от мужа «стола и постели». Это был поистине яркий поступок, требующий немало мужества. Таковы были взаимоотношения в семье Франсуазы… Скорая свадьба Январским вечером 1663 года группа молодых придворных покидала дворец Тюильри, где давал бал брат короля. Неожиданно между ними вспыхнула драка. А на рассвете все участники ссоры отправились выяснять отношения неподалеку от Парижа. Одним из секундантов был Людовик-Александр де Тремоль, маркиз де Нуармуатье, жених Атенаис де Мортемар. Молодой человек из хорошей семьи был красив, не заносчив, а самое главное, он нашел ее небольшое приданое вполне приемлемым. Во время поединка трое участников были тяжело ранены, а один убит. Король, запретивший своим придворным дуэли и даже добившийся от парламента закона о казни для оставшихся в живых дуэлянтов, пришел в ярость. К счастью, жених Атенаис сумел уехать из Франции… После его отъезда, чтобы разделить взаимное горе, покинутую невесту навестил брат убитого юноши маркиз де Монтеспан и неожиданно сам влюбился. Несмотря на благородное происхождение и родство с испанскими королями, маркиз не имел ни денег, ни положения при дворе, но даже это не помешало Мортемарам быстро приготовиться к свадьбе. Дела семейства были не слишком хороши, чтобы рассчитывать на завидного жениха, особенно после недавнего скандала. К тому же Атенаис исполнилось уже 22 года... Вскоре стало ясно, что лучше всего ее муж умеет тратить деньги. Его махинации с приданым жены, пропажа ее драгоценностей, необходимость вести переговоры с кредиторами не оставили ни малейшего следа от былой симпатии. Сразу же после родов маркиза вернулась ко двору, чтобы получить место одной из 6 фрейлин королевы, — этим дамам выплачивали жалованье, и у них были свои апартаменты. Но даже заняв завидное положение, Атенаис испытала глубокое чувство неудовлетворения. Особенно остро — во время грандиозного дивертисмента, который дал король в честь своей теперь уже официально признанной фаворитки Луизы де Лавальер. Фейерверк превратил ночь в день, но и на дневном небосклоне блистала не она, урожденная Рошешуар де Мортемар, великолепная и уверенная в себе. Разве не она должна была быть на месте этой жалкой куклы, похожей на деревенскую молочницу? Учитывая постоянное отсутствие мужа не только при дворе, но и в Париже, его долги, ставящие под угрозу будущее их детей, не говоря уже о его жалких похождениях с кухарками, Атенаис имела основания завести себе любовника, дабы утешить уязвленную гордость. И вряд ли кто-нибудь посмел бы бросить в нее камень. Но она не делала этого, сохраняя свиту поклонников на расстоянии вытянутой руки. Она знала, что Людовик часто оказывается в постели с женщинами легких нравов (на пример, с ее собственной сестрой), но сделать своей фавориткой он мог только ту, на чьей репутации не было пятна. Между тем, получив официальный титул любовницы короля, Луиза де Лавальер стыдилась его и в обществе по-прежнему вела себя, как набожная грешница. Ей необходимо было с кем-то общаться по душам — особенно во время очередной беременности, и, разумеется, конфиденткой стала Атенаис. Последней удалось даже завоевать симпатию и доверие королевы, маленькой некрасивой испанки Марии-Терезии, обожавшей мужа, но обреченной лишь вздыхать по своему «кузену в шляпе с голубым пером». Людовик выказывал жене необходимое уважение, выполнял супружеский долг, но никогда не воспринимал ее всерьез — ни как женщину, ни как королеву. Луиза все чаще приглашала Атенаис на интимные ужины, где король все больше увлекался ее изысканным насмешливым умом и дразнящей чувственной красотой, пока желание обладать ею не стало пугать его самого… Но Атенаис оставалась неприступной: она хотела убедиться, что его страсть не является лишь результатом ее успешной стратегии. Людовик XIV Королевский гарем Жаркой ночью во Фландрии Луиза де Лавальер горько рыдала, но ее слезы перестали быть «драгоценными каплями влаги» для Людовика. А вечно пребывающая в неведении королева никак не могла понять, почему супруг изменил своей привычке: обычно он всегда хоть и на рассвете, но являлся делить с ней супружеское ложе. Людовик же взял королеву с собой в военный поход в 1667 году — завоевывать испанские владения во Фландрии — лишь для того, чтобы не расставаться с Атенаис. Мало кто мог вынести образ жизни Людовика-солдата, но Монтеспан, в отличие от Луизы и Марии-Терезии, легко терпела тяготы походов. Наградой стала любовь, в которой она больше не могла и не желала сомневаться. Поравнявшись на своем белом коне с экипажем, где ехала фрейлина королевы, Людовик пел ей их любимые арии… В этом походе во время одного из привалов она стала его любовницей: переодевшись в солдатскую форму, он вошел к ней, когда красавица принимала ванну, и стоял, обескураженный собственной выходкой до тех пор, пока она не откинула полотенце и не позвала его к себе. В отличие от Луизы, страдающей от сознания своей греховности даже в минуты близости с королем, Атенаис отказывалась страдать — и это новое ощущение придавало необычайную пикантность их отношениям. Более того, она стала единственной женщиной в жизни Людовика, способной утолить его любовные аппетиты. Королева между тем узнала, что с некоторых пор муж почти перестал интересоваться Луизой, и была этим вполне счастлива. Лавальер сохраняла статус официальной фаворитки еще на протяжении целых шести лет. Король использовал ее для прикрытия, чтобы избежать скандала и обвинений Атенаис. И даже время от времени навещал спальню Луизы. Законный супруг Атенаис пытался добиться славы в военных походах и тоже ничего не подозревал до тех пор, пока, однажды вернувшись, не узнал о ее беременности. Для родов Людовик арендовал маленький дом недалеко от Тюильри. Роженица лежала в маске на кровати в комнате, где явно горело слишком мало свечей. Акушер, не понимая, что происходит, потребовал сделать освещение ярче, но вынырнувший из-под полога кровати молодой человек тоже в маске предложил ему бокал вина и посоветовал побыстрее заняться своим делом. Король держал Атенаис за руку, гладил ее волосы… Родившуюся девочку немедленно унесли прочь под покровом ночи, и она умерла через три года вдалеке от своих родителей. А законный супруг тем временем пребывал в ярости: он врывался в спальню маркизы в их доме (куда ей пришлось временно переселиться) и осыпал ее грязными ругательствами. Публично поносил короля, называя его вором и развратником. Хвастался, что специально ходит в самые дешевые бордели Парижа, чтобы подцепить болезнь Венеры и заразить им неверную супругу. Людовик выделил Атенаис четверых стражников. А потом воспользовался своим правом издавать указы в так называемых особых случаях, на которые никто не мог наложить вето. Неделя в холодной тюрьме несколько охладила пыл маркиза. Монтеспан отбыл в свое поместье с двумя детьми и запретом появляться при дворе. Атенаис лишь спустя много лет сможет вновь их увидеть… В поместье Монтеспан потребовал расширить ворота и двери — его рога столь велики, что иначе он не сможет никуда войти, и объявил о «смерти жены по причине кокетства и амбиций». Пригласил всех соседей на «похороны» Атенаис и заказал заупокойную мессу. Ее «чучело» было захоронено на местном кладбище, а все домочадцы по приказу маркиза надолго облачились в траурные одежды. Рандеву с Ла Вуазон Теперь Атенаис не оставалось ничего другого, как сосредоточиться на главной цели — устранении Луизы де Лавальер. Именно к этому времени относятся свидетельские показания участников «Дела о ядах» о посещениях маркизой самой знаменитой парижской ведьмы Ла Вуазон и ее помощников. Один из них, аббат по прозвищу Лесаж, был любовником Ла Вуазон и на следствии хвастался своим умением составлять приворотные зелья (среди ингредиентов — испанская мушка, кровь летучей мыши) для их знатных клиенток, среди которых была и Монтеспан. Лесаж нередко принимал участие и в черных мессах. Обнаженная женщина служила своего рода алтарем, на ее животе, едва прикрытом салфеткой, покоилась чаша, наполненная кровью невинных младенцев (их специально убивали, а потом сжигали останки и «удобряли» ими розарий в роскошном саду Ла Вуазон), крест осенял ее плоть, а нечестивый священник твердил заклинания, обращаясь к дьяволу. Именно так были описаны в документах, собранных во время расследования, страшные черные мессы. Более того, Лесаж сделал вполне конкретное «признание» — он лично ассистировал Ла Вуазон в 1667 году, когда мессу во «имя исполнения своих дьявольских замыслов» заказывала Атенаис де Монтеспан. Он якобы даже помнил наизусть тогдашнее заклятие, с которым к дьяволу, по поручению маркизы, обращался еще один подручный ведьмы и один из множества обвиняемых — бывший монах Гиббург, чье изуродованное страшное лицо вполне могло и само сойти за дьявольское обличье. Маркиза, по словам не скупившегося на «откровения» Лесажа, «просила о расположении короля и его высочества Дофина, чтобы это расположение к ней длилось вечно, чтобы королева больше не могла рожать детей и король покинул ее постель, а она получила бы от него все, что только пожелает. И самое главное — чтобы он наконец покинул Луизу де Лавальер». Именно тогда Луиза серьезно заболела и чудом осталась в живых, полагая, впрочем, что ее мучения — расплата за греховную жизнь. Но до тех пор пока Луиза оставалась в соседних комнатах, Атенаис не могла чувствовать себя уверенной в своем будущем. К тому же Лавальер, отлично зная, что Людовик ненавидит чувствовать себя виноватым, время от времени просила его разрешения посетить монастырь — для отпущения грехов. Уловка срабатывала: он уговаривал Луизу остаться. Склонность короля к полигамии превратила гаремное существование для горделивой Атенаис в настоящую пытку. Она не была вольна в своих передвижениях и не могла принимать посетителей, когда того желала. Людовик проходил через комнаты Луизы, чтобы попасть к ней, и наоборот… К счастью, долгие блуждания иска о «разрыве с мужем» (подобного тому, который выиграла ее мать) закончились победой. Маркизу вменялось выплатить жене все деньги, полученные в качестве приданого, выплачивать ей пенсию, а также рассчитаться с долгами, которые были у нее самой во время их совместного проживания. Ему было запрещено приближаться к бывшей супруге, и в довершение Атенаис требовала провести инвентаризацию его имущества. Однако, когда маркиза увидела жалкий список, ее ярость и жажда мести за испытанные унижения улетучились. Она велела адвокатам полностью переписать условия развода и обязалась сама выплачивать Монтеспану часть своих средств на обучение детей. Когда же маркиз умер, у него были найдены записи: все 35 лет после разрыва с женой он страдал и не мог ее забыть. В завещании он умолял ее во имя той «искренней нежности и дружбы, которую всегда к ней испытывал», молиться за него и отписал ей все свое скромное состояние. Луиза де Лавальер. Одна во всем королевстве В 1674 году Луиза де Лавальер наконец осознала тщетность попыток восстановить свой былой статус. Со свойственной ей склонностью к мелодраматическим жестам она получила разрешение стать монахиней в одном из самых строгих орденов — монастыре Кармелиток, предварительно публично вымолив прощение у королевы. Людовик на этот раз ограничился лишь советом выбрать приют с менее строгим уставом. В том же году аббату Лесажу и его помощникам после долгого и тайного следствия был вынесен приговор — хотя и не смертный. Собственно, вскоре после их ареста и была создана «Палата допросов» и началось следствие по самому знаменитому процессу XVII века. Но король пока еще боялся публичной огласки, не готов был поверить показаниям «нечестивцев» и велел начальнику полиции Николя ля Рейни не применять «самые суровые пытки» к ведьме Ла Вуазон — благо, сама она, в отличие от своего словоохотливого любовника, предпочла в своих показаниях не упоминать имя королевской любовницы. И как бы то ни было, но Атенаис получила долгожданное признание при дворе и статус официальной фаворитки. Единственное, что король не позволил ей, — участвовать в государственных делах, но она отнюдь не жаждала политического влияния — ей вполне достаточно было знать, что она олицетворяет стремление Короля-Солнце быть центром своей империи и всего света. Недаром она иногда обвиняла Людовика, что его любовь к ней основана на осознании своего королевского долга — любить самую красивую, умную и желанную женщину в королевстве. Атенаис включила в круг друзей короля своих старых знакомых: Мольера, Расина, Лафонтена и Буало. Именно она назначила Мольера и Расина придворными летописцами и официальными историками при дворе. Вместе с королем они слушали чтение авторами своих манускриптов, а после обсуждали. Маркиза питала особую слабость к Мольеру как к неустанному критику лицемерных нравов общества. «Версаль — это я», — говорил Людовик о своем любимом дворце, и Атенаис участвовала в разработке архитектурных проектов во время возведения дворца. Король доверял ее вкусу. Ее апартаменты в Версале состояли из 20 комнат, тогда как королева располагала лишь одиннадцатью. Но если Луиза уверяла, что предпочитает любить человека, а не короля в Людовике, то Атенаис умела любить короля как обыкновенного мужчину. Хотя, если верить свидетелям, которых с особым пристрастием допрашивали по «Делу о ядах», маркиза де Монтеспан не всегда полагалась на собственные колдовские чары. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, кто из знатных дам тогда не покупал любовные напитки и снадобья? Атенаис была хорошим психологом: Людовику не нравились постоянные просьбы, вот почему она лишь изредка требовала протекции для своих родных. Никогда откровенно не добивалась и дорогих подарков. Король по собственному желанию подарил ей Фарфоровый Трианон — чудесный дворец с изумительной красоты садом, в котором росли их любимые туберозы, жасмин и апельсиновые деревья. Чтобы сохранить в течение года сад из живых цветов и деревьев, садовникам приходилось выращивать около 2 миллионов растений в горшках. Игрушечный Трианон был идеальным местом для полуночных свиданий. Но Людовик подарил Атенаис и настоящий замок в Кланьи, ставший одним из самых красивых дворцов того времени. Разумеется, там тоже был огромный, наполненный чудесными изобретениями парк — ведь Атенаис разделяла и эту страсть Людовика. Но самым главным свидетельством ее влияния на короля и его любви к ней стало небывалое событие: король нашел легальную возможность признать своих детей от Атенаис законнорожденными. (Из семи рожденных от короля детей в живых остались четверо.) Теперь их можно было вернуть ко двору. Злая шутка провидения В день свадьбы с поэтом Полем Скарроном 16-летняя Франсуаза, родившаяся в тюремной камере (ее отец был вором) и чудом оказавшаяся в монастыре, где и получила не только приют, но и образование, в ответ на вопрос нотариуса жениху: «Что он сможет дать своей жене?», услышала ответ: «Бессмертие». Предсказание оказалось точным. Только история запомнит Франсуазу отнюдь не благодаря мужу. После смерти Скаррона его вдова стала желанной гостьей в салонах и домах парижских аристократов, несмотря на свое более чем сомнительное происхождение. Ее ум и элегантные манеры (Скаррон обучил жену не только иностранным языкам, но и умению вести остроумную и живую беседу) сочетались с желанием оказать помощь (она могла сидеть у постели больного, не гнушаясь никаких обязанностей). С ней было легко и приятно дружить — Франсуаза никогда не оспаривала превосходство своих аристократок-патронесс. Одной из таких дам была маркиза де Монтеспан. И здесь провидение сыграло злую шутку с Атенаис, которая отчего-то не почувствовала амбиций, бушевавших в сердце мадам Скаррон, ее стремления взять реванш за свою судьбу-злодейку. Иначе маркиза вряд ли бы выбрала эту женщину в качестве тайной гувернантки для своих детей, рожденных от короля. Франсуаза посоветовалась со своим духовником, а после потребовала, чтобы король лично объяснил ей ее обязанности. Маркиза сняла дом на улице Вожирар, окруженный закрытым садом, где дети могли играть, не опасаясь чужих глаз. Мадам Скаррон добросовестно выполняла свои обязанности, какое-то время в салонах терялись в догадках: куда же она пропала? Неудивительно, что уже тогда благодарность к ней чередовалась у Атенаис с приступами бешеной ревности — гувернантка, получавшая немалые деньги, высказывала свое неодобрение по поводу поведения маркизы во время ее редких визитов на улицу Вожирар. Между тем король был очень доволен и воспитанием, которое дают его детям, и самой воспитательницей. Поэтому, получив в 1674 году возможность жить при дворе, они переехали туда вместе с гувернанткой. Мечтала ли сама Франсуаза в то время стать любовницей короля? Комплексы в сочетании с трезвым умом и богатым воображением сделали свое дело: разве Бог призвал ее на землю не для того, чтобы спасти бессмертную душу короля, избавив его от общества Атенаис и ей подобных грешниц? Гувернантка при дворе получила прозвище Льдышка. После особо яростных скандалов, которые ей устраивала Атенаис, Франсуаза грозилась покинуть двор и уйти в монастырь. Король в ответ дарил ей подарки и пожертвовал поместье и титул маркизы де Мэнтенон. Людовик находил явное удовольствие в обществе этой всегда спокойной и немного загадочной женщины, любил играть в ее присутствии со своими детьми. Первая попытка Мэнтенон отлучить короля от «грешницы» успехом не увенчалась, хотя и до смерти напугала Атенаис. У короля почти год длился «религиозный приступ», спровоцированный совместными усилиями няни и придворного аббата Буссе. А любимая фаворитка, удалившись в Кланьи, по ночам прокусывала шелковые простыни, и к утру ее постель была насквозь мокрой от слез. Но однажды во время очередного выезда на войну король велел отправить ей 20 тысяч апельсиновых деревьев — жест, который вернул Атенаис к жизни. В честь вернувшегося из военного похода мужа королева устроила во дворце бал. А после он отправился в Кланьи — хотя и в сопровождении Мэнтенон и еще нескольких дам, в чьи обязанности входило спасти королевскую душу. Атенаис тихо прервала скомканную речь Людовика: «Не стоит читать мне проповеди. Я знаю — мое время ушло». Людовик заплакал, Атенаис тоже — это были ее первые публичные слезы. «Вы сошли с ума», — наконец сказала она. «Да, я сумасшедший, потому что по-прежнему схожу от вас с ума», — ответил Людовик, и они, галантно поклонившись, удалились в спальню Атенаис. Возможно, и эта победа досталась ей куда более грешной ценой. Ведь и в это время, как свидетельствовали показания, собранные начальником полиции Ла Рейни в ходе расследования «Дела о ядах», маркиза де Монтеспан вступала в контакты с людьми, владеющими искусством черной магии. На протяжении своего царствования Атенаис не придавала особого значения кратковременным набегам Людовика в чужие спальни. Но на этот раз опасность оказалась серьезной — первая фаворитка королевства сама выбрала прелестную Анжелику де Фонтань. Совершила она этот тактический шаг, чтобы ослабить все возрастающее влияние бывшей гувернантки, в чьем обществе король все чаще отдыхал от сцен, которые устраивала ему маркиза де Монтеспан. Анжелика была столь же красива, сколь и беспросветно глупа, но вскоре стало ясно, что 46-летний монарх всерьез увлекся мадемуазель. Двор замер в ожидании неминуемого грандиозного скандала и официальной отставки Атенаис. Единственное, что утешало и развлекало ее в эти дни — разочарование и бешенство маркизы де Мэнтенон, предлагавшей ей объединить усилия против «грешницы» Анжелики. После родов в конце 1679 года Анжелика заболела и вскоре наскучила королю. В постели она принимала поздравления с присвоением ей титула герцогини и пенсии в 80 тысяч ливров. Тогда-то пошли первые громкие слухи — причиной ее болезни стало вмешательство маркизы де Монтеспан. Она вновь именно в это время, как свидетельствуют показания, обратилась за помощью к Ла Вуазон, снабжавшей своих клиентов не только приворотными зельями, но и различными ядами… Интересно, что именно в том же году скандальный процесс «Дело о ядах» получил и свое официальное название и публичную огласку — держать и дальше происходившие в Париже страшные события, аресты и весь тот поток признаний, которые изливали арестованные за стенами Палаты допросов в тайне, оказалось не под силу даже королю. Сама Анжелика открыто утверждала, что ее отравили, и даже потребовала себе охрану. А вскоре по традиции удалилась в монастырь, где умерла, страдая приступами желудочных колик… «Дело о ядах» было в самом разгаре, и лишь вмешательство короля спасло маркизу от появления в Палате допросов. Еще около десяти лет Атенаис оставалась при дворе. Хотя после смерти королевы в 1683 году король тайно женился на маркизе де Мэнтенон. Двор был озадачен этим невероятным морганатическим браком: что могло привлечь монарха к этой немолодой женщине, кроме ее умения возбудить в нем религиозные чувства? Атенаис же знала ответ и проклинала себя: если бы не подозрения, которых ей не удалось избежать в ходе страшного расследования, король мог бы жениться на ней, а не на этой набожной гусыне, даже не отрицавшей, сколь неведомы и немилы ей чувственные радости. Он доверял Мэнтенон, в то время как ей он больше не верил. В 1685 году Атенаис устроила бал по случаю помолвки своей старшей дочери с принцем Конде, Людовиком Бурбонским. Людовик XIV не только создал прецедент, признав легитимными своих детей от Атенаис, но и позволил им вступать в браки с членами королевской семьи. В жилах многих королевских домов Европы течет кровь маркизы де Монтеспан. Но это был, по словам Вольтера, «ее последний триумф при дворе». В порыве отчаяния она попросила своего старого врага придворного аббата Буссе сообщить королю о желании уйти в монастырь. Людовик, не смевший сам удалить ее, велел передать, что так будет лучше для всех. Смертельно оскорбленная Атенаис уехала в свой дворец Кланьи. Но оттуда ее заставил убраться собственный сын герцог дю Мэн, не желавший иметь дела с поверженной матерью. Сын потребовал отдать ему Кланьи в качестве свадебного подарка. Атенаис попыталась вернуть королю все полученные от него в подарок драгоценности. Но и этот жест независимости оставил его равнодушным. Он любезно отверг предложение, забрав себе лишь одно жемчужное колье. Вскоре Людовик подарит его своей последней любовнице — Марии-Аделаиде Савойской, матери будущего короля Людовика XV. Запоздалое раскаяние Но в монастырь она не ушла. Что с того, что она обрежет свои волосы? Они и так давно потеряли свой блеск и цвет. Разве черная одежда и вуаль, холод кельи могут отгородить ее от самой себя? Дух Мортемар и ее изворотливый ум подсказали другое решение: Атенаис занялась благотворительностью. Пускай это раскаяние сродни удовлетворению тщеславия, но разве не сможет она хотя бы отчасти искупить свои грехи? Она должна была доказать, что в роли благотворительницы может быть так же великолепна и неподражаема, как и в образе королевской фаворитки. На ее деньги был построен монастырь Святого Иосифа для бедных воспитанниц, где их учили шить и вышивать, чтобы дать возможность безгрешно прожить свою жизнь. Монахини ордена выбрали Атенаис своей патронессой. Маркиза основала госпиталь в Фонтенбло, где постановила содержать 60 девочек-сирот и вложила деньги в еще два заведения — богадельню в Сен-Жермен и пансион для бедных девиц при монастыре Урсулинок, позже ставшем известной школой Урсулинок, а также обеспечила всем необходимым госпиталь Оирон (он тоже существует до сих пор). Сама она подолгу жила при монастыре Фонтевро и заказывала там мессы на несколько лет вперед. Злые языки судачили, что, так долго дружа с дьяволом, маркиза не хотела продолжить эту дружбу после смерти. Ее комнаты в монастыре Святого Иосифа, куда она переехала из Фонтевро, были обставлены с элегантной простотой. Атенаис продолжала носить свои «королевские» наряды, но под ними стальные цепи с колючими гвоздиками терзали ее плоть, обвивали распухшие лодыжки, талию и запястья… «Я уверяю вас, у меня больше нет амбиций в этом мире, и осмелюсь сказать, что я свободна и от каких-либо желаний, что в свою очередь делает меня нечувствительной к боли любого толка», — сказала Атенаис своей старой приятельнице и сопернице Луизе ле Лавальер. Монастырь Святого Иосифа находился неподалеку от аббатства Кармелиток, и она не раз навещала Луизу. «Но вы плачете, — с едва заметной насмешкой ответила бывшая фаворитка. — А я больше не плачу». — «Не плачете? Никогда? А я буду оплакивать свою жизнь всегда», — призналась Атенаис. Атенаис лежала без сна в комнате, ярко освещенной десятками свечей. За столами вокруг ее кровати сидели нанятые маркизой дамы, они разговаривали, смеялись, напевали, она слышала, как на рассвете их усталые головы падают на стол вместе с картами, в которые они играли всю ночь. Маркиза боялась умереть, и у нее были причины страшиться, что после смерти ее ждет ад. Несмотря на то что король собственноручно уничтожил все свидетельства о ее причастности к преступным связям с дьяволом, отравлениям и смертям — сжег их. Он сделал ее своей избранницей, а значит, она не могла выбрать в свои наперстники дьявола. Говорили, что король не пролил ни слезинки, узнав о ее смерти. Впрочем, он какое-то время оставался один в своих покоях, и кто знает, возможно, все-таки достал из шкатулки старые любовные письма, сохранившие запахи туберозы, жасмина и апельсинового дерева. Это были запахи, которые оба так любили. Она умерла 27 мая 1707 года в провинции Бурбон, куда поехала на воды. Ее смерть и похороны стали настоящим фарсом. Сын от брака с маркизом де Монтеспаном, маркиз Д`Антан, прервал охоту лишь для того, чтобы, примчавшись, снять с шеи мертвой матери ключик от шкатулки, где, скорее всего, хранилось ее завещание. Он опасался, что окажется не единственным наследником и остатки ее состояния достанутся его братьям и сестрам, рожденным от короля. Последняя воля Атенаис так и осталась неизвестной. Тело, которое некогда ласкал король, было доверено рукам деревенского эскулапа. Гроб с останками Атенаис перевезли в семейную усыпальницу Рошешуаров—Мортемар. При дворе не было заказано ни одной мессы. Лишь популярная в Париже бульварная газета Mercure Francais, всегда отдававшая должное Атенаис во времена ее триумфа, опубликовала маленькую заметку: «Маркиза доказала, что способна быть столь же великой благотворительницей, как и королевской любовницей». Что ж, скандалы всегда продаются лучше любых эпитафий. Но могла ли благотворительность заменить ей любовь короля? «Король больше не любит вас — и значит, вы мертвы», — сказала Атенаис, когда навсегда покидала двор.

Leja: ВИКИПЕДИЯ Франсуаза Атенаис де Рошешуар-Мортемар (фр. Françoise Athénaïs de Rochechouart de Mortemart, Marquise de Montespan, 5 октября 1641(16411005) — 27 мая 1707), маркиза де Монтеспан, официальная фаворитка короля Людовика XIV. Детство и молодость Родилась в замке Тонне-Шарант (Франция), в семье Габриэля де Рошешуар, герцога де Мортемара. Образование получила в монастыре Святой Марии, и в возрасте 20-ти лет стала фрейлиной королевы Марии-Терезии. В 1663 году вышла замуж за Луи Анри де Пардайана де Гондрена, маркиза де Монтеспан (1640—1701). В этом браке родилось двое детей — дочь Мария Кристина (1663—1675) и сын Луи Анри (1665—1736). Королевская фаворитка К 1667 году Людовик XIV заметно охладел к своей предыдущей фаворитке Луизе де Лавальер, и красивая и умная Атенаис сумела привлечь его внимание к себе. Их первый ребенок родился в 1669 году, и прожил всего три года, остальные же шестеро, среди которых Луи-Огюст де Бурбон и Луи-Александр де Бурбон, были королем узаконены в 1714 году без упоминания имени матери. Воспитание внебрачных детей короля и маркизы де Монтеспан было доверено Франсуазе де Ментенон. Скандал с отравлениями и старость В конце 1670-ых годов в парижская полиция расследовала так называемое дело об отравителях. Катрин Монвуазен, обвинявшаяся в том, что она поставляла яды своим клиентам из числа французской знати, назвала и маркизу де Монтеспан среди них, якобы та покупала у нее яд, чтобы отравить короля. В отношении маркизы де Монтеспан это дело было замято, но доверие и интерес короля к своей персоне она утратила. Получив солидный пенсион в полмилионна франков, в 1691-ом году она удалилась в монастырь Святого Жозефа. Остаток жизни она провела помогая бедным и участвуя в благотворительности.



полная версия страницы