Форум » Литературное кафе » Женщины в жизни Людовика XIV. Борьба за любовь или за власть? » Ответить

Женщины в жизни Людовика XIV. Борьба за любовь или за власть?

Katrine: Стать фавориткой короля - вот предел мечтаний любой придворной дамы со времен короля Франциска I. Почему? Статусом официальной фаворитки король Франции мог наделить одну из своих возлюбленных. Отличием этой счастливицы от всех остальных заключалось в том, что она имела возможность влиять на ход политических событий, активно вмешиваться в жизнь королевского двора и даже в семейные взаимоотношения правящей фамилии. За эту кратковременную власть многие придворные дамы расплачивались своей красотой, молодостью, а иногда и жизнью. [more]С историей термина "фаворитизм" вы можете ознакомитьсяздесь Давайте поговорим о фаворитках Короля-Солнца и о той роли, которую каждая из них сыграла в его судьбе. Вот биография Людовика XIV. У этого представителя династии Бурбонов была нелегкая судьба - став королем в пять лет, он с ранних лет был подвержен дурному влиянию королевского двора. У него, несомненно, было много любовниц, но лишь немногие удостоились почетного звания "официальной фаворитки". [more]Людовик XIV (1638-1715) - король Франции из династии Бурбонов, правивший в 1643-1715 годах. Сын Людовика XIII и Анны Австрийской. Жены: 1) с 1660 года Мария-Терезия, дочь короля Испании Филиппа IV (1638-1683); 2) с 1683 года Франсуаза д'Оби-нье, маркиза де Ментенон (1635-1719). Людовик родился в воскресенье, 5 сентября 1638 года в новом дворце Сен-Жермен-о-Лэ. До этого на протяжении двадцати двух лет брак его родителей был бесплодным и, казалось, останется таким и впредь. Поэтому современники встретили известие о появлении на свет долгожданного наследника изъявлениями живейшей радости. Простой народ видел в этом знак Божьей милости и называл новорожденного дофина Богоданным. Сохранилось очень мало известий о его раннем детстве. Едва ли он хорошо помнил своего отца, который скончался в 1643 году, когда Людовику было всего пять лет. Королева Анна вскоре после этого оставила Лувр и переселилась в бывший дворец Ришелье, переименованный в Пале-Рояль. Здесь в очень простой и даже убогой обстановке юный король провел свое детство. Вдовствующая королева Анна считалась правительницей Франции, но фактически всеми делами вершил ее фаворит кардинал Мазарини. Он был очень скуп и почти совсем не заботился о доставлении удовольствий ребенку-королю, лишал его не только игр и забав, но даже предметов первой необходимости: мальчик получал всего две пары платья в год и принужден был ходить в заплатах, а на простынях его замечали огромные дыры. На детство и отрочество Людовика пришлись бурные события гражданской войны, известной в истории как Фронда. В январе 1649 года королевское семейство в сопровождении нескольких придворных и министров бежало в Сен-Жермен из охваченного восстанием Парижа. Мазарини, против которого, главным образом, и было направлено недовольство, пришлось искать убежище еще дальше - в Брюсселе. Только в 1652 году с огромным трудом удалось водворить внутренний мир. Но зато в последующие годы, вплоть до самой смерти, Мазарини твердо держал в своих руках бразды правления. Во внешней политике он также добился немаловажных успехов. В ноябре 1659 года был подписан Пиренейский мир с Испанией, положивший конец многолетней войне между двумя королевствами. Договор был скреплен брачным союзом французского короля с его кузиной, испанской инфантой Марией Терезией. Этот брак оказался последним деянием всесильного Мазарини. В марте 1661 года он умер. До самой смерти, несмотря на то что король уже давно считался совершеннолетним, кардинал оставался полноправным правителем государства, и Людовик во всем послушно следовал его указаниям. Но едва Мазарини не стало, король поспешил освободиться от всякой опеки. Он упразднил должность первого министра и, созвав Государственный совет, объявил повелительным тоном, что решил отныне сам быть своим первым министром и не желает, чтобы кто-либо от его имени подписывал даже самые незначительный ордонанс. Очень немногие в это время были знакомы с настоящим характером Людовика. Этот юный король, которому исполнилось только 22 года, до той поры обращал на себя внимание лишь склонностью к щегольству и любовными интригами. Казалось, он создан исключительно для праздности и удовольствий. Но потребовалось совсем немного времени, чтобы убедиться в обратном. В детстве Людовик получил очень плохое в

Ответов - 124, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Анна: Katrine пишет: 4. Во время поиска информации я всерьез задумалась - а не является ли Анжелика де Руссиль прототипом Анжелики книжной? Или это просто совпадение? Просто совпадение. Смотрите: у них совершенно разные биографии, общим является только имя. А имя Анжелика в различных сочетаниях было частым в ту пору. Кроме того, Анн Голон рассказывала, что придумала имя своей героине по ассоциации с растением дягиль (ангелика).

Katrine: Просто я обратила внимание на описание внешности - у нее были золотистые волосы и серо-зеленые глаза) Вот еще картины нашла: де Лавальер де Монтеспан с детьми (все от короля наверное))) сестры Манчини Мария Манчини (а все-таки она хорошенькая, немудрено, что в нее Людовик влюбился)

urfine: Katrine , спасибо за информацию и особенно за портреты. В познакомили нас с самыми известными фаворитками Людовика 14, которые обязаны своей извесностью и тем, что им уделяют такое внимание, как благодаря своим личным качествам, так и тем, что связи эти были продолжительными Но было еще масса мимолетных увлечений, так сказать фаворитки при фаворитка. Когда уже мадам де Монтеспан следовало себя вести как примерной супруге и терпеть фавориток сезона. Я насчитала плюс к вашим еще как минимум 12 женщин.

Katrine: Я назвала только официальных фавориток urfine пишет: Я насчитала плюс к вашим еще как минимум 12 женщин Так много?!?!? Мне будет над чем поработать) Постараюсь подыскать что-нибудь и об остальных (чувствую, я таким образом выучу всю историю Франции 17 века )

Анна: Katrine пишет: 1)Явление фаворитизма в целом - его положительные и отрицательные стороны. А скажите с точки зрения социальной - такой женский фаворитизм не является ли разновидностью полигамии? Потом интересно еще - с точки зрения "госаппарата" - как менялась роль королевы в означенный период? Простой народ видел в этом знак Божьей милости и называл новорожденного дофина Богоданным. А вот тут есть неточность - потому что Богоданный - это прямой перевод крестного имени Людовика - Дьедонне (то есть Богдан)

toulouse: Так и остается загадкой: блондинка Атенаис ил брюнетка... что ли на голосование поставить

Katrine: Анна пишет: А скажите с точки зрения социальной - такой женский фаворитизм не является ли разновидностью полигамии? признаться, вы заставили меня изрядно покопаться в сетевых ресурсах, и из найденной информации я могу судить,что наличие любовницы при живой жене воспринималось как должное у знатных господ. однако Людовик 14 превзошел всех - какое-то время и Монтеспан и Лавальер были на равных правах в королевской спальне , и он не стесняясь афишировал это. Заставлял их изображать теплые дружеские отношения, и, чтобы показать равноправие обеих фавориток, дал им в новой театральной постановке одинаковые роли. Я в растерянности. Если подходить чисто снаучной точки зрения, то полигамией здесь и не пахнет: Полига́мия — многобрачие, при котором брачный партнёр одного пола имеет более одного брачного партнёра противоположного пола К этому явлению скорее подходит термин полиамория -система этических взглядов на любовь, допускающая возможность существования множественных любовных отношений у одного человека с несколькими людьми. А вот тут есть неточность спасибо, что заметили. Я все-таки жутко невнимательная toulouse судя по всему, либо крашеная, либо художник - дальтоник

Katrine: Вот еще - до Марии Манчини у Людовика было множество увлечений - после того, как Анна Австрийская отвела его к Катрин де Бове, известной куртизанке, он стал захаживать ко всем без разбору фрейлинам, и мадам де Навай приказала установить решетки на окнах комнат фрейлин, что привело к бурному негодованию. Одним из его непродолжительных увлечений была Шарлотта де Грамон, принцесса Монако.

Анна: Katrine пишет: Если подходить чисто снаучной точки зрения, то полигамией здесь и не пахнет: Да, но смущает именно официальность статуса фаворитки. В какой системе? Понятно, что это не брак. Но в восточных гаремах вроде бы была определенная, официально зафиксированная иерархия. Здесь тоже что-то подобное?

Sourire: Какая тема интересная В своё время я много информации собирала на неё :) Может быть, когда завал в универе разберу, буду заглядывать. А у меня вопрос, никто не читал книгу Antoine Fraser "Louis XIV and love" (насчёт названия точно не уверена). У меня есть книжка этого автора про Марию Антуанетту, мне понравилось, но поскольу про Людовика 2006 года, то в наших магазинах я её не найду, вот хотела поинтересоваться, стоит заказывать? Может кто-нибудь читал?

Katrine: Судя по всему, да. Только в отличии от иерархии гаремной, она была неофициальной, хотя и общепризнанной. "Причина фаворитизма кроется в намерении монарха сосредоточить верховную власть в руках очень небольшой группы людей, часто не обладавших выдающимися качествами, однако, лично преданных." - так было изначально, и только в 16-17 столетиях статус фаворитки стал очень удобным прикрытием, как бы официальным названием любовницы. Sourire, инфу обязательно выкладывайте) У меня на все рук не хватает, столько хочется выложить.

Анна: То есть чисто политическое явление, присущее еще Древнему миру, стал в рассматриваемый нами период прикрытием явления личной жизни? И политическое значение фаворитизма было менее опасным для короля, чем значение личное? Термин сменил направленность?

toulouse: Katrine пишет: , либо крашеная, либо художник - дальтоник еще вариант - парик

urfine: Вот даю ссылку на книгу (не могу судить о ее особой научности, но почитать интересно): Повседневная жизнь восточного гарема Вот отрывок (извините за качество текст, я его правила, но потом просто надоело): ГАРЕМНАЯ ИЕРАРХИЯ Собрание разных по положению и красоте женщин в замкнyтом пространстве, даже если это и роскошный гapeM, всегда грозило бурными и непредсказуемыми событиями. Мир и покой в серале сохранялся до поры до времени, и гapaHтировать eгo не Moг даже сам великий повелитель. Многовековой опыт доказывал необходимость ocoбой иерархии, которая хотя бы отчасти поддерживала дисциплину в кипящем страстями дамском собрании. Сей гаремный кодекс, напоминающий «(табель о paHгax», жестко регламентировал взаимоотношения, привилегии, права и обязанности гapeMHoгo персонала в зависимости от Toгo, на какой ступени «(служебной лестницы» находилась та или иная обитательница ceраля. Осман¬бей ¬ один из турецких чиновников в своей полной сарказма книге «(Турки И их женщины, султан и eгo гapeM» писал: «(Восточные мудрецы признали эту истину, что доказывается тем, что, наполняя свои гapeMbI сотнями женщин, они нашли нужным положить в основание гаремной жизни строгую дисциплинарную систему, благодаря которой мужья, имеющие три¬-четыре жены, MOгyг управлять своим гapeMoM и поддерживать в нем порядок, повиновение. То же, что делали владетели буржуазных гapeMoB, должны были сделать и султаны, только в гораздо больших размерах. В самом деле, чтобы содержать и держать в повиновении тысячи женщин, они должны были создать целую конституцию со своими иерархическими степенями, своими за¬ конами и регламентами. Учреждение иерархии было безусловно необходимо, потому что иначе бьло бы невозможно определить место каждого члена гapeMa, а также и обязанности, лежащие на каждом из них. Эта гаремная конституция не имеет основателя, aBтора, имя KOTopoгo было бы известно потомству: она ¬ дело необходимости и времени. Иерархия императорского гapeMa представляет Taкой же правильный план, как и всякая дрyгая иерархия, имеющая свои посредствующие ступени и своих субалтернов, отношения которых устанавливаются на сновании прав старшинства, прав на производство, на HaгpaдbI и пр. Благосклонность султана является, KOнечно, великим краеyгольным камнем Bceгo иерархи¬ ческого здания. Иначе, впрочем, и быть не может». ¬я ориентации в лабиринтах гapeMa Осман¬бей составил следующую схему: гapeM султана: Валиде¬султан (мать султана). Хазнедар¬уста (великая казначейша). Бах¬кадина (первая жена султана), вторая, третья и четвертая кадины. Бах¬ирбаль (первая фаворитка eгo величества), BTOрая, третья и прочие ирбаль. гезде (девицы, замеченные султаном, чающие или вздыхающие ). Кадины¬эфенди (матери принцев или принцесс). Султанши (не выданные замуж принцессы крови). Каждая из поименованных дам имеет свой особый двор (даирэ) и свиту из женщин. А теперь представим устройство собственного ДBOра валиде¬султан, служившего образцом для всех ocтальных. Валиде¬султан. Ее казначейша, секретарь, хранительница печати, первая хранительница гардероба, первая наливательница воды, первая подательница кофе, первая приготовительница шербета и проч., одним словом, дюжина дам, называющихся кальфа (госпожа). Каждая кальфа имеет в своем распоряжении известное число учениц, называющихся аляибр, что значит рабыни. Все аляибры очень молоды ¬ от пятнадцати до двадцати ¬ и составляют низшую ступень гаремной иерархии. Перейдем теперь к более обстоятельному описанию основных ступеней гаремной «табели о paHгax». ¬Валuде¬султан (мать¬султанша) Мать правящего султана бьла вершиной гаремной иерархии. Ее власть бьта непререкаема и безраздельна, как у императрицы. «Первая леди», сумевшая сделать cBoeгo сына, как правило, одного из многих, наследником престола, невольно внушала уважение своему окружению, а прочим ¬ страх и трепет. Да и кто лучше ее знал гаремную жизнь со всеми ее явными и тайными CTOронами. Казалось бы, правительницей гapeMa могла быть одна из законных четырех жен султана, однако это влекло за собой опаснейшие интриги, в которые Heминуемо включились бы конкурирующие кланы каждой из жен. Проще и безопаснее было держать жен в равном положении, предоставив власть почтенной матроне. А женам оставить соперничество за внимание султана и надежду сделать очередным султаном cBoeгo сына. Валиде¬султан была не только правительницей гaрема, но и законодательницей мод. Дамы, посмевшие одеваться более роскошно или носить более дорогие украшения, рисковали навлечь серьезные неприятности не только на себя, но и на cBoeгo супрyга. Валиде-султан величали «О, венец укрытых паранджой!» или «Наша госпожа». Без ее ведома в гapeMe не происходило ни одного значимого события, включая выезды из сераля или посещения родственниц. Без ее одобрения никто не Moг быть «зачислен» в гapeM, будь то чернокожая рабыня-¬кухарка или белокожая одалиска, которой устраивался придирчивый экзамен. Формально к валиде¬султан был приставлен важный сановник, именовавшийся валиде-киясси, назначавшийся императорским указом. Он исполнял административные функции. И хотя должен бьт быть «(оком султана» в гapeMe, большей частью бьт занят материальным обеспечением «(Дома счастья», следуя пожеланиям валиде-султан. Хазнедар¬уста Опорой матери-¬султанши в самом гapeMe была хазнедар¬уста ¬ главная экономка, исполнявшая TaKже обязанности казначея и интенданта. Эта, обычно немолодая и весьма опытная, дама имела сотни личных cлyг, помощников, рабынь и евнухов. Хазнедар вела хозяйство, следила за порядком и представляла регулярные доклады госпоже. Одной из ее главных прерогатив бьло возведение осчастливленных вниманием султана избранниц на ложе повелителя. Она руководила этой деликатной церемонией с глубоким знанием дела, после чего встречала и провожала к предмету страсти caMoгo султана. При необходимости она представляла валиде¬султан вне гapeMa. И ей оказывали не меньше уважения, чем султанше¬-матери, на которую хазнедар имела cyщественное влияние. Если случал ось, что мать-¬султанша оставляла этот мир, ее обязанности и полномочия переходили к хаз¬ Heдap¬ycтa. Однако она не всегда честно выполняла свои обязанности. Когда умерла мать султана Абдул¬ Меджид а, в гapeMe начался хаос, которым хазнедар не преминула воспользоваться в своих интересах. Со своими приближенными она растащила имущество и казну гapeMa, завладев таким образом многомиллионным состоянием. Но власть ее была так велика, что осведомленные о ее проделках министры, включая министра финансов, лишь смиренно склоняли перед ней головы. Жены султана (адuны¬эфендu) ¬ Как мусульманин султан имел право иметь до четырех жен, то есть жен официальных, с которыми заключались брачные контракты, игрались свадьбы со всеми подобающими церемониями. Однако со BpeMeнем это правило претерпело немало изменений. Брачные контракты заключались уже не со всеми или BOвсе не заключались. Сам институт наложниц был кощунственным Hapyшением мусульманского закона, потому что наложницами могли признаваться лишь женщины, оказавшиеся в плену у мусульман в ходе джихада ¬ войны за Beру. Но таковых было HeMHoгo. Подавляющее же число наложниц поступали в гapeMbI совсем иными путями, о чем будет рассказано позже. В конце концов султаны стали без излишних формальностей жениться только на рабынях. Женами признавались те из рабынь-¬наложниц, которые рожали султану детей, считавшихся законными наследниками. Тем не менее главными или любимыми (хасеки) по-прежнему считались только четыре супруги. Первая жена именовалась бах¬кадина. Каждая из главных жен имела даирэ ¬ собственные апартаменты с соответствующим штатом рабынь, eBнухов и т. д. Обычно жены султана жили на верхних этажах, а прислyга на нижних. Если место одной из жен по какой-¬либо причине становилось вакантным, eгo занимала женщина, cyMeBшая обратить на себя особое внимание султана. И Heтрудно представить, какая жестокая, хотя и скрытая от посторонних глаз борьба велась за право занять эту вожделенную нишу. Кадины ¬Основными претендентками на звание одной из четырех законных женповелителя были просто кадины. Эти дамы тоже находились в весьма привилегирован¬ ном положении, так как были или беременны, или уже успели произвести на свет принца или принцессу. Жерар де Нерваль, которому устроили тайную экскурсию по сералю, когда в нем не было женщин, писал: «Это были комнаты кадин. Абсолютное сходство этих помещений удивило меня, но мне объяснили, что между женами султана царит полное равенство... В качестве примера художник рассказал мне, что Koгда eгo высочество заказывает для своих жен в Пере, обычно у французского кондитера, коробки конфет, они обязательно должны быть одинаковыми. Дополнительная обертка, особая форма конфеты, даже лишние пастила или драже вызвали бы нежелательные разногласия между этими прелестными созданиями; как и у всех мусульман, у них очень развито чувство равенства». Кадины считались признанными, хотя и неофициальными, женами султана. До cBoeгo возвышения кадины находились в paHгe икбал ¬ фавориток. ¬ Икбал Категория икбал (счастливые) была переходной от простой гаремной рабыни к уважаемой даме. Такая счастливая перемена судьбы зависела и от случая, и от гapeMHbIx интриг. Дюжина очаровательных одалисок, более дрyгих преуспевших в гapeMHbIx науках, составляли cBoeгo рода аристократию прислyги и окружали посетившего гaрем султана. главное было попасться на глаза султану и OCTaHOвить на себе eгo внимание. Одни рабыни искали TaKoгo случая, дрyгих случай находил сам. Это могло произойти в самых обычных обстоятельствах ¬ Koгда он спал, ел, одевался. Случалось, что султан примечал наложниц на приемах, праздниках или выездах. В отличие от всех остальных мужчин султан Moг видеть женский персонал любого гapeMa с OTKpЫTЫ¬ ми лицами. Эта привилегия eгo величества принималась безропотно, хотя и 'Выходила за рамки единого для всех мусульман закона. В Коране по этому поводу сказано: «И скажи (женщинам) верующим: пусть они потупляют свои взоры и охраняют свои члены, и пусть не показывают своих украшений, разве только то, что видно из них, пусть набрасывают свои покрывала на разрезы на груди, пусть не показывают своих украшений, разве толь CBOим мужьям, или своим отцам, или отцам своих мужей, или своим сыновьям, или сыновьям своих мужей, или своим братьям, или сыновьям своих братьев, или CBOим женщинам, или тем, чем овладели их десницы, или слyгам из мужчин, которые не обладают желанием, или детям, которые не постигли HaгoTbI женщин; и пусть не бьют своими ногами, так чтобы узнавали, Kaкие они скрывают украшения. Обратитесь все к Аллаху, о верующие, может быть, вы окажетесь счастливыми!» «Предположим, что султан решил навестить свою мать или одну из своих законных жен, ¬ пишет Ocман-¬бей. ¬ В покоях, которые желал посетить султан, начиналась страшная суматоха. Все шумят, кричат, Haряжаются и украшают апартаменты. Когда eгo величество усаживается на предназначенный только для Heгo диван, ему с особыми церемониями предлагают yгощения. Рабыни, которые прислуживают на приеме, имели теперь возможность приблизиться к султану и предъявить eгo взору свои естественные и искусственные прелести. Султан и сам был не прочь взглянуть на этих очаровательных девушек, которые кружатся BOKpyг Heгo, подавая кофе, набивая табаком трубку и стараясь всячески yгодить повелителю. И нет ничего удивительногo в том, что какая-то из этих прелестниц сумеет обратить на себя особое внимание повелителя. Плененный красавицей¬рабыней султан не стеснялся дeMOHстрировать вспыхнувшую страсть жестом, слишком пристальным взглядом, легкой улыбкой. ¬ Как ее зовут? ¬ спрашивал султан. Этого бьто достаточно, чтобы рабыня была возведена в paHг гезде ¬ попавшейся на глаза. Мать или жена султана подавали рабыне специальный знак, та приближалась и целовала край дивана, на котором сидел повелитель. Вслед за тем ему представляли рабыню, которая с этого момента и становилась гезде. На следующий день гезде покидала даирэ своей бывшей хозяйки и помещал ась в дрyгие апартаменты, где ее приводили в необходимый вид, наряжали и дaвали необходимые наставления, перед тем как султан пожелает поближе познакомиться со всеми ее дoстoинствами». Похожую ситуацию описывал и Джордж Дорис: «Может статься, что выбор падишаха падет на одну из рабынь, принадлежащих eгo родственницам¬-султаншам или eгo дочерям-¬принцессам, которые живут за пределами Йилдыза и лишь иногда посещают eгo. Так, однажды вечером, когда Eгo Величество давал в своем гapeMe танцы и балет, он приметил среди танцовщиц юную рабыню по имени Местэ¬Алем, служанку eгo младшей дочери ¬ принцессы Зеккие. Hayтpo двое евнухов султана прибыли во дворец принцессы и объявили ей, что они пришли за юной Местэ¬Алем, которая удостоил ась особой чести ¬ монаршего желания. Велико было волнение юной черкешенки, даже не мечтавшей о таком возвышении! Ее госпожа поспешила распорядиться о том, чтобы она могла принять традиционную ванну и, окруженная своими рабынями, сама присутствовала при ее туалете. В аромате дyХОВ, в богатом наряде новая избранница, все еще думавшая, что она грезит, села в роскошную карету и в сопровождении верховых евнухов прибыла в Йилдыз, где валиде¬султан тотчас же вызвала ее и дала ей обычные наставления. Однако, несмотря на поспешность, с какой ее доставили во дворец, лишь на четвертый день Местэ¬Алем была представлена господину. И то ли eгo каприз прошел, то ли девушка показалась ему не так уж красива, то ли он не узнал ее в ее новом наряде, но Eгo Величество, поведя бровью при виде ее, резко CKaзал: "Эта не та. Отправьте ее назад" Дрожащая, опозоренная, глубоко уязвленная в своей зарождавшейся гордости, взлетевшая столь высоко, чтобы так низко и так внезапно упасть, бедняжка была препровождена обратно к принцессе Зеккие ¬ на сей раз без каких бы то ни было знаков почета, в сопровождении ypoдливого и cTapoгo чернокожего евнуха. Однако ей, безутешной в своем гope от пережитого тяжкого испытания, не приптось долго страдать: она сделалась печальной, томной и бледной, стала Kaшлять и вскоре умерла». Превращение гезде в фаворитку или попросту наложницу (любовницу), совершалось известным образом. И если султан оставался доволен своим выбором, гезде получала титул икбал, а вместе с ним ежемесячное денежное содержание, приcлyгy и евнухов. Об отношениях султана Абдул¬Хамида со своим гaремом Джордж Дорис писал: «Иногда он благоволит побеседовать со своими фаворитками, в глазах KOTOрых ему нетрудно выглядеть человеком блистательнoгo ума: все они абсолютно невежественны, и то поверхностное воспитание, которое они получили, не мешает им оставаться по¬ детски наивными. Он посвящает их в самых общих чертах в дела мировой политики, рассказывает им разные истории, анекдоты из заграничной дворцовой жизни (до которых он сам большой охотник), и это единственные уроки истории, которые им преподаются. ...гapeM вот весь их мир. Сюда они были привезены еще детьми; здесь их берегyт, как драгоценное CTaдо; здесь они живут и умирают, ничего не узнав об окружающем мире, не осознав даже, что такое жизнь». Фаворитки тоже бьти «первыми», «вторыми», а то и десятыми или сотыми... Но, в отличие от главных жен, первенство фавориток было весьма относительным. Султану ничто не мешало «осчастливить» своим монаршим расположением новую рабыню, чтобы тут же забыть о ее предшественнице. Мелек¬ханум писала: «Меня сопровождали одалиски, шеи которых были повязаны белыми платками с вышитыми на них стихами, и это означало весьма благосклонное отношение к ним господина». Этот сверкающий страстями калеЙДоскоп, по-видимому, развлекал всевластного султана, но управителям гapeMa приносил множество хлопот. Определить, кто сегодня настоящая фаворитка, а кто ¬ любимая жена, было непросто, учитывая непредсказуемость любовных фантазий падишаха. Неясность положения не давала покоя и самим фавориткам. Они мечтали лишь о том, чтобы забеременеть и произвести на свет принца или принцессу. Кроме самой радости материнства, это поднимало фавориток на новую ступень гаремной иерархии, превращая их в кадин. Но на этом пути их поджидали почти непреодолимые трудности. Кальфы Эти старые многоопытные рабыни, в том числе и бывшие наложницы, MHoгoe знали и MHoгoe умели. Каждая кальфа заведовала отдельным «департаментом» ¬ прислyгой, поварами, гардеробом, банщицами, лекарками, певицами, музыкантшами и т. д. Были TaK¬ же кальфы ¬ хранительницы печатей, церемонийместерши, заведующие протоколом, секретарши-¬письмоводительницы, дегyстаторши и пр. Кальфы сами покупали юных рабынь, исходя из потребностей cBoeгo «департамента», одевали, кормили и, главное, обучали новоиспеченных служанок TOHкостям ремесла. Сочувствуя участи несчастных рабынь, которыми когда¬то были сами, кальфы брали над ними доброе материнское попечительство. Предвидя, как непросто им будет добиться чего¬то в гapeMe, кальфы не упускали случая вьщать рабыню замуж, если появлялась подходящая партия. И даже давали им приданое, как poдной дочери. гapeMHbIe профессии требовали особых навыков и большой ответственности. К примеру, кальфа, KOTOрая исполняла должность первой наливальщицы KOфе, учила своих подопечных, как этот самый кофе Baрить, как подавать, как распознавать хорошие и плохие кофейные зерна, чтобы не навлечь на себя гHeB своих хозяев. Особое внимание уделялось сервировке. Роскошная посуда, в которой подавался кофе, как правило, была украшена эмалью и драгоценными камнями. Кальфы бьти хранительницами традиций гapeMa, eгo своеобразной культуры и обычаев. Они сами уже были частью гapeMa и о дрyгой судьбе не помышляли. Если умирала одна из жен султана, то наследницей считалась ее кальфа, которая, возможно, когда¬-то сама и купила на рынке девочку, а затем помогла ей вознестись на вершину гаремной пирамиды. Когда же умирала кальфа, то все ее имущество и даже накопленные деньги становились собственностью султана. Возможно, потому султаны и были так щедры со своими женами, что в конечном счете все потраченное возвращалось к ним самим. Простые рабыни «Жены султана, кадины и фаворитки почти никогда не покидают гapeMa, в котором они заживо погребены, ¬ писал Джордж Дорис. ¬ Что касается рабынь, то они иногда выходят за eгo пределы в сопровождении евнухов, чтобы сделать в городе необходимые покупки и выполнить всякие поручения. Но эти выходы становятся все более редкими; они были почти полностью отменены после ужасного CKaHдала, случившегося несколько лет тому назад. Директору крупного магазина новинок г¬ ну К., человеку обходительному и практичному, имевшему в числе CBOих клиентов и обитательниц дворца, пришла в голову удачная идея оборудовать на втором этаже cBoeгo Maгазина примерочные кабинки, в которых милые дамы могли бы находиться длительное время. Похоже, эти таинственные помещения имели два входа, и примерки, которые там совершались, не всегда имели в виду одежду, ибо вскоре после Toгo, как заведение посетила турецкая полиция, оно было закрыто. Надо ли гoворить, что за короткий срок eгo любезный директор нажил целое состояние!» Сотни женщин исполняли в гapeMe самую черную работy. Они готовили пищу и мыли посуду, шили и стирали, топили бани и убирали помещения. Им сносно платили, а со временем отпускали на свободу. В этот разряд попадали белые и черные женщины, которые, как считалось, не годились ни на что дрyгое. Хотя сами они верили, что вполне могли бы дать фору если не женам, то хотя бы фавориткам. Их уверенность имела веские основания ¬ султан Абдул¬Меджид был сыном рабыни, заведовавшей топкой печей в купальне. Как пишет Осман¬бей, однажды банщицу увидел входивший в купальню султан. Минутный каприз владыки обернулся беременностью paбыни, которая MгHoBeHHo была вознесена в paHг Kaдины. Но дело этим не кончилось, и в результате на свет появился будущий султан, а сама банщица в KOHце концов стала правительницей гapeMa с высшим титулом ¬ валиде¬султан. О подобных причудах султанов говорится и в «Tысяче и одной ночи»: «И халиф женился на закупщице и проспал с нею ночь, а Hayгpo отвел ей помещение и невольниц, чтобы прислуживать ей, и назначил ей помесячные выплаты и предоставил ей жилище среди своих наложниц». Последняя наложница бухарского эмира Болгарский культуролог Валентин Петров paCCKaзывал автору о встрече с последней наложницей буxapcKoгo эмира. Она была еще совсем юной девочкой, когда ее заприметила в общественной купальне дрyгая наложница эмира, которой было поручено подбирать для гaрема самых красивых девушек. Проследив за девочкой, узнав, где она живет и ее имя, посланница эмира отправилась в мечеть. Там, посмотрев родовые книги, имам сообщил, что девочке уже исполнилось тринадцать лет ¬ с этого возраста девушек можно брать в гapeM. В базарный день пышная свита направилась из дворца в бедные кварталы. Жители гадали, кому на этот раз улыбнется судьба. Попасть в гapeM caMoгo эмира бьто почетно, это сулило немалые выгоды. Ocтановившись у нужного дома, процессия преподносила родителям подарки и просила отпустить их дочь к благоородному эмиру. Родителям ничего не OCTaBaлось, как согласиться. В книге Роберта ван гулика «Искусство секса в Древнем Китае» читаем: «И хотя последователи KOHфуцианства и считали женщину существом низшего порядка в сравнении с мужчиной, что было в их понимании вполне естественно, так как Земля находится ниже Неба, они ни в коем случае не ненавидели и не унижали женщину, как это делали многие cpeДHeвековые христианские священники. Более Toгo, женщины пользовались своими закрепленными за ними законом правами, и одним из них было право на удовлетворение сексуальных потребностей. Хотя физический контакт был cTpoгo ограничен спальней, там мужчина должен был уделить каждой своей женщине личное внимание, KOTopoгo они были лишены, как только покидали ложе. В книге "Ли цзи" отмечается, что отказ в удовлетворении сексуальных потребностей женщины был серьезным скорблением, возраст, а не красота Moг позволить мужчине менять строгyю ледовательность и частоту посещений жен и наложниц. Там говорится: "Даже если наложница cтановится cтарой, до тех пор пока ей не исполнится пятьдесят лет, муж обязан coединяться с ней один раз в пять дней. Со своей CTOроны, когда ее провожают в eгo спальню, она должна быть чистой, аккуратно одета, волосы должны быть причесаны и уложены, на ней должно быть длинное платье и ее домашние туфли должны быть правильно застегнуты». Институт наложниц существовал на всем протяжении человеческой истории. Об этом говорится и в Ветхом Завете. «Библейская энциклопедия» сообщает: <...некоторые из самых благочестивых патриархов, как, напр., Авраам и Иаков, имели наложниц: Aгарь, Xeттyру и др. Подобные же примеры встречаются и во Bpeмена подзаконные, Судей и Царей, как, напр., MaHacсия, Халев, Гедеон, Саул, Давид, Соломон и др. ...Таким образом, наложничество представляется как слабость, допущенная древними патриархами частию по обычаю, принятому прежде их, частию по нетерпеливости иметь скорее потомство. Бог терпел эту слабость. Но при мер патриархов не дает оправдания для нее. Напротив, Свящ. Писание во многих местах дает видеть то ограничение этой слабости, то вредные по¬ следствия оной для семейного спокойствия, общеcTBeHHoгo благосостояния и чистоты нравов, то HaKOнец прямые запрещения как поведения несогласного с первоначальным учреждением брака и волей Божьей. Таким образом, Евангелие дает указание на священное ycтановление брака, eгo первоначальное высокое значение, и по духу eгo наложничество в настоящее время считается тяжким гpexoM, равняющимся блуду и прелюбодеянию» . Андрей Ланьков писал о том, как обстояли дела с наложницами во дворце короля Кореи: «...Никаких ограничений на их число не существовало. Обычно официально признанных наложниц было около 10-15, но в распоряжении короля бьти также и кунъне, то есть в буквальном переводе "женщины дворца" Кунъне являлись дворцовыми служанками. Они мьти, убирали, стирали, готовили, делали тысячи иных дел, без которых жизнь в oгpoMHoM дворцовом комплексе была бы невозможной. Однако кунъне не бьли просто служанками. При "поступлении на работу" они должны бьти быть девственницами и рассматривались как потенциальные наложницы короля. Король, если он только захотел, Moг провести ночь с любой приглянувшейся ему служанкой, хотя в действительности в королевской постели смогли побывать лишь очень немногие из них. Любая любовная связь с иным мужчиной для кунъне считалась тяжким yгoловным преступлением, она приравнивалась к измене супрyгy, то есть самому королю (даже в том случае, если король и в глаза ни разу не видел виновницу). Набирали кунъне раз в десять лет, при этом и они, и их родители должны были обладать хорошим здоровьем, а также не иметь среди своих предков тех, кто когда-либо осуждался за yголовные или политические преступления. Обычно на службу во дворец отбирали совсем маленьких девочек, которым было только пять--шесть лет, хотя бывали и исключения. Первые пятнадцать лет жизни во дворце считались временем ученичества, а потом девушки официально получали звание дворцовой прислужницы. Любопытно, что проводившаяся по этому случаю церемония была KOпией свадебного ритуала. Единственное отличие заключалось в том, что на этой "свадьбе" отсутствовал жених. Дело в том, что женихом (так сказать, "виртуальным женихом") был сам король и прошедшие церемонию женщины считались потенциальными Haложницами короля. Даже в том случае, если кунъне с годами покидала дворцовую службу и возвращалась в «большой мир», вступать в брак она больше не Moгла, ведь до конца жизни она все равно формально оставалась как бы "резервной наложницей" Eгo Величества. Однако мечтой большинства "женщин дворца" было стать настоящей наложницей, которую называли "хозяйкой задних покоев" ,для этого, во-первых, кyнъне должна была провести с королем ночь (кстати, Haзывалось это официально "подняться до королевской милости"). "Подняться до королевской милости" yдaвалось немногим, ведь для большинства прислужниц жизнь так и проходила на кухнях и в прачечных, в вышивальных мастерских и в кладовых дворца, то есть там, куда Eгo Величество, понятное дело, не заглядывал, где шансы попасться королю на глаза и привлечь к себе eгo внимание были практически нулевыми. Oднако даже сама ночь или две, проведенные в королевской постели, значили не очень MHoгo. Как правило,для Toгo чтобы стать официально признанной наложницей, женщина должна была родить королю ребенка. Удавалось это немногим, из примерно 300-400 Haходившихся во дворце кунъне полноправными кopoлевскими наложницами обычно становились Bceгo лишь 10-15 женщин. Большинству же дворцовых служанок оставалось надеяться на то, что со временем они CMOгyг сделать карьеру и дослужиться, скажем, до CTapшей служанки, cBoeгo рода фрейлины. Старшие служанки или непосредственно прислуживали королеве и наложницам, или же были начальницами всяческих дворцовых хозяйственных учреждений (кухни, прачечные, гардеробные и т. д.). И тем не менее большинство из них мечтало о том, что, может быть, и им улыбнется счастье, что и они тоже когда-нибудь CTaHyт матерями королевских сыновей. Вообще говоря, с политической точки зрения главная задача наложниц заключалась вовсе не в том, чтобы время от времени разделять с королем ложе и paдовать eгo своими прелестями. Им была поручена куда более важная миссия: обеспечивать стабильность династии, производя на свет сыновей - потенциальных наследников».

Katrine: Анна,Да, истинное значение слова "фаворит" было утеряно еще со времен Генриха третьего. " Институт фаворитов, приближенных к королю не столько по праву знатного происхождении и политической лояльности, сколько на основе личной преданности, был нормой придворной жизни XVI — XVII вв. Иногда эти отношения имели гомоэротический характер. Юные миньоны Генриха III Французского, начинавшие свою придворную карьеру в 17—18 лет, которым близость к королю давала власть и деньги и о женственности которых парижане распевали сатирические куплеты, были завзятыми дуэлянтами и с успехом волочились за придворными дамами (один из них, де Сен-Мегрен, был даже убит за то, что соблазнил герцогиню де Гиз). Генрих III называл их «моя дорогая банда» и писал де Келюсу: «Малыш, я целую твои руки и обнимаю тебя». Но точно такие же фавориты были и у гетеросексуальных монархов ." " «Король-Солнце» Людовик XIV, в отличие от своего отца, любил исключительно женщин, но что он мог сделать со своими родственниками и приближенными? Младший брат короля герцог Филипп Орлеанский обожал носить женское платье на балах и карнавалах (в детстве его так наряжали взрослые) и не скрывал своих любовных отношений с графом де Гишем и шевалье де Лоррэном, что не мешало ему быть успешным полководцем, вызывая у короля жгучую зависть. Периодически по поводу «нравов» «Мсье», как титуловали брата короля, и его окружения возникали громкие скандалы."



полная версия страницы