Форум » Творчество читателей » Фанфик «Le Roque Аccidentel» (Случайная рокировка) » Ответить

Фанфик «Le Roque Аccidentel» (Случайная рокировка)

Florimon: Дорогие форумчанки! Я (Florimon) и Bella поздравляем вас с днем Св. Валентина и в качестве подарка представляем вашему вниманию необычный творческий эксперимент. Это будет два фанфика, написанные двумя авторами, но на одну заданную тему. Сюжеты заранее не оговаривались, у нас были только исходные данные, предложенные в свое время Bella, а именно - познакомить Анжелику с Пейраком уже более опытной и зрелой женщиной. Фанфик Bella http://angeliquemarquise.forum24.ru/?1-11-0-00000196-000-0-0-1518621680 Название: Le Roque Аccidentel (Случайная рокировка) Пейринг/персонажи: Анжелика/Жоффрей де Пейрак, Кольбер, Одиже, Молин, Пегилен де Лозен Описание: Маркиза дю Плесси-Бельер встречается с графом де Пейраком в Версале... [off]Кстати, кто хотел увидеть, как я пишу без моих замечательных и любимых редакторов - Voi la [/off]

Ответов - 51, стр: 1 2 3 4 All

Florimon: Глава 1 Анжелика дю Плесси-Бельер медленно шла вдоль боскетов из вечнозеленых самшитовых кустов, идеально выверенные формы которых занимали почти весь южный партер версальского парка и образовывали нечто вроде лабиринта. Время от времени молодая женщина протягивала руку к живой изгороди и легким движением проводила пальцами по растениям, а порой останавливалась и поднимала взгляд к высокому лазурному осеннему небу, которое, отражаясь в многочисленных водоемах, еще больше подчеркивало своей пронзительностью золото природных красок. Отметив, что солнце еще немного передвинулось к закату, она возобновляла прогулку. Вокруг царила величайшая суматоха. Сегодня в Версале давали пышное празднество, ознаменовывающее начало очередного грандиозного строительства, и весь цвет Франции съехался во дворец, ставший воплощением блистательного царствования короля Людовика XIV. Пышные наряды дам и кавалеров, разноцветные ливреи многочисленных лакеев смешивались с черными халатами рабочих, звонкое пение резцов, ударяющихся о камень, переплеталось с нежной музыкой флейт и гобоев, на которых играл небольшой оркестр, но Анжелика была далека от мыслей о развлечениях и танцах. Она машинально отвечала на приветствия других гуляющих в саду, и если бы кто-нибудь позже спросил, кого она видела этим вечером, то едва ли смогла назвать хотя бы одно имя. А вот придворные, охочие до сплетен и пересудов, напротив, разглядывали молодую женщину с большим любопытством, а после, недоуменно переглянувшись, спрашивали друг друга приглушенными голосами: — Что произошло с маркизой дю Плесси-Бельер? — Вы видели какое у нее скромное платье? — Неужели король позволяет своей фаворитке являться в Версаль без драгоценностей? Туалет Анжелики дю Плесси-Бельер и правда был более чем скромен. Кроме дорогого лионского шелка и венецианских кружев он больше ничем не мог удивить пресыщенную версальскую публику: ни лент или тесемок, ни вышивки золотой нитью или жемчужными бусинами, ни драгоценных камней на нем не было. Вдвойне удивляло то, что маркиза, слывшая самой богатой женщиной в Париже, могла себе позволить роскошные наряды, но сегодня появилась в совершенно необычном для себя амплуа. Все гадали, что же скрывалось под экстравагантной выходкой: каприз скучающей женщины, новая мода или крайняя нужда? Хотя в последнее предположение мало кто верил. За последние годы все настолько привыкли к тому, что имя Плесси-Бельеров неотрывно ассоциировалось с несметным богатством, что мысль будто у прекрасной Анжелики закончились деньги, казалась сущей нелепицей. Правда никто в высшем свете не мог и с точной уверенностью сказать откуда у нее появились эти деньги. Большинство сплетников склонялись к мнению, что молодой вдове оставил наследство какой-то дальний родственник, другие считали, что истоки ее богатства кроются в благосклонности короля. И никто из них не подозревал насколько подобные догадки далеки от истины. Пожалуй в другой день молодая женщина действительно не посмела бы явиться ко двору в таком виде, но сегодня был исключительный случай. На кону стоял фактически вопрос о жизни и смерти, и такие мелочи, как неуместный наряд, волновали ее в последнюю очередь. А началось все пять лет назад. В то время, когда Париж гудел, словно потревоженный улей от неожиданной вести об аресте суперинтенданта Фуке, маркиза дю Плесси-Бельер стала вдовой. Но не успела она оплакать мужа, как на нее обрушились новые напасти. Оказалось, что красавец маркиз, любивший жить на широкую ногу, не оставил жене ни луидора наследства, но лишь огромные долги и заложенное имущество. Кредиторы не заставили себя ждать. Анжелике пришлось продать драгоценности, в том числе и фамильные, большую часть мебели из дома на улице Фобур Сент-Антуан и имения Плесси, и свои придворные наряды, но этого не хватило чтобы покрыть даже половину задолженной суммы. Казалось, это было полнейшее поражение, но жизнь редко преподносит нам испытания, преодолеть которых мы не в силах, ведь таким образом она заставляет нас постигать неведомые нам самим стороны нашей натуры. Пытаясь разобраться в счетах покойного мужа, Анжелика нашла, что для нее подобное занятие не требует особых усилий. Руководствуясь советами управляющего Молина, весьма ловкого малого, она добилась отсрочки по уплате части долга, а некоторые счета и вовсе удалось аннулировать, под предлогом недобросовестной сделки. Первые успехи окрылили молодую женщину и вселили надежду. Однако, это было лишь начало, того невероятного пути, который она прошла за последние годы. Жизнь при дворе требовала колоссальных средств, предстояло также выкупить дом в Париже и имение в Пуату, но где же взять столько денег? Рента с родовых земель была ничтожно мала, иных источников дохода маркиза дю Плесси не имела. Она обратилась к своим друзьям при дворе с просьбой о помощи, но после нескольких весьма фривольных предложений, оставила эту затею. Анжелика не собиралась становиться чьей-либо содержанкой, поскольку считала подобную участь позорной для женщины, ведь что ни говори, а ей предлагали обменять своё тело на денежное довольствие, как бы завуалированно это ни звучало. К тому же такое положение вещей было не слишком надёжным — всегда оставался риск наскучить своему благодетелю и оказаться отправленной в отставку. Нет, такой образ жизни, однозначно, был не для нее. Тогда она, по настоянию все того же Молина, обратила свой взор на коммерцию. В то время многие дворяне вынуждены были заниматься этим постыдным для их сословия ремеслом и одним из таких был ее собственный отец — барон де Сансе де Монтелу, принявшийся разводить мулов, чтобы прокормить многочисленное семейство, так что подобная перспектива маркизу дю Плесси ничуть не смущала. Заработать на кусок хлеба своим собственным трудом? Что же, если нет другого выхода — она согласна! Заручившись протекцией Ее Величества Марии-Терезии, маркиза приобрела исключительный патент на изготовление шоколада — напитка, мода на который постепенно распространялась по коридорам Лувра и истоком которой служила сама королева. Наладив производство шоколада, Анжелика открыла кондитерскую «У испанской карлицы». После того, как заведение посетила королева, которая была необычайно рада, что отныне не она одна в этой стране пьет шоколад, кондитерская-шоколадница стала одним из самых модных мест Парижа. Дела у Анжелики пошли на лад. Она наняла для управления кондитерской некого Одиже, дворецкого графа де Суассона, который был сведущ во всем, что касалось шоколада и с его помощью развернула свое предприятие на еще более широкую ногу. Вскоре она открыла кондитерские в нескольких городках под Парижем. Талант Анжелики проявился в том, что она сумела безошибочно выбрать людей, которых поставила во главе своих новых заведений. Она платила им немалые деньги, но требовала честного ведения дел и особо оговаривала в контракте, что управляющий будет уволен, если за первые полгода кондитерская не начнет приносить устойчивой прибыли. Под угрозой увольнения такой управляющий развивал бурную деятельность, убеждая жителей своего города, что они просто обязаны пить шоколад. Одной из самых удачных сделок, которой Анжелика в тайне гордилась больше всего, стала покупка «корабельной доли» у Жана Кастеваса, торговца из Онфлёра, снабжавшего ее зернами какао, в результате которой, она получила в свою собственность два торговых корабля. Чуть позже она, на правах владелицы акций Вест-Индской и Ост-Индской компаний добилась от министра Кольбера разрешения на беспошлинный проход ее суден к берегам Мартиники. Так «мадам Шоколад», как нарекли ее досужие сплетники, стала единственной в Париже поставщицей экзотических товаров: какао, черепашьего панциря, слоновой кости, диковинных птиц, драгоценных сортов древесины. Именно она снабжала деревом новую Королевскую мебельную мануфактуру, а обезьян и экзотических птиц продавала парижанкам… Во время своей коммерческой деятельности, Анжелика познакомилась со многими выдающимися умами своего времени, самым известным из которых был министр финансов Жан-Батист Кольбер. Оценив по достоинству таланты молодой женщины, Кольбер оказывал ей содействие в трудах, а также нередко привлекал в качестве тайного советника, поскольку Анжелика не желала разглашать своего настоящего имени. Она имела безупречную репутацию при дворе и не хотела запятнать ее различными нехорошими слухами. Именно поэтому она постоянно закрывала лицо черной бархатной маской, когда занималась делами, и со временем прозвище «мадам Шоколад» настолько крепко прицепилось к ней, что даже те немногие, которые знали кто скрывается под этой личиной, начали забывать ее подлинное имя. Таким образом Анжелика вела двойную жизнь. При дворе ее знали исключительно как маркизу дю Плесси-Бельер, молодую вдову, которой оказывал знаки внимания сам король и вследствие чего ее считали, если не состоявшейся любовницей, то непременно следующей фавориткой Его Величества после, теряющей власть, мадемуазель де Лавальер, но стоило ей пересечь порог своей кондитерской, как она становилась «мадам Шоколад» — преуспевающей деловой женщиной, обладательницей внушительного состояния. Подобное положение вещей совсем не тяготило молодую женщину. У нее было много денег, она была независима и к тому же занималась делом, которое приносило не только доход, но и удовольствие, неожиданно открывшееся от регулярной трудовой деятельности. Отныне у нее не было ни секунды свободного времени, чтобы предаваться унынию или тоске. Она постоянно была занята или в кондитерской, или исполняя обязанности при дворе, где она была фрейлиной королевы и каждый вечер буквально валилась с ног от усталости. У нее не было любовника, в чем ее часто упрекала подруга Нинон де Ланкло, хотя на отсутствие поклонников Анжелика не могла пожаловаться. Но она не искала нежных встреч и предпочитала общаться с мужчинами исключительно в деловом ключе. Так и протекала жизнь маркизы дю Плесси-Бельер, пока в один прекрасный момент на стезе этого великолепно отлаженного механизма не возникли непреодолимые трудности. Первым безрадостным известием стало то, что один из ее кораблей с большой партией бобов какао затонул посреди Атлантики, а следом и второе судно оказалось захвачено берберийскими пиратами. Пожалуй худших новостей и не могло быть. На дворе стояла осень и для кондитерской это была удачная пора, ведь золотая листва, кружащаяся в безудержных хороводах и влажный воздух, какой бывает только в октябре, так и манили горожан выпить чашечку горячего шоколада в приятной компании. От посетителей не было отбоя, но и запасы сырья для приготовления напитка таяли прямо на глазах. — Одиже, сколько мы еще протянем на тех запасах, которые у нас остались? — спросила Анжелика своего управляющего, когда они выходили из складского помещения с только что проведенной полной ревизией. — Месяца два, не более, — ответил мужчина после непродолжительных раздумий. Анжелика поняла, что оказалась на грани разорения. Осенние и особенно зимние месяцы были самыми прибыльными в году и оказаться в такой период без сырья, означало не только погубить репутацию, но и лишится всего, что было заработано непосильным трудом. Деятельная и предприимчивая по натуре, молодая женщина тут же разослала гонцов во все порты на западном побережье Франции с целью найти и зафрахтовать любое судно, способное пересечь Атлантику. Через некоторое время стали приходить письма, но все они содержали примерно одинаковый текст — суда, интересующие мадам, зафрахтованы именем Его Величества. Сегодня утром, прочитав такие же сообщения из портов Ле-Сабль-д’Олон и Сен-Мало, Анжелика, не долго думая, одела черную бархатную маску и отправилась к Кольберу. Она уже сидела в карете и приказала кучеру трогать, как из кондитерской выбежал секретарь и запрыгнув на подножку отъезжающего экипажа, протянул в открытое окно запечатанный конверт. — Мадам, письмо из Рошфора, — сказал клерк. — Благодарю, — ответила Анжелика и с нетерпением вскрыла послание. Это было последнее письмо от ее посыльных и она очень надеялась, что хоть оно принесет ей удачу. И в какой-то мере она оказалась права. В новом портовом городе в устье Шаранты, заложенном совсем недавно министром Кольбером рядом с мятежной Ла-Рошелью, известной своими гугенотскими симпатиями, стоял на рейде двухсотонный галеон «Алиенора» и более того, готовился к отплытию через две недели к берегам Америки. Но капитан корабля, угрюмый и не сговорчивый коротышка, сказал, что без ведома хозяина судна не станет ввязываться ни в какие авантюры, тем более с женщиной. Однако, кем является хозяин корабля и где его можно отыскать, узнать не удалось. Все что посыльный смог выведать у нескольких членов экипажа, это только то, что хозяин хромой и обезображен шрамами, но его настоящего имени они не знают. — Хорош портрет! — сказала вслух Анжелика и бросила листок бумаги на сиденье напротив. Как найти во Франции мужчину со шрамами на лице, да к тому же хромого, имени которого ты не знаешь? Нет, она не зря решила поехать к Кольберу — всесильный министр обязательно поможет ей! *** Кольбер жил на новой улице Пти-Шан. Его дом нес на себе печать мещанского комфорта и не отличался особой изысканностью. Этот холодный человек, которому мадам де Севинье дала прозвище Север, никогда не стремился к безумной роскоши. Экономность передалась ему по наследству. Он тешил свое тщеславие иначе: безукоризненным и дотошным ведением счетов и изучением собственного генеалогического древа. Ради заветной мечты он, не скупясь, оплачивал труд многочисленных служащих, пытавшихся обнаружить в неразборчивых рукописях хоть косвенное упоминание о предке, который мог бы связать Кольбера с дворянским родом. Эта маленькая слабость не мешала министру видеть изъяны высокородных дворян и понимать, что в скором времени на дела королевства главное влияние будет оказывать третье сословие — самое деятельное и разумное сословие государства. Стремительно промчавшись мимо ожидающих в приемной, мадам Шоколад ловко проскользнула в открывшуюся и выпускающую посетителей дверь кабинета министра финансов и прямо с порога проговорила: — Месье Кольбер, я в отчаянии! Только вы можете мне помочь! Мужчина средних лет, сидящий за столом и что-то пишущий длинным гусиным пером, поднял взгляд на посетительницу. — Вы как всегда прямолинейны, — сказал он, сразу поняв кто скрывается под бархатной маской. — Добрый день, мадам. Он привстал и поклонился маркизе дю Плесси-Бельер, выказывая почтение ей не только как женщине, деловые качества которой непрестанно удивляли его, но и представительнице дворянства. Несмотря на то, что она просила не разглашать ее титулов, она все равно оставалась в его глазах высокородной дамой, а требования этикета Кольбер всегда выполнял с безукоризненной точностью. — Ах, месье, мне не до любезностей! — устало проговорила молодая женщина и приблизившись к массивному письменному столу, тяжело опустилась на стул, стоящий перед ним. — Один мой корабль затонул в Атлантике, второй — захвачен берберийскими пиратами. Если я в ближайшее время не пополню запасы сырья, то меня ждет разорение! — Что же вы хотите от меня? — Корабль! — воскликнула Анжелика, возмущенная притворной непонятливостью министра. — Я разослала гонцов во все порты, но всюду только и слышно, что суда зафрахтованы именем Его Величества! Бросив перо на стол, Кольбер откинулся на спинку кресла и с тяжелым вздохом посмотрел куда-то в сторону. Непроизвольно Анжелика проследила за его взглядом и только сейчас увидела, что у большого окна, выходящего в сад, стоит мужчина в темном камзоле. У него были крупные черты лица, орлиный нос, а черные блестящие глаза выдавали в нем уроженца южных провинций. Незнакомец был уже в летах, но не смотря на годы, его осанка была безупречна и говорила о том, что мужчина принадлежал к дворянскому сословию. — Месье Кольбер, я подожду документы в приемной, — сказал он, слегка поклонившись молодой женщине. — Барон, вы весьма любезны, — ответил Кольбер и, подождав пока за дворянином закроется дверь, долгим взглядом смерил маркизу дю Плесси. Анжелика была несколько смущена инцидентом, ведь раньше она никогда не позволяла себе подобной невежливости. Она решила, что позже подойдёт к барону и извинится за своё поведение, а пока с надеждой посмотрела на Кольбера. — Вы поможете мне? — спросила она. — Мадам, я ничем не могу вам помочь. К моему великому сожалению! Вы же знаете, что весь наш флот отправлен в Ла-Манш для помощи голландцам в их войне с Англией. Мы просто не можем лишить поддержки наших союзников, особенно после того пожарища, устроенного Холмсом* подле Флиланда. — Месье Кольбер, вы принимаете меня за дурочку? — возмутилась маркиза дю Плесси. — Самому последнему безграмотному мальчишке с улицы уже давно известно, что герцог де Бофор так и не соединился с остатками голландского флота и вернулся из Дьепа в Брест! Складывается впечатление, что наши суда и вовсе не собираются вступать в войну, а будут бесконечно курсировать вдоль западного побережья! — Мадам, не женское это дело — судить о тонкостях военной морской навигации! — заметил Кольбер. — Пусть так, но неужели у вас не найдется одного корабля? Я возьму на себя все расходы. Рейс не займет больше двух месяцев! — Нет, мадам, — покачал головой министр, но увидев, что молодая женщина не оставит его в покое пока не получит желаемого или исчерпывающих объяснений его отказу, встал из-за стола и подошел к большой карте, прикрепленной к стене. — Мадам, постарайтесь понять сложившуюся ситуацию. У герцога де Бофора всего сорок кораблей — ничтожно мало против флота англичан насчитывающего более сотни судов. Мы также ведем сражения с англичанами в Карибском море, где вынуждены защищать свои колонии, в том числе и остров Мартиника! У нас каждый корабль на счету! На кону судьба всего королевства и его заморских владений, а вы мне плачетесь о вашей шоколадной лавке! — Но что же мне тогда делать? — обескураженно спросила Анжелика, с мрачной обреченностью следившая за испачканными чернилами пальцами Кольбера, указывающими на крошечные точки на карте около американских берегов. — Мадам, мне искренне жаль, но я ничем не могу вам помочь, — снова повторил Кольбер, разводя руками. В совершенно расстроенных чувствах Анжелика вышла из кабинета министра. С понурым видом она медленно пересекла приемную и оказалась в небольшом вестибюле, где опустилась на банкетку, стоящую около одной из стен, и уронив лицо на ладони, так и просидела пока не услышала рядом приятный мужской голос. — Иные дамы плачут из-за испорченной прически или неудачного платья, но для вас, похоже, нужно нечто более серьезное, чтобы ввергнуть в уныние?! Анжелика подняла глаза и увидела, что перед ней стоит тот самый незнакомец, которого она видела в кабинете Кольбера и протягивает ей белоснежный носовой платок. — Благодарю вас сударь, — произнесла она, — но я не плачу. — И все же я вижу слезы в ваших прекрасных очах. Бог мой, я никогда не видел таких зеленых глаз! — воскликнул очарованный дворянин, рассматривая изумрудные, словно молодая листва, глаза незнакомки, блестящие в прорезях маски, но тут же спохватившись добавил: — Разрешите представится — Пьер-Поль Рике, барон де Бонрепо*. Анжелика несколько замешкалась не зная как представится. Ей хотелось назвать своё настоящее имя и дать понять барону, что она также как и он принадлежит к дворянскому сословию, однако в таком случае ей пришлось бы раскрыть своё инкогнито. Несколько мгновений, что Анжелика размышляла, оказались упущены и в итоге она вообще никак не назвала себя, поскольку в этот момент в вестибюль вышел секретарь министра Кольбера и направился прямо к барону. — Месье, вот здесь все необходимые документы, — произнес молодой человек, с почтением поклонившись и протягивая внушительный пакет бумаг. Он быстро осмотрелся по сторонам, словно ища кого-то взглядом. — А где мессир граф? У меня для него устное сообщение. — Он отправился за экипажем, — ответил барон. — Сегодня утром улица была настолько запружена каретами, что нам пришлось оставить свою в соседнем переулке. Вы можете подождать пока он вернется или передать сообщение со мной, если оно, конечно, не является тайной. — Нет, это не секрет, — ответил клерк. — Месье Кольбер просит передать мессиру де Пейраку, что если документы не будут готовы до отъезда графа в Рошфор, то он отправит их с курьером следом за ним. Подписанные чертежи он пришлет завтра пополудни. А вот и месье граф! — отметил молодой человек, увидев как в помещение зашел сам господин де Пейрак. Анжелика уже несколько раз видела этого дворянина в Версале, куда он прибыл совсем недавно и смогла сдержать дрожь страха, которую он вызывал у нее при первых появлениях. А испугаться было от чего! Лицо мужчины в обрамлении огромного черного парика и чисто выбритое вопреки моде, было изуродовано шрамами, двумя нитями спускающимися от виска через левую щеку, наполовину закрывая веко, а горящий взгляд черных глаз, словно заглядывающий прямо в душу, вводил в ступор даже самых стойких. Дополняла жуткую внешность графа неуклюжая раскачивающаяся походка, и, в совокупности с неизменно черным цветом одежды, заставляла задуматься о том, не сам ли Мефистофель сошел с полотен именитых живописцев. Приблизившись, месье де Пейрак, несмотря на свою хромоту, отвесил молодой женщине изящный поклон. — Никогда бы не подумал, что в таком скучном месте, можно встретить столь очаровательную особу, — прозвучал приятный голос, от которого Анжелика вздрогнула — она никак не ожидала, что у подобного урода может быть настолько чарующий тембр. — Бла… благо… дарю, — запинаясь произнесла молодая женщина, вдруг растеряв всю свою словоохотливость. Совершенно не понимая, что делает, она поднялась с банкетки и присела в заученном реверансе. Граф подхватил ее тонкую руку, помогая подняться и, склонившись, запечатлел легкий поцелуй на ее пальчиках. Анжелика словно в тумане слышала, как мужчины обменивались какими-то репликами, но уловить их смысл почему-то не смогла. Она лишь поняла, что граф и барон собираются уходить и в учтивой манере прощаются с ней. — Вы приехали в экипаже? — любезно осведомился барон де Бонрепо. — Мы могли бы вас подвезти или остановить для вас общественную карету?! — Не беспокойтесь, сударь, моя карета стоит прямо напротив входа, — ответила Анжелика. Раскланявшись, мужчины удалились. Анжелика неспеша вышла на улицу и вдохнув прелый осенний воздух, снова почувствовала бодрость духа. Некоторое время она смотрела вслед удаляющимся фигурам мужчин и тут ее разум пронзила удивительная мысль. Подхватив юбки, маркиза дю Плесси подбежала к своему экипажу и схватив письмо, так и пролежавшее на сиденье все это время, быстро перечитала строки: «Имя владельца корабля мне узнать не удалось. Единственное, что рассказали несколько матросов из его экипажа, это то, что их хозяин хромой и с, изуродованным шрамами, лицом...». Анжелика еще раз посмотрела в ту сторону где граф и барон уже садились в свой экипаж, стоящий почти в самом конце улицы. Было ли это совпадением? Ведь, если она правильно услышала, то граф должен в скором времени отправится в Рошфор — тот самый порт, где и стояла «Алиенора»! Анжелика так и застыла перед своим экипажем не осмеливаясь что-либо предпринять. Она смотрела поочередно то на письмо, то на отъезжающую карету де Пейрака и пыталась понять являются ли ее безумные мысли просто игрой воображения или все же предположение, что граф и есть тот самый загадочный владелец судна не было лишено определенной логики. В конце концов она решилась — она просто спросит у него чей это корабль! Это не отнимет у нее много времени, но, есть надежда, что ее проблемы найдут свое разрешение! — За тем экипажем! — скомандовала маркиза дю Плесси-Бельер, указав кучеру на промчавшуюся мимо них карету и поспешно уселась на мягкое сидение в салоне своего экипажа. Обе кареты, попетляв по улочкам Парижа выбрались на широкую проселочную дорогу и Анжелике хватило одного беглого взгляда на проносящийся мимо пейзаж, чтобы понять, что они направляются в Версаль. Постепенно ее экипаж, заряженный двойкой, стал отставать от экипажа графа, в упряжке, которого было четверо прекрасных вороных жеребцов и вскоре он и вовсе скрылся из виду. Приехав во дворец, Анжелика узнала, что граф де Пейрак и барон де Бонрепо находятся на аудиенции у короля. Тогда она, поймав одного из многочисленных пажей, снующих туда-сюда по залам Версаля, вручила ему пару монет и приказала передать хромому господину, когда он выйдет от короля, что маркиза дю Плесси-Бельер очень хочет с ним поговорить и будет ожидать в южном партере. Затем, спустившись по широкой мраморной лестнице, молодая женщина вышла в парк и стала прогуливаться по аллеям в ожидании графа де Пейрака. ______________________________ * Роберт Холмс (ок. 1622 — 1692) — английский военно-морской и государственный деятель времён Реставрации, адмирал. В конце августа 1666 года командовал морским рейдом в Северном море, в ходе которого английская эскадра уничтожила большой торговый флот голландцев из 140 судов, а также сожгла деревню Вест-Терсхеллинг. * Пьер-Поль Рике, барон де Бонрепо (1609 — 1680) — уроженец Лангедока, сборщик налога на соль в Тулузе, спроектировал и построил канал дю Миди на юге Франции, соединяющий реку Гаронна и Средиземное море.

japsik: Ой, что творится, мама дорогая! Буду первой, если успею Мы ведь тут комментируем, да? Прочитала на одном дыхании, пока куча вопросов, что граф делает в Версале, женат или нет, почему Анжелика вышла замуж за Филиппа. Так же шантажом, чтобы не сидеть в Пуату? Сначала думала, что они будут общаться в масках, у Пейрака будет альтерэго - Рескатор и что Анжелика не будет знать, что это один человек, а тут автор расщедрился в первой же главе все карты раскрыл, тем интереснее. Хорошо, что Анжелика не тупила, а то я реально боялась, что она дважды два не сложит Единственное, что-то мне подсказывает, что новая любовь идея убивает старую, но не будем отчаиваться, даешь больше фанфиков хороших и разных В общем, пока все очень интересно, дерзайте, автор!

Violeta: Отличное начало - много исторических подробностей, хорошая завязка, тайная жизнь Анж добавляет перчику. Согласна с Беллой, что большой вопрос - рискнула бы Анж встретиться с Жофой без маски, а он - признаться ей, что является хозяином корабля. Все ж таки они оба должны скрывать, что занимаются торговлей, а он еще и контрабандой... Но посмотрим, как вы вырулите Классная идея - два параллельных фика. Вы молодцы!

Florimon: japsik, благодарю На все вопросы отвечу в следующих главах. japsik пишет: что-то мне подсказывает, что новая любовь идея убивает старую Нет-нет, "Игра с судьбой" не забыта - уже пол главы написано и в эти выходные постараюсь дописать ее. Но в данном случае - я не виновата. Герои сами приперлись в мою голову, уселись там, как у себя дома и подавай им новый фанфик Марокко им видите ли надоело Violeta, спасибо Будем выруливать

Bella: Violeta пишет: два параллельных фика параллельных- да, но пути дорожки наших ГГ уже разошлись Florimon, отправляйте своих на море, а то не дай Б с моими в Париже встретятся

фиалка: Вай, что делается! Florimon, браво. Прочла на одном дыхании. С огромным нетерпением жду их беседу.

МА: Ё-мое, дамы, глаза разбегаются! Florimon Описания замечательные, как всегда. И сообразительная и деловая Анжелика мне очень импонирует. И графа, значит, гарантированно пронесло, теперь уже не сожгут? Чем же Анжелика заинтересует графа? В общем, вопросов много, жду продолжение !!!

List: Florimon, какой великолепный сюрприз мне под шампанское! Деловая маркиза такая активная и такая очаровательная! Не осталось денег - заработаем! Заграница Королева нам поможет! Нужен корабль, месье Кольбер, подать не медленно! Как найти во Франции хромого мужика со шрамами? Да вон какой-то мимо пробегает! Я так понимаю, мадам пребывала при дворе с момента замужества и пользуется успехом? Умница! Только ее тайная двойная жизнь, она для придворных тайна или для короля тоже? Королева ж с Кольбером знают что Анж "шоколадит"? А Пейрак все в черном и в черном... Наверное он только в Тулузе в красное переодевается? Florimon пишет: Герои сами приперлись в мою голову, уселись там, как у себя дома Боже, да что они ко всем ходят-то без спроса???? Автор - шикарно! И задумка и исполнение!!! Благодарю! Florimon, Bella , полная уважуха и респект!

Florimon: Bella пишет: отправляйте своих на море, а то не дай Б с моими в Париже встретятся Без проблем Могу даже в Китай к отцу Мобежу отправить

Florimon: фиалка, МА, List спасибо МА пишет: И графа, значит, гарантированно пронесло, теперь уже не сожгут? Об этом узнаем в след главе List пишет: Я так понимаю, мадам пребывала при дворе с момента замужества и пользуется успехом? Совершенно верно List пишет: Только ее тайная двойная жизнь, она для придворных тайна или для короля тоже? Королева ж с Кольбером знают что Анж "шоколадит"? Да почти для всех. Тогда ведь было стыдно дворянам заниматься торговлей. Кольбер знает, королева... тут могут быть варианты в зависимости от того, как именно Анж патент покупала. Мож она сказала, что не для себя, а для подруги, например List пишет: Боже, да что они ко всем ходят-то без спроса???? Да ваще - ни стыда, ни совести, ни воспитания дворянского

List: МА пишет: И графа, значит, гарантированно пронесло, теперь уже не сожгут? Нееее, его утопят))) Florimon пишет: королева... тут могут быть варианты в зависимости от того, как именно Анж патент покупала. Эх, а вот бы королева знала, имела часть от прибыли и тоже вторую жизнь себе организовала интересную, с конфетками и тайными походами за какао-бобами... Они б с Анж подружайками стали... Взбодрилась бы Мария, повеселела! Но не могет... Не то у нее воспитание...

Artelena : Florimon, Анжелика получилась, действительно, классная: деятельная, решительная да ещё и нравственная, при дворе и без любовника. Читать Вас, как обычно, одно удовольствие.

МА: Artelena пишет Анжелика получилась, действительно, классная: деятельная, решительная да ещё и нравственная, при дворе и без любовника. Действительно! Вот что значит правильное воспитание: Филипп всю охоту к любовникам отбил List пишет Нееее, его утопят))) Если не канон, то даешь разнообразие: пусть отравят

Florimon: Artelena , спасибо МА пишет: сожгут List пишет: утопят МА пишет: отравят Какие добрые девочки И правда, чего мелочится?! Пусть его сначала отравят, потом утопят, а потом и сожгут

Artelena : МА пишет: Вот что значит правильное воспитание: Филипп всю охоту к любовникам отбил Да с такими вводными вообще сомневаюсь, что брак был консумирован Шарль-Анри здесь пока не пробегал



полная версия страницы