Форум » Творчество читателей » Волею судьбы 8 » Ответить

Волею судьбы 8

Violeta: Эпиграф: Люди и сами отлично умеют творить зло, без какого бы то ни было вмешательства дьявола. Джоанн Харрис "Персики для месье кюре". Глава 1. Франсуаза. [more]Франсуаза расположилась на низеньком пуфике перед туалетным столиком, с нетерпением ожидая, пока Марго закончит колдовать над ее прической. Молодая женщина то барабанила пальцами по мраморной столешнице, то вдруг начинала перебирать украшения в тяжелом резном ларце, нервно надевая на тонкие пальцы изящные кольца и тут же снимая их, прикладывала к мочкам ушей изумительной работы серьги, а к белоснежной груди - роскошные колье. Было видно, что ее совсем не интересует то, что она видит в зеркале, скорее, она желала отвлечься от тягостных мыслей, владеющих ею. Наконец, раздраженно захлопнув крышку ларца, Франсуаза произнесла: - Марго, мессир граф у себя? - Нет, мадам, его милость изволили отбыть еще рано утром, - голос горничной звучал ровно, но графине послышалась в нем легкая издевка. - Он просил что-то передать мне? - женщина изо всех сил сжала подвернувшийся ей под руку черепаховый гребень, борясь с желанием запустить им в гладкую поверхность зеркала, в отражении которого она видела невозмутимое лицо Марго. О, как она ненавидела эту деревенщину, которую муж приставил к ней, словно соглядатая. - Нет, госпожа графиня, - "как и всегда", словно издеваясь, крутилось в голове у Франсуазы окончание этой фразы. - Ты закончила? - она аккуратно отложила гребень в сторону. Только бы суметь сдержаться, только бы не закричать и не отхлестать эту дуреху по щекам... - Да, ваше сиятельство, - Марго отступила на шаг назад и застыла, сложив перед собой руки. На ее лице невозможно было прочесть никаких эмоций, она молча стояла, ожидая дальнейших распоряжений. - Позови девушек, пусть они помогут мне одеться. А ты можешь быть свободна. - Как будет угодно госпоже, - горничная слегка склонила голову и скрылась за дверью. - Дрянь, - прошипела ей вслед Франсуаза. - Вот бы ты грохнулась с лестницы и сломала себе шею, чертова гугенотка. В комнату, словно дуновение легкого ветерка, впорхнули две хорошенькие девушки-камеристки, которых молодая графиня наняла сразу же по приезду в Париж. - Ваше сиятельство, вы сегодня ослепительны! - прощебетала одна, а другая восхищенно прижала руки к груди. Франсуаза милостиво им улыбнулась. Приятное разнообразие после постного лица Марго. На кровати лежало приготовленное горничной платье. Темно-зеленое, из тяжелого узорчатого бархата, с пеной белоснежных кружев на рукавах и вышитым золотом и драгоценными камнями корсажем. По подолу тоже шла вышивка, к которой добавлялись маленькие жемчужинки, создающие изящный рисунок и придающие наряду некую воздушность. Платье было восхитительным, но совсем не нравилось Франсуазе. Муж в который раз проявил свое пренебрежение к ней, заказав гардероб, совершенно не согласуясь с ее желаниями. Вместе с тем, молодая женщина не могла упрекнуть супруга в отсутствии вкуса - она знала, что будет выглядеть в этом наряде обворожительно. Франсуазу захлестнуло раздражение: как же изысканно Жоффрей дал ей понять, сколь мало для него значит ее мнение, и что доставить ей удовольствие не входило в его планы, а скорее наоборот, в его поступке сквозило откровенное неуважение к ней. Когда же это произошло? Отчего так вышло, что теперь они с мужем стали чужими людьми, словно не было того счастливого времени, когда Франсуаза была для него королевой, Прекрасной дамой, когда он предугадывал каждое ее желание, исполнял любой каприз, убеждая ее в своем неизменном восхищении? Пока девушки осторожно надевали на нее роскошное платье, Франсуаза вспоминала тот вечер, когда узнала, что Жоффрей собирается уехать в столицу. Это случилось вскоре после визита его величества Людовика в Тулузу, во время которого молодой король гостил в Отеле весёлой науки и оказывал юной графине весьма красноречивые знаки внимания, восхищаясь ее красотой и выражая настойчивое желание поскорее увидеть их с мужем при дворе. Франсуаза была так счастлива, купаясь в лучах мужского внимания и бесконечного потока комплиментов, что не сразу заметила изменения в поведении супруга, который вдруг стал с ней холодно-вежлив и отстранён. Молодая женщина знала, что ревность не могла быть тому причиной, поскольку внимание к ее персоне со стороны многочисленных кавалеров всегда льстило графу, который с удовольствием отмечал полные неподдельного восхищения взгляды, обращённые на его жену. Поэтому Франсуаза решила, что все дело в увлечении мужем занятиями наукой. Жоффрей стал подолгу уединяться в своей лаборатории, все чаще оставаясь там до самого утра и напрочь забывая о прелестях юной супруги. Но это не сильно волновало ее до того момента, пока по Тулузе пожаром не пронеслась весть о его скором отъезде. Франсуаза тогда вбежала в его кабинет, сверкая глазами, и быстро заговорила: - Почему вы не сказали мне, что уезжаете? Граф холодно посмотрел на нее. По его губам скользнула саркастическая улыбка, которую она так ненавидела, и, лениво цедя слова, проговорил: - С каких пор, госпожа графиня, я должен ставить вас в известность о своих планах? Франсуаза задохнулась от возмущения. - Позвольте, сударь... Но граф, словно сочтя разговор законченным, направился к выходу из комнаты. Она схватила его за руку и заставила взглянуть себе в глаза. - Что происходит? Скажите же, Жоффрей, что между нами происходит? - Франсуаза, гордая до безумия, впервые говорила с просительной интонацией, ища в его темных глазах ответ на терзающий ее уже несколько недель вопрос. Он мучительно долго молчал, потом склонился к лицу жены, словно хотел ее поцеловать, и сказал: - Между нами? Между нами решительно ничего не происходит, мадам, - и, убрав ее руку с рукава своего камзола, ушел. Франсуаза долго стояла посреди комнаты, не в силах двинуться с места. В ее голове колоколом отдавались его последние слова: "между нами... ничего... не происходит... ничего...", и ей вдруг отчаянно захотелось убежать из этого роскошного дворца, от этого ставшего вдруг чужим мужчины, далеко-далеко, навсегда. В кабинет заглянула Марго и сдержанно проговорила: - Госпожа графиня, мессир граф велел передать вам, что завтра он уезжает в Париж, и вы будете сопровождать его. Прикажете собирать вещи? - Да, - Франсуаза обернулась к ней. Ее глаза лихорадочно заблестели. - Да, Марго, и немедленно! - она победно улыбнулась. Еще не все потеряно: Жоффрей берет ее с собой, он хочет, чтобы она была рядом с ним! А его внезапно изменившееся отношение к ней - это только плод ее разгоряченной фантазии. И вот теперь, стоя посреди комнаты в новом отеле, построенном, как еще недавно говорил муж, специально для нее, Франсуаза чувствовала, что потерпела сокрушительное поражение... Она непроизвольным жестом поднесла руку к груди, словно заново переживая то отчаяние, тот гнев, что испытала накануне. Мадам Скаррон, с оттенком легкой жалости поглядывая на подругу, поведала Франсуазе, что ее муж в открытую изменяет ей с женой герцога де Мерекура, и об этом судачит весь Париж, смакуя самые невероятные пикантные подробности. Она полночи прождала Жоффрея, чтобы объясниться с ним, но он так и не появился. Только под утро, когда ее сморил сон, муж буквально на несколько минут заехал в отель, чтобы переодеться, и снова отбыл. Теперь у Франсуазы словно открылись глаза: охлаждение, которое началось еще несколько месяцев назад в Тулузе, перешло в откровенное пренебрежение здесь, в Париже. С головой окунувшись в столичную жизнь, молодая графиня и сама первое время едва вспоминала о муже: приемы, балы, салоны, театры. В отсутствие вечно занятого супруга, все эти месяцы она предавалась радостям светской жизни, не замечая, как с каждым днем они все больше отдаляются друг от друга. В последнее время граф не ставил жену в известность о своих отлучках, не сопровождал ее на приемы, не интересовался, как она проводит свободное время. А разве она была против? Разве требовала его компании, искала его общества? Новость об измене мужа, ставшая достоянием парижского высшего света, прогремела, как гром среди ясного неба, выбив у Франсуазы почву из под ног. Таким возмутительным образом Жоффрей демонстрировал супруге свое равнодушие и презрение, ясно давая понять, что между ними все кончено. Может быть, ей стоило остаться в Тулузе? "И похоронить там себя за вышиванием?" - одернула саму себя Франсуаза. Перед ее глазами вдруг встало худое и бледное лицо Дианы де Грансень, изможденной долгими молитвами и пьяными выходками гуляки-мужа. Мать Франсуазы была благочестивой и верующей женщиной, которой приходилось мириться с разгульным образом жизни супруга, не стремящегося скрывать свои похождения. Благодаря слугам, одна из таких историй стала известна широкому кругу знакомых и со временем обрела ошеломительную популярность в модных салонах*. Неужели и ее ждет такая же участь: слышать о выходках неверного мужа и закрывать на них глаза? Ну нет! Она приехала в Париж блистать, и так оно и будет. Ничто не заставит ее уехать, пусть даже у Жоффрея в любовницах перебывают все потаскухи столицы! Но все же гордость молодой женщины была уязвлена. Франсуаза поклялась себе, что не будет, подобно своей матери, терпеть измены супруга. Она заставит Жоффрея уважать себя. И рано или поздно он поймет, как неосмотрительно с его стороны было так пренебрегать собственной женой и ранить ее чувства. Она из Мортемаров, а они не прощают обид и жестоко мстят своим обидчикам! Закончив утренний туалет, Франсуаза позвала Марго: - Вели заложить карету - я хочу навестить сестру, - не терпящим возражения голосом распорядилась она. - И еще, сегодня я не буду ужинать дома. Можешь так и передать господину графу. _____________ *Однажды ночью Габриель де Рошешуар, маркиз де Мортемар вернулся домой очень поздно, а его жена, как обычно ожидавшая его, в очередной раз не смогла удержаться от нравоучений и спросила: - Откуда вы явились? Вы так и будете проводить свою жизнь в компании с чертями? На что господин де Мортемар ответил: - Я не знаю, откуда я пришел, но я знаю, что мои черти в лучшем настроении, чем ваш ангел-хранитель. [/more]

Ответов - 223, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Bella: Violeta, традиционно шикарно! и мне жутко не хватает смайлика, низко склоняющегося и снимающего шляпу, пером подметающего ... в стиле Д'Артаньяна Мне все понравилось, все в тему, все вполне может быть. Хотя чувств, эмоций, экшна можно побольше- мы выдержим! В следующей главе тоже будут абзацы о приеме с точки зрения Пейрака тут не скупитесь, побольше, да погуще Но пару вопросов-мыслей есть, ни в коем случае не возражений! В связи с надвигающимся карнавалом (с тех пор, как я мама, карнавал для меня- как говорят про обезьянку: ни фига не смешно!) вот мучает меня выбор Фуке костюма для Анж: домино. Во-первых, это один из самых популярных- соответственно, могло быть несколько Домино... логичнее было бы что-нибудь более уникальное, чтобы наверняка обозначить Анж (для Фила- верно я поняла причину подарка?). Дальше, Домино- костюм как-то предназначался больше для интриганов, он сложный по смыслу. Ну и внешне ... ИМХО: Обе сестры в костюмах Домино: черном и красном- случайно или это тайный подтекст? белое платье. У меня к нему много вопросов. Мне кажется алмазные аграфы и всякая отделка драг. камнями, дорогие ткани белое, белоснежное... в то время технологически выбелить ткань из натуральных волокон было очень сложно и затратно, посему само платье белое уже состояние. Дальше... аграфами подкалывать подол платья? Честно, давно училась- не помню, но аграфы, равно как фибулы– заколки, которыми скрепляли воротники, плащи, накидки или надевали в качестве украшения, использовали как заколки для волос. Т.е. все-таки это было ювелирное украшение (или подешевле, но украшение)- ручная работа, дороговизна. Тем более с драг.камнями. Посему использовали в верхней части туалета. И если действительно подолом, украшенным изделием с бриллиантами, подметали землю- я бы заметила точно... и запомнила!

адриатика: Bella пишет: белое, белоснежное... в то время технологически выбелить ткань из натуральных волокон было очень сложно и затратно, посему само платье белое уже состояние. Дальше... аграфами подкалывать подол платья? Так в каноне то оно было на графине Пейрак - это не вызывало вопросов. А тут все равно что девица с училища на новой БМВ прикатила. Сразу подумают, что насо..насобирала нечестным путем:)И главный претендент у которого можно насо..насобирать так - богатый граф из Тулузы, любитель красивых женщин. Мне платье такого размаха решительно не дает покоя:(

Bella: адриатика пишет: Так в каноне то оно было на графине Пейрак - это не вызывало вопросов. так на ГРАФИНЕ! Тут как раз уместно: графиня была статусной штукой, ее как раз надо было пошикарнее, побогаче подавать

адриатика: Bella пишет: так на ГРАФИНЕ! Тут как раз уместно: графиня была статусной штукой, ее как раз надо было пошикарнее, побогаче подавать Белла, я как раз про то же:)

Bella: Violeta пишет: Но посмотрим, что Жоффрей предпримет... Теперь мы об этом узнаем еще не скоро Violeta, Вы что задумали??? так же и до инфаркта недолго читателей глава прекрасная вышла, кроме, как к платью и придраться не к чему Вот и будем молча сидеть до продолжения глава прекрасная- 100% , а сидеть молча- в торговых доках, как на рынке, можно было приобрести товары прямо непосредственно от поставщика - соответственно, дешевле. Рыбу 100% они там брали, почему бы вино не прикупить? Анж в Ла-Рошели тоже в порт ходила и никто ее за это не осуждал, а тут в сопровождении зятя. Не думаю, что это было чем-то предосудительным в то время да, овощи- на рынке, а рыбу и другой импорт- в порту, но! на закупки не Ортанс же ходила, а прислуга. И в Ла Рошели Анж и была служанкой. И кстати, навряд ли Берн за вином к столу ходил. И Гастон, если бы он был хозяин какой лавки, пришел проверить (получить расписаться) прибытие товара, а прокурор? за вином? И чего Анжелика с ним? на месте Ортанс и сестру, и мужа- в угол! На венецианских карнавалах не снимали в полночь маски снимали! во всяком случае так в Венеции объясняют легкую несложную завязку/застежку на масках, чтобы легким движением одной руки можно было снять маску. Еще был такой классический прием завлечения мужчин: на карнавале позволительно подойти и общаться без представления и к любому, т.е. можно во время карнавала обратить на себя внимание, заинтриговать, а потом сняла маску- и товарищ твой аграфы это уже конкретная заявка, прилично ли принимать такое от почти незнакомого мужчины? платье с бриллиантами- от одного (и вмешательство Нинон сути не меняет, т.к. все знали who is who), костюм, опять же не дешевый- от другого. Непорядочно выходит... Атенаис решила заглянуть Анж в глаза. Ну тут паззл и сложился эх, эти бы способности да Анжелике! а то...

адриатика: Bella пишет: (и вмешательство Нинон сути не меняет, т.к. все знали who is who), А если вспомнить что Нинон куртизанка - еще хуже. Как там у Шандернагор: лучше быть дуэньей при Нинон, чем иметь Нинон в дуэньях:)

Bella: toulouse пишет: Тут такой сюжет закрутился, что моей фантазии точно не хватит, чтобы предложить продолжение и тем скрасить ожидание. Может, у кого-то есть идеи? а как же? тут ружей развешено целый арсенал! меня вот сильно беспокоит фраза: Это часто бывает в моем положении, вам ни к чему беспокоиться, сударыня. ну не настолько проста Атенаис, чтобы вот так первому встречному, к тому же непонятно кому ТАКОЕ ляпнуть... Или она догадалась (интуиция...) кто перед ней, и потому закинула удочку, даже если это неправда или правда?... или... стульчик то после танца с супругом зашатался конкретно, вот она и кинула инфу, а точнее конкретный повод для слухов: это же если в свете станет известно об ожидании наследника, неужели граф сможет ее запереть в монастырь или бросить? опять же флакончик от колдуньи...? всего лишь от беременности? или травить кого будем? или сразу королю начнем подливать приворотное? Ортанс выпросила наряд себе. И удостоилась внимания Фила, который принял ее за Анж. тут прямо напрашивается очень вкусная интрижка... Ортанс у Violeta вообще весьма свободная дама, и по светским мероприятиям тусуется, и детьми необречена... Внести свежую струю в семейную жизнь Смотрите как нас автор обнадеживает: С Филом усе будет... Позже бывшая любовница, жена и будущая любовница - все собрались, у всех истерика главная интрига- Жофа, чего он думает, что за спектакль разыграл, как будет разматывать узел своих змей баб:

Julia: Для Анж в этой главе одни разочарования, автор, следите за ней получше, а то еще сбежит с горя куда-нибудь

Violeta: фиалка пишет: Предлагаю japsik написать о том как три объединившиеся грации: Кармен, Атенаис и Анж будут в чатике решать как призвать к ответу Жоффу и как «мстя» их будет страшна! Супер идея! Я двумя руками за!!! фиалка пишет: Адвокатом дьявола? Что-то типа мадам ле Бошуа в Квебеке, которая может быть и хотела бы с ним что-то замутить, но "есть огни, которые не нужно пытаться обратить на себя… " Выступала бы этаким буфером между дамами. А Ортанс воплощала бы "глас Божий". List пишет: Дамы, насчет платья ИМХО, все от человека зависит. Мы с подругой как-то утром шли мимо витрины магазина, а вечером вспоминали что было на той витрине. У меня с большим трудом получилось: да вроде голубая юбка в оборочку. Слово взяла подруга и выяснилось: не голубая, а бирюзовая, не в оборочку, а плиссированная, не юбка, а платье. Так, как Violeta описывает Атенаис, думаю, она ближе к второму варианту будет. Поэтому я верю, что та запомнила и юбку, и платье и застежки. фиалка пишет: И ещё вспомнила насчёт платья. Уверена, она его точно запомнила. Ведь это единственный наряд наравных соперничавший с ее золотым платьем. И это тогда, когда она собиралась Анж высмеять за нищенские тряпки. И в тюрьме Жоффа снова прошёлся по этой мозоли и ткнул ей этим. Для неё, это платье, можно сказать, самое больное место, как красная тряпка для быка. Как же ей его тут же не узнать? toulouse пишет: фиалка Вот именно. И скорее всего, Атенаис подозревает, откуда у нищебродки такое платьице. К тому же, как вы справедливо отметили, еще голос, да не забудем рост-сложение - впрочем, об этом я уже писала. japsik пишет: Дамы, так и я согласна, что паззл сошелся. Что она пригляделась как следует, дважды два сложила, и ответ готов. Уфф, ну слава Богу договорились! Мррр

Violeta: Artelena пишет: Была в такой эйфории от появления Филиппа в главе с Фуке , что даже не задала интересующий меня вопрос: почему Филипп так хладнокровно предлагает навсегда похоронить тайну ларца, а вместе с ней Анж? Там вроде влюбленность была, история с яблоком да и родственница. Видимо, отношение Филиппа станут понятны дальше, но начало... не слишком ли для Филиппа? toulouse пишет: Разве? Мне казалось, что все было наоборот. Стыдно за такую родственницу, одела плохо, танцевать приличных танцев не умеет. К тому же прирожденная шантажистка. Да прирезать ее, и нет проблемы. Да не было у него влюбленности, так, детские воспоминания... А в свете новых фактов так и вовсе желание придушить собственными руками адриатика пишет: А если вспомнить что Нинон куртизанка - еще хуже. Как там у Шандернагор: лучше быть дуэньей при Нинон, чем иметь Нинон в дуэньях:) Прелесть! Bella пишет: главная интрига- Жофа, чего он думает, что за спектакль разыграл, как будет разматывать узел своих змей баб: Не спорю Julia пишет: Для Анж в этой главе одни разочарования, автор, следите за ней получше, а то еще сбежит с горя куда-нибудь А куда ей бежать - Фуке везде найдет Ей как раз надо или с ним договариваться, или покровителя могущественного искать... Bella пишет: а как же? тут ружей развешено целый арсенал! Вспомнилось из мультика "Остров сокровищ": Bella пишет: да, овощи- на рынке, а рыбу и другой импорт- в порту, но! на закупки не Ортанс же ходила, а прислуга. И в Ла Рошели Анж и была служанкой. И кстати, навряд ли Берн за вином к столу ходил. И Гастон, если бы он был хозяин какой лавки, пришел проверить (получить расписаться) прибытие товара, а прокурор? за вином? И чего Анжелика с ним? на месте Ортанс и сестру, и мужа- в угол! Сам вино покупал, чтоб жена не знала или чтоб наверняка хорошее купить , а Анж подвернулась удачно, чтоб скидку выбить. Ну напросилась там поглазеть или на улице случайно встретил. Bella пишет: вот мучает меня выбор Фуке костюма для Анж: домино. Как раз логично - костюм яркий, но не привлекающий излишнего внимания. Т.е. кто в теме узнает, а остальные не заметят пропажи чересчур приметной маски. Это не Атенаис в образе Афины. Bella пишет: белое, белоснежное... в то время технологически выбелить ткань из натуральных волокон было очень сложно и затратно, посему само платье белое уже состояние. Дальше... аграфами подкалывать подол платья? Честно, давно училась- не помню, но аграфы, равно как фибулы– заколки, которыми скрепляли воротники, плащи, накидки или надевали в качестве украшения, использовали как заколки для волос. Т.е. все-таки это было ювелирное украшение (или подешевле, но украшение)- ручная работа, дороговизна. Тем более с драг.камнями. Посему использовали в верхней части туалета. И если действительно подолом, украшенным изделием с бриллиантами, подметали землю- я бы заметила точно... и запомнила! У нее подколот не подол, а разрезная юбка верхнего платья, это где-то на уровне середины бедра. По сути, аграф - это застежка, которой можно хоть плащ скреплять, хоть корсаж, хоть платье подбирать. Универсальная весчь! Была очень популярна в XVII веке, ее применяли для скрепления драпировок и декоративных складок на одежде. В XVIII веке аграфы стали использовать и в качестве заколки для волос - с их помощью к прическе крепили цветы, плюмажи, искусственные локоны. Не путаем с фибулой адриатика пишет: А тут все равно что девица с училища на новой БМВ прикатила. Сразу подумают, что насо..насобирала нечестным путем:)И главный претендент у которого можно насо..насобирать так - богатый граф из Тулузы, любитель красивых женщин. Мне платье такого размаха решительно не дает покоя:( Ну если бы начали копать, то Нинон сказала бы, что свое ей отдала, типа по дружбе. Bella пишет: в полночь маски снимали! во всяком случае так в Венеции объясняют легкую несложную завязку/застежку на масках, чтобы легким движением одной руки можно было снять маску. Еще был такой классический прием завлечения мужчин: на карнавале позволительно подойти и общаться без представления и к любому, т.е. можно во время карнавала обратить на себя внимание, заинтриговать, а потом сняла маску- и товарищ твой В 17 веке такой традиции не было - возможно, она появилась позже, или же снятие маски оставалось на усмотрение каждого. Bella пишет: Ортанс у Violeta вообще весьма свободная дама, и по светским мероприятиям тусуется, и детьми необречена... Внести свежую струю в семейную жизнь Ого, не настолько же! Bella пишет: ну не настолько проста Атенаис, чтобы вот так первому встречному, к тому же непонятно кому ТАКОЕ ляпнуть... Или она догадалась (интуиция...) кто перед ней, и потому закинула удочку, даже если это неправда или правда?... или... стульчик то после танца с супругом зашатался конкретно, вот она и кинула инфу, а точнее конкретный повод для слухов: это же если в свете станет известно об ожидании наследника, неужели граф сможет ее запереть в монастырь или бросить? Думаю, она просто на нервяке ляпнула - выбесило ее все, а тут маска, инкогнито - эффект попутчика. А то, что Анж невольной поверенной ее тайны оказалась, то на то воля судьбы! Спасибо всем, кто читает и обсуждает - мне очень приятно и я много идей подчерпываю из наших дискуссий для фанфа.

Bella: Violeta пишет: Сам вино покупал, чтоб жена не знала так он еще и втихаря попивал? ночью в сарайчике-вот он секрет его спокойствия с Ортанс! после парочки бокалов и Ортанс за милую сойдет Violeta пишет: на улице случайно встретил. это что такое? незамужняя девица да одна без компаньонки по улицам!! Violeta пишет: В 17 веке такой традиции не было - возможно, она появилась позже, или же снятие маски оставалось на усмотрение каждого. в 1522 именно сняв маску Анна Болейн познакомилась с королем- на театральном представлении во время карнавала, еще с каким-то королем была такая же фишка Violeta пишет: она просто на нервяке ляпнула ну что, надо проводить голосование: мальчик или девочка и выбирать имена я все-таки надеялась, что тут Атенаис задумала что-нибудь

List: Bella пишет: ну что, надо проводить голосование: мальчик или девочка и выбирать имена Так я предлагала! Фиалка права, уже и няню подобрали. А автор : не известно-не известно...

Bella: List пишет: уже и няню подобрали ну вот, гора с плеч, осталось универ ребенку выбрать и сосватать

адриатика: Bella пишет: ну вот, гора с плеч, осталось универ ребенку А Пейрак-то у нас сам с медицинским кажись?

Violeta: List пишет: я все-таки надеялась, что тут Атенаис задумала что-нибудь Одно другому не мешает



полная версия страницы