Форум » Творчество читателей » Волею судьбы 8 » Ответить

Волею судьбы 8

Violeta: Эпиграф: Люди и сами отлично умеют творить зло, без какого бы то ни было вмешательства дьявола. Джоанн Харрис "Персики для месье кюре". Глава 1. Франсуаза. [more]Франсуаза расположилась на низеньком пуфике перед туалетным столиком, с нетерпением ожидая, пока Марго закончит колдовать над ее прической. Молодая женщина то барабанила пальцами по мраморной столешнице, то вдруг начинала перебирать украшения в тяжелом резном ларце, нервно надевая на тонкие пальцы изящные кольца и тут же снимая их, прикладывала к мочкам ушей изумительной работы серьги, а к белоснежной груди - роскошные колье. Было видно, что ее совсем не интересует то, что она видит в зеркале, скорее, она желала отвлечься от тягостных мыслей, владеющих ею. Наконец, раздраженно захлопнув крышку ларца, Франсуаза произнесла: - Марго, мессир граф у себя? - Нет, мадам, его милость изволили отбыть еще рано утром, - голос горничной звучал ровно, но графине послышалась в нем легкая издевка. - Он просил что-то передать мне? - женщина изо всех сил сжала подвернувшийся ей под руку черепаховый гребень, борясь с желанием запустить им в гладкую поверхность зеркала, в отражении которого она видела невозмутимое лицо Марго. О, как она ненавидела эту деревенщину, которую муж приставил к ней, словно соглядатая. - Нет, госпожа графиня, - "как и всегда", словно издеваясь, крутилось в голове у Франсуазы окончание этой фразы. - Ты закончила? - она аккуратно отложила гребень в сторону. Только бы суметь сдержаться, только бы не закричать и не отхлестать эту дуреху по щекам... - Да, ваше сиятельство, - Марго отступила на шаг назад и застыла, сложив перед собой руки. На ее лице невозможно было прочесть никаких эмоций, она молча стояла, ожидая дальнейших распоряжений. - Позови девушек, пусть они помогут мне одеться. А ты можешь быть свободна. - Как будет угодно госпоже, - горничная слегка склонила голову и скрылась за дверью. - Дрянь, - прошипела ей вслед Франсуаза. - Вот бы ты грохнулась с лестницы и сломала себе шею, чертова гугенотка. В комнату, словно дуновение легкого ветерка, впорхнули две хорошенькие девушки-камеристки, которых молодая графиня наняла сразу же по приезду в Париж. - Ваше сиятельство, вы сегодня ослепительны! - прощебетала одна, а другая восхищенно прижала руки к груди. Франсуаза милостиво им улыбнулась. Приятное разнообразие после постного лица Марго. На кровати лежало приготовленное горничной платье. Темно-зеленое, из тяжелого узорчатого бархата, с пеной белоснежных кружев на рукавах и вышитым золотом и драгоценными камнями корсажем. По подолу тоже шла вышивка, к которой добавлялись маленькие жемчужинки, создающие изящный рисунок и придающие наряду некую воздушность. Платье было восхитительным, но совсем не нравилось Франсуазе. Муж в который раз проявил свое пренебрежение к ней, заказав гардероб, совершенно не согласуясь с ее желаниями. Вместе с тем, молодая женщина не могла упрекнуть супруга в отсутствии вкуса - она знала, что будет выглядеть в этом наряде обворожительно. Франсуазу захлестнуло раздражение: как же изысканно Жоффрей дал ей понять, сколь мало для него значит ее мнение, и что доставить ей удовольствие не входило в его планы, а скорее наоборот, в его поступке сквозило откровенное неуважение к ней. Когда же это произошло? Отчего так вышло, что теперь они с мужем стали чужими людьми, словно не было того счастливого времени, когда Франсуаза была для него королевой, Прекрасной дамой, когда он предугадывал каждое ее желание, исполнял любой каприз, убеждая ее в своем неизменном восхищении? Пока девушки осторожно надевали на нее роскошное платье, Франсуаза вспоминала тот вечер, когда узнала, что Жоффрей собирается уехать в столицу. Это случилось вскоре после визита его величества Людовика в Тулузу, во время которого молодой король гостил в Отеле весёлой науки и оказывал юной графине весьма красноречивые знаки внимания, восхищаясь ее красотой и выражая настойчивое желание поскорее увидеть их с мужем при дворе. Франсуаза была так счастлива, купаясь в лучах мужского внимания и бесконечного потока комплиментов, что не сразу заметила изменения в поведении супруга, который вдруг стал с ней холодно-вежлив и отстранён. Молодая женщина знала, что ревность не могла быть тому причиной, поскольку внимание к ее персоне со стороны многочисленных кавалеров всегда льстило графу, который с удовольствием отмечал полные неподдельного восхищения взгляды, обращённые на его жену. Поэтому Франсуаза решила, что все дело в увлечении мужем занятиями наукой. Жоффрей стал подолгу уединяться в своей лаборатории, все чаще оставаясь там до самого утра и напрочь забывая о прелестях юной супруги. Но это не сильно волновало ее до того момента, пока по Тулузе пожаром не пронеслась весть о его скором отъезде. Франсуаза тогда вбежала в его кабинет, сверкая глазами, и быстро заговорила: - Почему вы не сказали мне, что уезжаете? Граф холодно посмотрел на нее. По его губам скользнула саркастическая улыбка, которую она так ненавидела, и, лениво цедя слова, проговорил: - С каких пор, госпожа графиня, я должен ставить вас в известность о своих планах? Франсуаза задохнулась от возмущения. - Позвольте, сударь... Но граф, словно сочтя разговор законченным, направился к выходу из комнаты. Она схватила его за руку и заставила взглянуть себе в глаза. - Что происходит? Скажите же, Жоффрей, что между нами происходит? - Франсуаза, гордая до безумия, впервые говорила с просительной интонацией, ища в его темных глазах ответ на терзающий ее уже несколько недель вопрос. Он мучительно долго молчал, потом склонился к лицу жены, словно хотел ее поцеловать, и сказал: - Между нами? Между нами решительно ничего не происходит, мадам, - и, убрав ее руку с рукава своего камзола, ушел. Франсуаза долго стояла посреди комнаты, не в силах двинуться с места. В ее голове колоколом отдавались его последние слова: "между нами... ничего... не происходит... ничего...", и ей вдруг отчаянно захотелось убежать из этого роскошного дворца, от этого ставшего вдруг чужим мужчины, далеко-далеко, навсегда. В кабинет заглянула Марго и сдержанно проговорила: - Госпожа графиня, мессир граф велел передать вам, что завтра он уезжает в Париж, и вы будете сопровождать его. Прикажете собирать вещи? - Да, - Франсуаза обернулась к ней. Ее глаза лихорадочно заблестели. - Да, Марго, и немедленно! - она победно улыбнулась. Еще не все потеряно: Жоффрей берет ее с собой, он хочет, чтобы она была рядом с ним! А его внезапно изменившееся отношение к ней - это только плод ее разгоряченной фантазии. И вот теперь, стоя посреди комнаты в новом отеле, построенном, как еще недавно говорил муж, специально для нее, Франсуаза чувствовала, что потерпела сокрушительное поражение... Она непроизвольным жестом поднесла руку к груди, словно заново переживая то отчаяние, тот гнев, что испытала накануне. Мадам Скаррон, с оттенком легкой жалости поглядывая на подругу, поведала Франсуазе, что ее муж в открытую изменяет ей с женой герцога де Мерекура, и об этом судачит весь Париж, смакуя самые невероятные пикантные подробности. Она полночи прождала Жоффрея, чтобы объясниться с ним, но он так и не появился. Только под утро, когда ее сморил сон, муж буквально на несколько минут заехал в отель, чтобы переодеться, и снова отбыл. Теперь у Франсуазы словно открылись глаза: охлаждение, которое началось еще несколько месяцев назад в Тулузе, перешло в откровенное пренебрежение здесь, в Париже. С головой окунувшись в столичную жизнь, молодая графиня и сама первое время едва вспоминала о муже: приемы, балы, салоны, театры. В отсутствие вечно занятого супруга, все эти месяцы она предавалась радостям светской жизни, не замечая, как с каждым днем они все больше отдаляются друг от друга. В последнее время граф не ставил жену в известность о своих отлучках, не сопровождал ее на приемы, не интересовался, как она проводит свободное время. А разве она была против? Разве требовала его компании, искала его общества? Новость об измене мужа, ставшая достоянием парижского высшего света, прогремела, как гром среди ясного неба, выбив у Франсуазы почву из под ног. Таким возмутительным образом Жоффрей демонстрировал супруге свое равнодушие и презрение, ясно давая понять, что между ними все кончено. Может быть, ей стоило остаться в Тулузе? "И похоронить там себя за вышиванием?" - одернула саму себя Франсуаза. Перед ее глазами вдруг встало худое и бледное лицо Дианы де Грансень, изможденной долгими молитвами и пьяными выходками гуляки-мужа. Мать Франсуазы была благочестивой и верующей женщиной, которой приходилось мириться с разгульным образом жизни супруга, не стремящегося скрывать свои похождения. Благодаря слугам, одна из таких историй стала известна широкому кругу знакомых и со временем обрела ошеломительную популярность в модных салонах*. Неужели и ее ждет такая же участь: слышать о выходках неверного мужа и закрывать на них глаза? Ну нет! Она приехала в Париж блистать, и так оно и будет. Ничто не заставит ее уехать, пусть даже у Жоффрея в любовницах перебывают все потаскухи столицы! Но все же гордость молодой женщины была уязвлена. Франсуаза поклялась себе, что не будет, подобно своей матери, терпеть измены супруга. Она заставит Жоффрея уважать себя. И рано или поздно он поймет, как неосмотрительно с его стороны было так пренебрегать собственной женой и ранить ее чувства. Она из Мортемаров, а они не прощают обид и жестоко мстят своим обидчикам! Закончив утренний туалет, Франсуаза позвала Марго: - Вели заложить карету - я хочу навестить сестру, - не терпящим возражения голосом распорядилась она. - И еще, сегодня я не буду ужинать дома. Можешь так и передать господину графу. _____________ *Однажды ночью Габриель де Рошешуар, маркиз де Мортемар вернулся домой очень поздно, а его жена, как обычно ожидавшая его, в очередной раз не смогла удержаться от нравоучений и спросила: - Откуда вы явились? Вы так и будете проводить свою жизнь в компании с чертями? На что господин де Мортемар ответил: - Я не знаю, откуда я пришел, но я знаю, что мои черти в лучшем настроении, чем ваш ангел-хранитель. [/more]

Ответов - 161, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Violeta: адриатика пишет: А он читает ваши фанфики? Я у него консультировалась по характеру Жофы и по всяким-разным морским терминам. Полностью он читал только Искателя приключений, остальное - я сама отрывки ему читала. Но он не в восторге был - типа опять твоя Анжелика , потому перестала адриатика пишет: Тогда бы ей серьезно заинтересовались, а когда поняли, что у нее ничего нет, начали бы строить догадки - кто? Ну и граф - первый кандидат:) Да и ради приличия аграфы-то можно было графу вернуть, а платье чем попроще подколоть. Потому как аграфы это уже конкретная заявка, прилично ли принимать такое от почти незнакомого мужчины? Ну принять платье, а потом спороть брюлики с корсажа и аграфы с юбки - есть ли смысл? Приняла так приняла. А граф - слишком очевидно для покровителя - вон, и представил гостям, и жена его с ней обедала... Да ну, развод какой-то адриатика пишет: Вроде как и правда не снимали, поэтому там любой мог прийти, кто нашел костюм. В этом и прелесть. У вас в группе ролевой читала же анекдот, как повар с дочерью Франции танцевал:)) Ага, я эту историю в чьих-то воспоминаниях видела, сейчас уже не скажу точно, в чьих, но век определенно XVII.

адриатика: Violeta пишет: Ну принять платье, а потом спороть брюлики с корсажа и аграфы с юбки - есть ли смысл? Вернуть платье еще не поздно:)) Хотя я с вами согласна, - раз дают, надо брать. Violeta пишет: Но он не в восторге был - типа опять твоя Анжелика , потому перестала А мой муж обиделся, что я ИП перестала писать и новый фанфик не читает(

List: Перечитала, прибалдела, впрочем, как всегда Соглашусь с Florimon, Анж просто прелесть! И с Ортанс шикарно пикируется и Атенаис не спустила. Можно ее такую и дальше? Или даже... усугУбить?)) У Анж с графом, на мой взгляд, все в норме. Это в Тулузе было известно какой он шарман с дамами, а тут они и не встречались толком в обществе. Ну у Нинон спел, у Скарона водой полил, в Отеле немного потанцевал/пожевал/смотался в оранжерею. Он в церкви наобещал девушке небо в алмазах, значит, дожидаясь ее ответа, должен вздыхать, бледнеть и с колен не подниматься. А тут сплошные бабы и словно не ждет он вовсе счастья с ней встретиться. Конечно хочется в челюсть да с носака. Насчет прокурора и свояченицы остаюсь при своем - по тексту он взял ее в док, где молодая девушка из хорошей семьи кокетничала с матросами. Если б они на базар вышли вдвоем - нивопрос, понятно что Ортанс бесится и правильно. Но чтобы чиновник средней руки шарился с молодой красоткой в сомнительных местах? Прокурор показан товарищем здравомыслящим, но не настолько. А если вспомнить наши бурные обсуждения о том, что Анж пристало, а что нет, то у меня не вяжется Тогда бы я могла сама распоряжаться своей жизнью, и никакая заносчивая аристократка, все достоинства которой кроются лишь в титуле и состоянии ее мужа, не могла бы смотреть на меня свысока. Ну, эта бы все равно смотрела свысока, даже если б мужа у нее не было И еще хотела уточнить - почему Фуке и Атенаис богиню называют по-гречески, а Анж - по-итальянски? адриатика пишет: Вернуть платье еще не поздно:)) Вы, сударь мой, отвратительны, вводите в заблуждение юных дев, смущаете их покой и невинность! Забирайте ваше платье, ничего от вас не хочу! - воскликнула Анж, судорожно терзая бриллиантовые застежки. Платье упало на землю, девушка завернулась в плащ и гордо прошествовала мимо оторопевшего Пейрака. Violeta, праздник шикарен, читать одно удовольствие, но как в том анекдоте "Галя балувана", мне б про чуйства, про выяснение отношений, в общем - экшена бы.... Но все на усмотрение автора!

Леди Искренность: Шикарная глава, прям лучшая! Неимоверно сильно получилось, я читала и просто представляла себя на месте обеих: Анжелики и Атенаис. Очень точно переданы эмоции и чувства, блестящее попадание. Мне кажется в подобной ситуации я испытывала бы похожие переживания и мысли. А последняя фраза Франсуазы просто блеск!

Леди Искренность: Ортанс на удивление располагает, прекрасный образ получился. На мою тетю похожа . И очень, очень здорово, что у Анж появился шанс разочароваться и засомневаться в светлом образе возлюбленного. Правильно, пусть включает гордость и неприступность, гражданин это любит.

Violeta: адриатика пишет: А мой муж обиделся, что я ИП перестала писать и новый фанфик не читает( Значит, надо дописывать List пишет: Соглашусь с Florimon, Анж просто прелесть! И с Ортанс шикарно пикируется и Атенаис не спустила. Можно ее такую и дальше? Или даже... усугУбить?)) УсугУбим, чо нам стоит List пишет: У Анж с графом, на мой взгляд, все в норме. Это в Тулузе было известно какой он шарман с дамами, а тут они и не встречались толком в обществе. Ну у Нинон спел, у Скарона водой полил, в Отеле немного потанцевал/пожевал/смотался в оранжерею. Он в церкви наобещал девушке небо в алмазах, значит, дожидаясь ее ответа, должен вздыхать, бледнеть и с колен не подниматься. А тут сплошные бабы и словно не ждет он вовсе счастья с ней встретиться. Конечно хочется в челюсть да с носака. Согласна. Плюс слухи нехорошие, о которых она вроде и не вспоминала, но и не забывала окончательно. List пишет: Насчет прокурора и свояченицы остаюсь при своем - по тексту он взял ее в док, где молодая девушка из хорошей семьи кокетничала с матросами. Если б они на базар вышли вдвоем - нивопрос, понятно что Ортанс бесится и правильно. Но чтобы чиновник средней руки шарился с молодой красоткой в сомнительных местах? Прокурор показан товарищем здравомыслящим, но не настолько. А если вспомнить наши бурные обсуждения о том, что Анж пристало, а что нет, то у меня не вяжется Главная торговая пристань Парижа снабжала город и провиантом, и чистой водой, да и торговцами-маркитантами, привозящими сюда заморские диковинки. Т.е. тот же рынок, где можно поторговаться непосредственно с купцами, цену сбить и мож чо интересненькое ухватить. Вспомните, Анж в Ла-Рошели тоже в порт ходила и никто ее за это не осуждал, а тут в сопровождении зятя. Не думаю, что это было чем-то предосудительным в то время. Скорее всего, Анж просто попросила Гастона взять ее с собой за компанию, поглазеть - интересно же, а потом помогла сторговать вино. Да и прокурор в романе не был ханжой, по тексту вполне себе здравомыслящий мужчина. List пишет: Ну, эта бы все равно смотрела свысока, даже если б мужа у нее не было Эта - несомненно List пишет: И еще хотела уточнить - почему Фуке и Атенаис богиню называют по-гречески, а Анж - по-итальянски? Потому что проводят аналогию - Афина/Атенаис, а Анж просто называет, как хочется. В то время хождения имели оба названия наравне, в разных источниках читала по-разному. List пишет: Вы, сударь мой, отвратительны, вводите в заблуждение юных дев, смущаете их покой и невинность! Забирайте ваше платье, ничего от вас не хочу! - воскликнула Анж, судорожно терзая бриллиантовые застежки. Платье упало на землю, девушка завернулась в плащ и гордо прошествовала мимо оторопевшего Пейрака Да там весь Сен-Манде оторопел бы! List пишет: Violeta, праздник шикарен, читать одно удовольствие, но как в том анекдоте "Галя балувана", мне б про чуйства, про выяснение отношений, в общем - экшена бы.... Но все на усмотрение автора! Вот прям как мой редактор говорит! Леди Искренность пишет: Шикарная глава, прям лучшая! Неимоверно сильно получилось, я читала и просто представляла себя на месте обеих: Анжелики и Атенаис. Очень точно переданы эмоции и чувства, блестящее попадание. Мне кажется в подобной ситуации я испытывала бы похожие переживания и мысли. А последняя фраза Франсуазы просто блеск! ЛИ, спасибо, рада, что нравится!

Violeta: toulouse пишет: Violeta Как интересно! Спасибо! Очень лихо все закручивается, просто не терпится уже узнать, что же будет... Ну жарко будет, что я могу сказать Что Жофе не поздоровится - 100%.

japsik: Violeta Спасибо, очень интересная глава! Теперь осталось это все оценить глазами Пейрака для полной картинки По-моему, Анжелика повела себя как раз ожидаемо, она еще молода и неопытна, после разговора в исповедальне, в ее мыслях граф должен был сидеть и искать ее повсюду, в Ботрейи он же не миловался со всеми дамами подряд, а был поглощен ею (ну ощущения у нее такие должны быть), дрался из-за нее на дуэли и тп. А тут, она как бы наблюдает за его истинным поведением, как ей кажется, потому что он не знает, что она за ним наблюдает. В общем, я бы такие же выводы сделала, точно! То есть, только ситуция с Кармен ее бы не настроила против него, а вкупе с тем, что она видит, как он обхаживает другую, плюс ее собственные сомнения, не верит она ему все же до конца, ну и беременная женушка на десерт. Счас она им всем задаст, чую То, что Атенаис узнала Анжелику я принимаю, если автор так решил, то почему нет. Это очередная догадка, которая могла иметь месть, как догадка с перевязанной рукой У меня только один вопрос, я опять в танке: обе сестры, значит пришли в плаще домино, просто Ортанс в красном, которыйй прислал Фуке, а Анжелика в черном, взятом на прокат? А то я в этих плащах запуталась

Florimon: Violeta пишет: Тут я ничего поделать не могу - это зависит от восприятия Безусловно, я говорю исключительно о своем восприятии, а уже принимать его к сведению или нет - дело автора. Просто такая шикарная сцена с Анжеликой и Атенаис, на мой взгляд, выглядела бы еще круче, если ее не разрывать и не оставлять в конце двух глав. Ею закончить главу Атенаис и ею же начать главу Анж. А великолепные описания приема и ее подглядывания за Жо можно дать флешбеком. Но все на усмотрение автора

Violeta: Florimon пишет: Безусловно, я говорю исключительно о своем восприятии, а уже принимать его к сведению или нет - дело автора. Просто такая шикарная сцена с Анжеликой и Атенаис, на мой взгляд, выглядела бы еще круче, если ее не разрывать и не оставлять в конце двух глав. Ею закончить главу Атенаис и ею же начать главу Анж. А великолепные описания приема и ее подглядывания за Жо можно дать флешбеком. Но все на усмотрение автора Я поняла идею. Изначально, кстати, так и хотела сделать, но мне нужна была сцена перед приемом и обмен костюмами, плюс переживания Анж на самом приеме - хотелось подробнее их расписать, потому и главу выстроила именно таким образом. japsik пишет: То, что Атенаис узнала Анжелику я принимаю, если автор так решил, то почему нет. Это очередная догадка, которая могла иметь месть, как догадка с перевязанной рукой Ну тут больше, чем догадка - тогда платья для приемов шились на заказ, а не покупались в магазинах, потому похожих не было, все в единственном экземпляре. Опять же - белое, приметное. Атенаис его очень хорошо рассмотрела в Ботрейи, а потому запомнила. Плюс украшения - вспомните, как Филипп сходу узнал бантик на корсаже Анжелики, чем Атенаис хуже? Ну и, чтобы подтвердить догадку, она заглянула Анж в глаза, а они - зеленые. Бинго! japsik пишет: У меня только один вопрос, я опять в танке: обе сестры, значит пришли в плаще домино, просто Ортанс в красном, которыйй прислал Фуке, а Анжелика в черном, взятом на прокат? А то я в этих плащах запуталась Фуке прислал Анж домино, в котором та должна была явиться на маскарад, но она решительно отказалась и надела костюм, взятый напрокат. Ортанс же, посчитав ее решение глупой блажью, выпросила наряд себе. И в итоге удостоилась внимания Фила, который принял ее за Анж. japsik пишет: По-моему, Анжелика повела себя как раз ожидаемо, она еще молода и неопытна, после разговора в исповедальне, в ее мыслях граф должен был сидеть и искать ее повсюду, в Ботрейи он же не миловался со всеми дамами подряд, а был поглощен ею (ну ощущения у нее такие должны быть), дрался из-за нее на дуэли и тп. А тут, она как бы наблюдает за его истинным поведением, как ей кажется, потому что он не знает, что она за ним наблюдает. В общем, я бы такие же выводы сделала, точно! То есть, только ситуция с Кармен ее бы не настроила против него, а вкупе с тем, что она видит, как он обхаживает другую, плюс ее собственные сомнения, не верит она ему все же до конца, ну и беременная женушка на десерт. Именно так - все факторы в комплексе повлияли на нее плюс сказалось нервное состояние из-за боязни покушения на Ортанс. japsik пишет: Спасибо, очень интересная глава! Теперь осталось это все оценить глазами Пейрака для полной картинки Ну вот как раз в следующей главе все и узнаем!

japsik: Violeta пишет: В отчаянии она оглянулась по сторонам и обнаружила в нескольких шагах от себя даму с непроницаемой маской на лице, которая с головы до ног была укутана в черный плащ-домино Violeta пишет: С этими словами она откинула в сторону муаровую ткань и достала из коробки алое шелковое домино с черной глянцевой подкладкой, щедро изукрашенное золотой вышивкой. Я поняла, что они поменялись костюмами. Просто вы в описании обоих костюмов используете плащ-домино. Вот я и уточнила, что получается, что суть обоих костюмов была в плаще-домино и маске, а отличались они качеством и цветом, ну и маски были разные. В этом был мой вопрос Violeta пишет: тут больше, чем догадка - тогда платья для приемов шились на заказ, а не покупались в магазинах, потому похожих не было, все в единственном экземпляре. Опять же - белое, приметное. Атенаис его очень хорошо рассмотрела в Ботрейи, а потому запомнила. Плюс украшения - вспомните, как Филипп сходу узнал бантик на корсаже Анжелики, чем Атенаис хуже? Ну и, чтобы подтвердить догадку, она заглянула Анж в глаза, а они - зеленые. Чтобы прям очень хорошо рассмотреть вышивку на подоле (!!!) платья, нужно подержать его в руках или как минимум пообщаться с дамой, которая его носит в течение некоторого времени. Если мне не изменяет память, то Атенаис к Анжелике на приеме в Ботрейи не подходила, поэтому оценить его она могла, но рассмотреть детали, чтобы 100% узнать его под плащем - сомнительно. Теперь по поводу цвета глаз. Автором нигде не указывается, что комната была ярко освещена и что Атенаис пристально посмотрела Анжелике в глаза. Дело происходит в некой комнате с фонтаном, при свете свечей, причем в отдалении от бала, явно созданной для уединения, так что и свет там скорее всего был приглушенным, а при таком освещении рассмотреть цвет глаз, да еще и в прорезях маски, создающих тень можно только столкнувшись лицом к лицу. Это все, как видится мне, ибо если автор задумывал не так, то это нигде не читается. Поэтому для меня это так и останется догадкой. Впрочем, как я уже и говорила, догадкой вполне оправданной, у нее были три возможные зацепки: белое платье с богатой вышивкой, буква А и светлые волосы, вот она и сделала смелое предположение, самоуверенности Атенаис не занимать, так же, как и Пейраку в сцене с укусом.

toulouse: Согласна с japsik насчет цвета глаз, костюмов и зацепок К очевидным зацепкам можно причислить рост, сложение, голос в конце концов - Атенаис ведь разговаривала с Анж. Ну и интуиция должна сработать. Вопрос к автору: получается, любимая девушка нашей List таки любит своего мужа? Что-то уж возревновала его, прям жуть. И не вполне ясно, что за снадобье выдала ей Ля Вуазин. Я не исключаю, что это могло быть и средство для прерывания беременности, оттого и кровь носом пошла. На второй вопрос ответят следующие главы, надо полагать, а вот с первым хотелось бы разобраться, моя не понимать

Violeta: toulouse пишет: Вопрос к автору: получается, любимая девушка нашей List таки любит своего мужа? Что-то уж возревновала его, прям жуть. Да не сколько она его ревнует, сколько ее задевает, что он не ей уделяет внимание. Ведь по факту, она самая красивая, смелая, остроумная и т.п. А он топчется около мадам Фуке, которая моль бледная на ее вкус, что вот за ерунда?! toulouse пишет: И не вполне ясно, что за снадобье выдала ей Ля Вуазин. Я не исключаю, что это могло быть и средство для прерывания беременности, оттого и кровь носом пошла. На второй вопрос ответят следующие главы, надо полагать, а вот с первым хотелось бы разобраться, моя не понимать Это ружье еще выстрелит japsik пишет: Я поняла, что они поменялись костюмами. Просто вы в описании обоих костюмов используете плащ-домино. Вот я и уточнила, что получается, что суть обоих костюмов была в плаще-домино и маске, а отличались они качеством и цветом, ну и маски были разные. Да, домино - самый популярный маскарадный костюм. Просто цвета и отделка разные. japsik пишет: Чтобы прям очень хорошо рассмотреть вышивку на подоле (!!!) платья, нужно подержать его в руках или как минимум пообщаться с дамой, которая его носит в течение некоторого времени. Если мне не изменяет память, то Атенаис к Анжелике на приеме в Ботрейи не подходила, поэтому оценить его она могла, но рассмотреть детали, чтобы 100% узнать его под плащем - сомнительно. Подходила и рассматривала: Перед его глазами мелькнуло золотое облако, увенчанное белокурыми локонами, и слегка напряженный голос Франсуазы произнес: - Я рада, мессир, что вы были настолько любезны, чтобы самолично проводить мадемуазель де Сансе в гостиную. Мадемуазель, счастлива снова видеть вас в Ботрейи, - обратилась она к девушке. - Граф де Пейрак и я были весьма огорчены вашим скорым отъездом во время нашей последней встречи. Надеюсь, что сегодняшний прием компенсирует те волнения, что мы невольно вам доставили. Ну и т.д. Пара минут у нее точно была japsik пишет: Поэтому для меня это так и останется догадкой. Впрочем, как я уже и говорила, догадкой вполне оправданной, у нее были три возможные зацепки: белое платье с богатой вышивкой, буква А и светлые волосы, вот она и сделала смелое предположение, самоуверенности Атенаис не занимать, так же, как и Пейраку в сцене с укусом. В сцене укуса вообще интуиция на грани фантастики - угадать, что там под намотанной на руку тряпкой надо экстрасенсом быть, ей-богу Еще раз повторюсь, там и ткань, и фасон, а главное - приметные бриллиантовые аграфы. Не считая светлых волос и буквы "А". Плюс голос - Атенаис с Анж общалась - тембр, интонацию наверняка помнит. japsik пишет: Теперь по поводу цвета глаз. Автором нигде не указывается, что комната была ярко освещена и что Атенаис пристально посмотрела Анжелике в глаза. Дело происходит в некой комнате с фонтаном, при свете свечей, причем в отдалении от бала, явно созданной для уединения, так что и свет там скорее всего был приглушенным, а при таком освещении рассмотреть цвет глаз, да еще и в прорезях маски, создающих тень можно только столкнувшись лицом к лицу. Это все, как видится мне, ибо если автор задумывал не так, то это нигде не читается. Автором освещение не указано, но: Дойдя до фонтана, Франсуаза с явным облегчением избавилась от опеки своей спутницы и смочила платок в ледяной воде. Приложив его снова к лицу, она с каким-то повышенным вниманием взглянула на Анжелику. Ее цепкий взгляд окинул ее фигуру с головы до пят - от светлых локонов, выбившихся из-под капюшона плаща, до подола пышной юбки, которая сейчас выглядывала из-под слегка задравшегося вверх маскарадного костюма так, что были видны брильянтовые аграфы, придерживающие отвернутые края верхнего платья. Их она рассматривала так долго, что Анжелика, раздосадованная подобной бестактностью, холодно осведомилась: - Я могу вам еще чем-то помочь, мадам? Графиня вскинула на нее глаза и внезапно приблизилась к Анжелике так близко, что полы их одежд соприкоснулись. - Возможно, - задумчиво протянула она, как будто прикидывая, стоит ли давать ей поручение или нет. Наконец Франсуаза произнесла: - Окажите мне еще одну услугу, мадемуазель. Найдите моего мужа и приведите его сюда, - молодая женщина сделала небольшую паузу, жадно вглядываясь в прорези маски Анжелики, словно желая проникнуть сквозь них Т.е. Атенаис не была уверена, потому решила заглянуть Анж в глаза. А в комнате не настолько темно, чтобы на фоне белой маски не различить цвет глаз. Ну тут паззл и сложился.

japsik: Violeta пишет: Пара минут у нее точно была Ну невозможно за пару минут разглядеть с точностью аграфы, тут вы меня не убедите. А вот то, что она сначала предположила, а потом стала присматриваться к глазам я и не спорю, но вот смогла ли разглядеть, знает только сама Атенаис

Светлячок: japsik пишет: Ну невозможно за пару минут разглядеть с точностью аграфы, тут вы меня не убедите. У неё для этого был весь вечер, пока Анж танцевала и общалась с Фуке. Берн вон от одного взгляда на одежду Рескатора определил стоимость, хотя ткани не щупал и темно было в трюме. Так что если человек в этом разбирается и интересуется, то ничего удивительного в этом нет



полная версия страницы