Форум » Творчество читателей » Волею судьбы 7 » Ответить

Волею судьбы 7

Violeta: Эпиграф: Люди и сами отлично умеют творить зло, без какого бы то ни было вмешательства дьявола. Джоанн Харрис "Персики для месье кюре". Глава 1. Франсуаза. [more]Франсуаза расположилась на низеньком пуфике перед туалетным столиком, с нетерпением ожидая, пока Марго закончит колдовать над ее прической. Молодая женщина то барабанила пальцами по мраморной столешнице, то вдруг начинала перебирать украшения в тяжелом резном ларце, нервно надевая на тонкие пальцы изящные кольца и тут же снимая их, прикладывала к мочкам ушей изумительной работы серьги, а к белоснежной груди - роскошные колье. Было видно, что ее совсем не интересует то, что она видит в зеркале, скорее, она желала отвлечься от тягостных мыслей, владеющих ею. Наконец, раздраженно захлопнув крышку ларца, Франсуаза произнесла: - Марго, мессир граф у себя? - Нет, мадам, его милость изволили отбыть еще рано утром, - голос горничной звучал ровно, но графине послышалась в нем легкая издевка. - Он просил что-то передать мне? - женщина изо всех сил сжала подвернувшийся ей под руку черепаховый гребень, борясь с желанием запустить им в гладкую поверхность зеркала, в отражении которого она видела невозмутимое лицо Марго. О, как она ненавидела эту деревенщину, которую муж приставил к ней, словно соглядатая. - Нет, госпожа графиня, - "как и всегда", словно издеваясь, крутилось в голове у Франсуазы окончание этой фразы. - Ты закончила? - она аккуратно отложила гребень в сторону. Только бы суметь сдержаться, только бы не закричать и не отхлестать эту дуреху по щекам... - Да, ваше сиятельство, - Марго отступила на шаг назад и застыла, сложив перед собой руки. На ее лице невозможно было прочесть никаких эмоций, она молча стояла, ожидая дальнейших распоряжений. - Позови девушек, пусть они помогут мне одеться. А ты можешь быть свободна. - Как будет угодно госпоже, - горничная слегка склонила голову и скрылась за дверью. - Дрянь, - прошипела ей вслед Франсуаза. - Вот бы ты грохнулась с лестницы и сломала себе шею, чертова гугенотка. В комнату, словно дуновение легкого ветерка, впорхнули две хорошенькие девушки-камеристки, которых молодая графиня наняла сразу же по приезду в Париж. - Ваше сиятельство, вы сегодня ослепительны! - прощебетала одна, а другая восхищенно прижала руки к груди. Франсуаза милостиво им улыбнулась. Приятное разнообразие после постного лица Марго. На кровати лежало приготовленное горничной платье. Темно-зеленое, из тяжелого узорчатого бархата, с пеной белоснежных кружев на рукавах и вышитым золотом и драгоценными камнями корсажем. По подолу тоже шла вышивка, к которой добавлялись маленькие жемчужинки, создающие изящный рисунок и придающие наряду некую воздушность. Платье было восхитительным, но совсем не нравилось Франсуазе. Муж в который раз проявил свое пренебрежение к ней, заказав гардероб, совершенно не согласуясь с ее желаниями. Вместе с тем, молодая женщина не могла упрекнуть супруга в отсутствии вкуса - она знала, что будет выглядеть в этом наряде обворожительно. Франсуазу захлестнуло раздражение: как же изысканно Жоффрей дал ей понять, сколь мало для него значит ее мнение, и что доставить ей удовольствие не входило в его планы, а скорее наоборот, в его поступке сквозило откровенное неуважение к ней. Когда же это произошло? Отчего так вышло, что теперь они с мужем стали чужими людьми, словно не было того счастливого времени, когда Франсуаза была для него королевой, Прекрасной дамой, когда он предугадывал каждое ее желание, исполнял любой каприз, убеждая ее в своем неизменном восхищении? Пока девушки осторожно надевали на нее роскошное платье, Франсуаза вспоминала тот вечер, когда узнала, что Жоффрей собирается уехать в столицу. Это случилось вскоре после визита его величества Людовика в Тулузу, во время которого молодой король гостил в Отеле весёлой науки и оказывал юной графине весьма красноречивые знаки внимания, восхищаясь ее красотой и выражая настойчивое желание поскорее увидеть их с мужем при дворе. Франсуаза была так счастлива, купаясь в лучах мужского внимания и бесконечного потока комплиментов, что не сразу заметила изменения в поведении супруга, который вдруг стал с ней холодно-вежлив и отстранён. Молодая женщина знала, что ревность не могла быть тому причиной, поскольку внимание к ее персоне со стороны многочисленных кавалеров всегда льстило графу, который с удовольствием отмечал полные неподдельного восхищения взгляды, обращённые на его жену. Поэтому Франсуаза решила, что все дело в увлечении мужем занятиями наукой. Жоффрей стал подолгу уединяться в своей лаборатории, все чаще оставаясь там до самого утра и напрочь забывая о прелестях юной супруги. Но это не сильно волновало ее до того момента, пока по Тулузе пожаром не пронеслась весть о его скором отъезде. Франсуаза тогда вбежала в его кабинет, сверкая глазами, и быстро заговорила: - Почему вы не сказали мне, что уезжаете? Граф холодно посмотрел на нее. По его губам скользнула саркастическая улыбка, которую она так ненавидела, и, лениво цедя слова, проговорил: - С каких пор, госпожа графиня, я должен ставить вас в известность о своих планах? Франсуаза задохнулась от возмущения. - Позвольте, сударь... Но граф, словно сочтя разговор законченным, направился к выходу из комнаты. Она схватила его за руку и заставила взглянуть себе в глаза. - Что происходит? Скажите же, Жоффрей, что между нами происходит? - Франсуаза, гордая до безумия, впервые говорила с просительной интонацией, ища в его темных глазах ответ на терзающий ее уже несколько недель вопрос. Он мучительно долго молчал, потом склонился к лицу жены, словно хотел ее поцеловать, и сказал: - Между нами? Между нами решительно ничего не происходит, мадам, - и, убрав ее руку с рукава своего камзола, ушел. Франсуаза долго стояла посреди комнаты, не в силах двинуться с места. В ее голове колоколом отдавались его последние слова: "между нами... ничего... не происходит... ничего...", и ей вдруг отчаянно захотелось убежать из этого роскошного дворца, от этого ставшего вдруг чужим мужчины, далеко-далеко, навсегда. В кабинет заглянула Марго и сдержанно проговорила: - Госпожа графиня, мессир граф велел передать вам, что завтра он уезжает в Париж, и вы будете сопровождать его. Прикажете собирать вещи? - Да, - Франсуаза обернулась к ней. Ее глаза лихорадочно заблестели. - Да, Марго, и немедленно! - она победно улыбнулась. Еще не все потеряно: Жоффрей берет ее с собой, он хочет, чтобы она была рядом с ним! А его внезапно изменившееся отношение к ней - это только плод ее разгоряченной фантазии. И вот теперь, стоя посреди комнаты в новом отеле, построенном, как еще недавно говорил муж, специально для нее, Франсуаза чувствовала, что потерпела сокрушительное поражение... Она непроизвольным жестом поднесла руку к груди, словно заново переживая то отчаяние, тот гнев, что испытала накануне. Мадам Скаррон, с оттенком легкой жалости поглядывая на подругу, поведала Франсуазе, что ее муж в открытую изменяет ей с женой герцога де Мерекура, и об этом судачит весь Париж, смакуя самые невероятные пикантные подробности. Она полночи прождала Жоффрея, чтобы объясниться с ним, но он так и не появился. Только под утро, когда ее сморил сон, муж буквально на несколько минут заехал в отель, чтобы переодеться, и снова отбыл. Теперь у Франсуазы словно открылись глаза: охлаждение, которое началось еще несколько месяцев назад в Тулузе, перешло в откровенное пренебрежение здесь, в Париже. С головой окунувшись в столичную жизнь, молодая графиня и сама первое время едва вспоминала о муже: приемы, балы, салоны, театры. В отсутствие вечно занятого супруга, все эти месяцы она предавалась радостям светской жизни, не замечая, как с каждым днем они все больше отдаляются друг от друга. В последнее время граф не ставил жену в известность о своих отлучках, не сопровождал ее на приемы, не интересовался, как она проводит свободное время. А разве она была против? Разве требовала его компании, искала его общества? Новость об измене мужа, ставшая достоянием парижского высшего света, прогремела, как гром среди ясного неба, выбив у Франсуазы почву из под ног. Таким возмутительным образом Жоффрей демонстрировал супруге свое равнодушие и презрение, ясно давая понять, что между ними все кончено. Может быть, ей стоило остаться в Тулузе? "И похоронить там себя за вышиванием?" - одернула саму себя Франсуаза. Перед ее глазами вдруг встало худое и бледное лицо Дианы де Грансень, изможденной долгими молитвами и пьяными выходками гуляки-мужа. Мать Франсуазы была благочестивой и верующей женщиной, которой приходилось мириться с разгульным образом жизни супруга, не стремящегося скрывать свои похождения. Благодаря слугам, одна из таких историй стала известна широкому кругу знакомых и со временем обрела ошеломительную популярность в модных салонах*. Неужели и ее ждет такая же участь: слышать о выходках неверного мужа и закрывать на них глаза? Ну нет! Она приехала в Париж блистать, и так оно и будет. Ничто не заставит ее уехать, пусть даже у Жоффрея в любовницах перебывают все потаскухи столицы! Но все же гордость молодой женщины была уязвлена. Франсуаза поклялась себе, что не будет, подобно своей матери, терпеть измены супруга. Она заставит Жоффрея уважать себя. И рано или поздно он поймет, как неосмотрительно с его стороны было так пренебрегать собственной женой и ранить ее чувства. Она из Мортемаров, а они не прощают обид и жестоко мстят своим обидчикам! Закончив утренний туалет, Франсуаза позвала Марго: - Вели заложить карету - я хочу навестить сестру, - не терпящим возражения голосом распорядилась она. - И еще, сегодня я не буду ужинать дома. Можешь так и передать господину графу. _____________ *Однажды ночью Габриель де Рошешуар, маркиз де Мортемар вернулся домой очень поздно, а его жена, как обычно ожидавшая его, в очередной раз не смогла удержаться от нравоучений и спросила: - Откуда вы явились? Вы так и будете проводить свою жизнь в компании с чертями? На что господин де Мортемар ответил: - Я не знаю, откуда я пришел, но я знаю, что мои черти в лучшем настроении, чем ваш ангел-хранитель. [/more]

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

toulouse: List пишет: Мы ей работу организовать предлагаем! Не справится она с такой работой. Образования нет, воспитания нет, манер нет, планета шелезяка

Светлячок: toulouse, я вас обожаю, описание героини в одном предложении)))

toulouse: Светлячок пишет: toulouse, я вас обожаю Это взаимно

Светлячок: toulouse,

фиалка: toulouse пишет: Образования нет, воспитания нет, манер нет, Ммм дя. Нет, так будет. В конце концов там все (кроме Жофы) не волшебники, а только учатся. Так что пока дитё растёт, Жоффа Анж и подтянет. И потом мы ее в мамки готовим, а не в гувернеры.

List: Чего это вдруг? Прекрасно Анж справится, она образование в том же монастыре что и Атенаис получала, а Атенаис у нас в этом фике УЖЕ законодательница модных веяний и тонкая ценительница прекрасного. У Анж вкуса поболее будет, ей наверняка Мольер понравится, если несчастную кто-нибудь в театр пригласит! )) Читать-писать умеет, немецкий знает, светскую беседу прекрасно ведет, вон Фуке заценил, пока не послала его родимого. Так что все будет ок, до частных репетиторов вполне деток доведет. А потом, Фиалка права, граф любимую поднатаскает , если уже в этой реальности Кольбер, Лафонтен и иже с ними отменяются

toulouse: List фиалка Не убедили вы меня. На мой взгляд, Голоновская Анж точно в гувернантки не годится, она и со своиими-то детьми не слишком занималась. Старшие росли как трава или с гувернерами (кроме "шоколадного времени" - но и там просто человеческие отношения), Онорина вертит матерью как пожелает - это совсем не воспитание. Вы считаете, что в фанфике Анж совсем другая? В любом случае пусть автор решает.

фиалка: List toulouse пишет: На мой взгляд, Голоновская Анж точно в гувернантки не годится Голоновской это и не предлагалось. Хотя не будь у неё манер и воспитания, ее тулузские дамы заклевали бы насмерть. А эти малость повыделывались и «нашли что у неё острый ум». А нынешняя - один большой вопрос, из неё что хош лепи. И вообще, «стараниями» автора она уже давно куда-то пропала и ушла в несознанку

toulouse: фиалка пишет: «стараниями» автора она уже давно куда-то пропала и ушла в несознанку Эт-дааа

toulouse: List пишет: граф любимую поднатаскает Предлагаете Ланкастерскую систему? Какой смысл учить Анж физике/химии/математике, для этого не лучше ли нанять серьезных людей? Анж может научить по деревьям лазить, по карнизам - тут она профи. Танцевать может научить. Если сравнивать с Ментенон, то Анж проиграет по Закону Божьему, на это лучше ее сестра сгодится.

List: toulouse, я думаю, Анж могла бы быть гувернанткой интересной. Такой... "для души". И как раз подошла бы графским детям. Потому что помимо, как вы правильно отметили, деревьев-полей-лесов-танцев, она бы их научила, пардон за пафос, - быть свободными, любознательными, жизнерадостными. Носились бы по полям с утра, потом обед, потом занятия, потом телескоп и спать. Достаточно нестандартное решение, думаю, граф бы заценил. toulouse пишет: Какой смысл учить Анж физике/химии/математике, для этого не лучше ли нанять серьезных людей? Правильно, для мозгов он дитям репетиторов наймет, а чтоб была рядом любящая, понимающая и интересная женщина, это дорогого стоит. Больше чем дисциплина или латынь. Атенаис под это дело не подходит, Пейрак в курсе. toulouse пишет: Вы считаете, что в фанфике Анж совсем другая? Канешна! Тихая, мирная, скуч.... пардон, благовоспитанная. Понятное дело, она не Ментенон, но кто сказал, что воспитывать можно только так, как бывшая жена поэта? Опять же, Пейрак оригинал. А Анж выгоду свою знает хорошо, поставь ее жизнь в такие обстоятельства что пришлось бы быть гувернанткой - гувернантила бы. toulouse пишет: Анж проиграет по Закону Божьему, на это лучше ее сестра сгодится. Тут согласна. Немного подождать и будет классная аббатиса. toulouse пишет: В любом случае пусть автор решает. Дык хто бы спорил... Ждем-с

Violeta: List пишет: Канешна! Тихая, мирная, скуч.... пардон, благовоспитанная. Понятное дело, она не Ментенон, но кто сказал, что воспитывать можно только так, как бывшая жена поэта? Опять же, Пейрак оригинал. А Анж выгоду свою знает хорошо, поставь ее жизнь в такие обстоятельства что пришлось бы быть гувернанткой - гувернантила бы. Я знаю, как вывернуть следующую главу! Анж у нас будет попаданцем в Торнфильд и назовется Джен Эйр А Жофа поковыляет за ней - автоматически станет свободным мужиком и будет жить в веке прогресса, как и мечтал. А если Анж Рочестером увлечется, то он всегда сможет утешиться с настоящей Джен, честейшей прелести чистейшим образцом Ни или с мисс Ингрем - той еще норовистой лошадкой с черной гривой волос и модельным ростом

Bella: Violeta пишет: Ни или с мисс Ингрем - той еще норовистой лошадкой с черной гривой волос и модельным ростом Ингрид- не сестрица ли Сабины? Там у Ингрид была сестра, мы (Violeta ) ее заменим на Сабину!

toulouse: Violeta пишет: знаю, как вывернуть следующую главу! Анж у нас будет попаданцем в Торнфильд и назовется Джен Эйр чет я совсем уже ниче не понимаю

List: Неееее.... никаких попаданцев на Туманный Альбион. Климат грустный, кухня тоскливая, манеры чопорные. Во-первых, Анж и Жоффа в Англии взвоют, особенно в Торнфильде. Во-вторых, куда несчастную сиротку Джен денем? В-третьих, нЕчего Жоффе делать в веке прогресса, он хотел в Возрождение, кажется? Пускай попадает в Европу к Саванаролле, сразу свой 17-ый век заценит и назад в Консьержери запросится. А вообще, я сижу тихо в углу и автора от умных мыслей не отвлекаю, а то еще и правда наших ушлет куда-нибудь



полная версия страницы