Форум » Творчество читателей » Волею судьбы 7 » Ответить

Волею судьбы 7

Violeta: Эпиграф: Люди и сами отлично умеют творить зло, без какого бы то ни было вмешательства дьявола. Джоанн Харрис "Персики для месье кюре". Глава 1. Франсуаза. [more]Франсуаза расположилась на низеньком пуфике перед туалетным столиком, с нетерпением ожидая, пока Марго закончит колдовать над ее прической. Молодая женщина то барабанила пальцами по мраморной столешнице, то вдруг начинала перебирать украшения в тяжелом резном ларце, нервно надевая на тонкие пальцы изящные кольца и тут же снимая их, прикладывала к мочкам ушей изумительной работы серьги, а к белоснежной груди - роскошные колье. Было видно, что ее совсем не интересует то, что она видит в зеркале, скорее, она желала отвлечься от тягостных мыслей, владеющих ею. Наконец, раздраженно захлопнув крышку ларца, Франсуаза произнесла: - Марго, мессир граф у себя? - Нет, мадам, его милость изволили отбыть еще рано утром, - голос горничной звучал ровно, но графине послышалась в нем легкая издевка. - Он просил что-то передать мне? - женщина изо всех сил сжала подвернувшийся ей под руку черепаховый гребень, борясь с желанием запустить им в гладкую поверхность зеркала, в отражении которого она видела невозмутимое лицо Марго. О, как она ненавидела эту деревенщину, которую муж приставил к ней, словно соглядатая. - Нет, госпожа графиня, - "как и всегда", словно издеваясь, крутилось в голове у Франсуазы окончание этой фразы. - Ты закончила? - она аккуратно отложила гребень в сторону. Только бы суметь сдержаться, только бы не закричать и не отхлестать эту дуреху по щекам... - Да, ваше сиятельство, - Марго отступила на шаг назад и застыла, сложив перед собой руки. На ее лице невозможно было прочесть никаких эмоций, она молча стояла, ожидая дальнейших распоряжений. - Позови девушек, пусть они помогут мне одеться. А ты можешь быть свободна. - Как будет угодно госпоже, - горничная слегка склонила голову и скрылась за дверью. - Дрянь, - прошипела ей вслед Франсуаза. - Вот бы ты грохнулась с лестницы и сломала себе шею, чертова гугенотка. В комнату, словно дуновение легкого ветерка, впорхнули две хорошенькие девушки-камеристки, которых молодая графиня наняла сразу же по приезду в Париж. - Ваше сиятельство, вы сегодня ослепительны! - прощебетала одна, а другая восхищенно прижала руки к груди. Франсуаза милостиво им улыбнулась. Приятное разнообразие после постного лица Марго. На кровати лежало приготовленное горничной платье. Темно-зеленое, из тяжелого узорчатого бархата, с пеной белоснежных кружев на рукавах и вышитым золотом и драгоценными камнями корсажем. По подолу тоже шла вышивка, к которой добавлялись маленькие жемчужинки, создающие изящный рисунок и придающие наряду некую воздушность. Платье было восхитительным, но совсем не нравилось Франсуазе. Муж в который раз проявил свое пренебрежение к ней, заказав гардероб, совершенно не согласуясь с ее желаниями. Вместе с тем, молодая женщина не могла упрекнуть супруга в отсутствии вкуса - она знала, что будет выглядеть в этом наряде обворожительно. Франсуазу захлестнуло раздражение: как же изысканно Жоффрей дал ей понять, сколь мало для него значит ее мнение, и что доставить ей удовольствие не входило в его планы, а скорее наоборот, в его поступке сквозило откровенное неуважение к ней. Когда же это произошло? Отчего так вышло, что теперь они с мужем стали чужими людьми, словно не было того счастливого времени, когда Франсуаза была для него королевой, Прекрасной дамой, когда он предугадывал каждое ее желание, исполнял любой каприз, убеждая ее в своем неизменном восхищении? Пока девушки осторожно надевали на нее роскошное платье, Франсуаза вспоминала тот вечер, когда узнала, что Жоффрей собирается уехать в столицу. Это случилось вскоре после визита его величества Людовика в Тулузу, во время которого молодой король гостил в Отеле весёлой науки и оказывал юной графине весьма красноречивые знаки внимания, восхищаясь ее красотой и выражая настойчивое желание поскорее увидеть их с мужем при дворе. Франсуаза была так счастлива, купаясь в лучах мужского внимания и бесконечного потока комплиментов, что не сразу заметила изменения в поведении супруга, который вдруг стал с ней холодно-вежлив и отстранён. Молодая женщина знала, что ревность не могла быть тому причиной, поскольку внимание к ее персоне со стороны многочисленных кавалеров всегда льстило графу, который с удовольствием отмечал полные неподдельного восхищения взгляды, обращённые на его жену. Поэтому Франсуаза решила, что все дело в увлечении мужем занятиями наукой. Жоффрей стал подолгу уединяться в своей лаборатории, все чаще оставаясь там до самого утра и напрочь забывая о прелестях юной супруги. Но это не сильно волновало ее до того момента, пока по Тулузе пожаром не пронеслась весть о его скором отъезде. Франсуаза тогда вбежала в его кабинет, сверкая глазами, и быстро заговорила: - Почему вы не сказали мне, что уезжаете? Граф холодно посмотрел на нее. По его губам скользнула саркастическая улыбка, которую она так ненавидела, и, лениво цедя слова, проговорил: - С каких пор, госпожа графиня, я должен ставить вас в известность о своих планах? Франсуаза задохнулась от возмущения. - Позвольте, сударь... Но граф, словно сочтя разговор законченным, направился к выходу из комнаты. Она схватила его за руку и заставила взглянуть себе в глаза. - Что происходит? Скажите же, Жоффрей, что между нами происходит? - Франсуаза, гордая до безумия, впервые говорила с просительной интонацией, ища в его темных глазах ответ на терзающий ее уже несколько недель вопрос. Он мучительно долго молчал, потом склонился к лицу жены, словно хотел ее поцеловать, и сказал: - Между нами? Между нами решительно ничего не происходит, мадам, - и, убрав ее руку с рукава своего камзола, ушел. Франсуаза долго стояла посреди комнаты, не в силах двинуться с места. В ее голове колоколом отдавались его последние слова: "между нами... ничего... не происходит... ничего...", и ей вдруг отчаянно захотелось убежать из этого роскошного дворца, от этого ставшего вдруг чужим мужчины, далеко-далеко, навсегда. В кабинет заглянула Марго и сдержанно проговорила: - Госпожа графиня, мессир граф велел передать вам, что завтра он уезжает в Париж, и вы будете сопровождать его. Прикажете собирать вещи? - Да, - Франсуаза обернулась к ней. Ее глаза лихорадочно заблестели. - Да, Марго, и немедленно! - она победно улыбнулась. Еще не все потеряно: Жоффрей берет ее с собой, он хочет, чтобы она была рядом с ним! А его внезапно изменившееся отношение к ней - это только плод ее разгоряченной фантазии. И вот теперь, стоя посреди комнаты в новом отеле, построенном, как еще недавно говорил муж, специально для нее, Франсуаза чувствовала, что потерпела сокрушительное поражение... Она непроизвольным жестом поднесла руку к груди, словно заново переживая то отчаяние, тот гнев, что испытала накануне. Мадам Скаррон, с оттенком легкой жалости поглядывая на подругу, поведала Франсуазе, что ее муж в открытую изменяет ей с женой герцога де Мерекура, и об этом судачит весь Париж, смакуя самые невероятные пикантные подробности. Она полночи прождала Жоффрея, чтобы объясниться с ним, но он так и не появился. Только под утро, когда ее сморил сон, муж буквально на несколько минут заехал в отель, чтобы переодеться, и снова отбыл. Теперь у Франсуазы словно открылись глаза: охлаждение, которое началось еще несколько месяцев назад в Тулузе, перешло в откровенное пренебрежение здесь, в Париже. С головой окунувшись в столичную жизнь, молодая графиня и сама первое время едва вспоминала о муже: приемы, балы, салоны, театры. В отсутствие вечно занятого супруга, все эти месяцы она предавалась радостям светской жизни, не замечая, как с каждым днем они все больше отдаляются друг от друга. В последнее время граф не ставил жену в известность о своих отлучках, не сопровождал ее на приемы, не интересовался, как она проводит свободное время. А разве она была против? Разве требовала его компании, искала его общества? Новость об измене мужа, ставшая достоянием парижского высшего света, прогремела, как гром среди ясного неба, выбив у Франсуазы почву из под ног. Таким возмутительным образом Жоффрей демонстрировал супруге свое равнодушие и презрение, ясно давая понять, что между ними все кончено. Может быть, ей стоило остаться в Тулузе? "И похоронить там себя за вышиванием?" - одернула саму себя Франсуаза. Перед ее глазами вдруг встало худое и бледное лицо Дианы де Грансень, изможденной долгими молитвами и пьяными выходками гуляки-мужа. Мать Франсуазы была благочестивой и верующей женщиной, которой приходилось мириться с разгульным образом жизни супруга, не стремящегося скрывать свои похождения. Благодаря слугам, одна из таких историй стала известна широкому кругу знакомых и со временем обрела ошеломительную популярность в модных салонах*. Неужели и ее ждет такая же участь: слышать о выходках неверного мужа и закрывать на них глаза? Ну нет! Она приехала в Париж блистать, и так оно и будет. Ничто не заставит ее уехать, пусть даже у Жоффрея в любовницах перебывают все потаскухи столицы! Но все же гордость молодой женщины была уязвлена. Франсуаза поклялась себе, что не будет, подобно своей матери, терпеть измены супруга. Она заставит Жоффрея уважать себя. И рано или поздно он поймет, как неосмотрительно с его стороны было так пренебрегать собственной женой и ранить ее чувства. Она из Мортемаров, а они не прощают обид и жестоко мстят своим обидчикам! Закончив утренний туалет, Франсуаза позвала Марго: - Вели заложить карету - я хочу навестить сестру, - не терпящим возражения голосом распорядилась она. - И еще, сегодня я не буду ужинать дома. Можешь так и передать господину графу. _____________ *Однажды ночью Габриель де Рошешуар, маркиз де Мортемар вернулся домой очень поздно, а его жена, как обычно ожидавшая его, в очередной раз не смогла удержаться от нравоучений и спросила: - Откуда вы явились? Вы так и будете проводить свою жизнь в компании с чертями? На что господин де Мортемар ответил: - Я не знаю, откуда я пришел, но я знаю, что мои черти в лучшем настроении, чем ваш ангел-хранитель. [/more]

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 All

МА: Violeta Прочитала новую главу, но даже страшновато высказывать свое мнение: тут такая жаркая дискуссия! Глава, нет никаких сомнений, романтичная, как и сцена в беседке. Обеим сценам анализ и разбор сильно вредит . ИМХО. . Только не поняла, почему Анжелика пришла к выводу, что граф её любит? Фраза "любящих Вас людей" может трактоваться как угодно и не несет в себе личностный характер.

japsik: Violeta пишет: Я говорила, что он уехал спонтанно, не в силах дальше играть спектакль, он-то был влюблен, а носить маску насмешника, которому все по барабану, он больше не мог. А вы придерживались версии, что он сделал это намеренно, что все было продумано заранее - поцеловать, свалить и довести даму до кондиции. Так вот, пойди спектакль так, как он задумал, можно было бы и не уезжать. А то, что она узнала его, заставило графа импровизировать. Честно говоря, мне так же, как и девушкам ближе старая версия, но если уж принимать этот побег, то только как часть плана. То есть, если вы принимаете новую версию целиком и полностью, то я принимаю с натяжками, исключительно из уважения к автору за старые заслуги. Если бы мне сразу попалась новая версия, роман не оставил бы такого впечатления и был бы брошен после первой книги. Violeta пишет: утром послать испанцев ее с Коленом арестовать и через всю деревню протащить - это благородно, чо уж там, не муж, а именины сердца Но ведь он не мог отпустить Колена, чтобы задержать его, он был вынужден задержать их вместе. То есть, это в любом случае было не скрыть. Конечно, самое благородное, это прийти к отливу с испанцами и сразу задержать, но если он хотел узнать правду об их отношениях, а он хотел, то надо было выжидать, и вот стоять в кустах с наемниками было бы совсем мерзко, согласитесь. Поэтому из двух зол он выбирает меньшее и хотя бы за это ему можно чуть скостить срок Violeta пишет: Есть смысл сравнивать не сцены, а поведение героев в похожих обстоятельствах. Но в данном случае они не похожи, герои действуют согласно новым заданным обстоятельствам, как мы и выяснили пару постов назад. Violeta пишет: Просто мы по-разному видим героев. Со Светой у нас практически не бывает подобных дискуссий, поскольку видение схоже. Как у вас с Фло, например. Грубо говоря, мы спорим не о канонности персов, а о нашем личном восприятии Это бесспорно. Такого единения нет ни у кого. Даже мы все можем расходиться во мнениях относительно чепца, исповедальни или уверенности Жофы в победе, но вы едины и нерушимы, как скала. Это поражает. Светлячок пишет: вы сами написали, что мог открыться не сразу, а на следующий день, верно? Так и мы говорим, что мог. Но вопрос в том, как бы оно это сделал. Не думаю, что пришёл и выпалил в лоб, вот и говорим, что говорил бы намёками, как всегда, чтобы Анж типа сама догадалась. Каюсь, написала, но все же убеждена, что сразу бы открылся. Я не исключила этот вариант, только если бы Анжелика просто не дала бы ему сделать это очередным побегом, скажем, но опять-таки я уверена, что он бы продолжил говорить намеками, о которых вы говорите, но ведя ее к догадке в этот самый момент. Он хотел, чтобы она его узнала. Violeta пишет: Да, поэтому так тщательно готовился и одевался, чтобы не узнала. Даже ботинки где-то раздобыл опойковые А Жоффрей что-то когда-то делал не тщательно? Конечно, он хорошо подготовился, иначе узнала бы его раньше времени и не узнала всю сладость поцелуя Но не узнала раньше времени, не значит не узнала вообще. Violeta пишет: Она сама это только в доме обнаружила Она сама, да, но со стороны всегда виднее. Она смеялась уже на лестнице, а он смотрел ей вслед, я уверена. В конце концов, мы же все улыбаемся, когда читаем эту сцену. Violeta пишет: Намеренно встретился с ней при постороннем, чтобы реакцию понаблюдать Ну как намеренно? Ему пришлось с ней встретиться при постороннем из-за гостя в доме. Но не приехал бы архиепископ, всю ту же сцену я легко вижу, например, после ужина. Она бы-то вела себя так же, ее поведение было решающим, а не его, прятался ли он в лаборатории или разговаривал при ней с Фонтенаком. Он давал ей время дойти. А приезд Фонтенака просто облегчил его задачу.

japsik: toulouse пишет: Даже удивительно, что эта романтическая сцена может вызывать такую негативную оценку. Это скорее в духе оперетты, какой-нибудь "Летучей мыши". Зачем же стулья ломать фиалка пишет: Право слово. Вот уж никогда не думала, что сцену которая априори считалась самой волшебной, замечательной, любимой или как про неё говорили «святое», однажды назовут гадкой Violeta пишет: Сама сцена в рамках романа прикольная, но если поставить себя на место Анж, то весьма двусмысленная и малоприятная. Светлячок пишет: Беседка полна эротизма, желания, романтизма, но если убрать этот тюнинг, то и выходит в сухом остатке коварный соблазнитель, который обманом лапает свою жену, и наивная девушка, которая падает в объятия первого встречного после 5 минут общения Ну так в этом-то и суть. Ее нельзя оценивать в сухом остатке, потому что это не просто мужчина-коварный соблазнитель, а влюбленный муж. И Анжелика пала, потому что давно хотелось, никакого диссонанса я не видела. Она - не просто девица, а впечатлительная девушка в ожидании любви. И прощает она его быстро, потому что уже испытывает к нему чувства, хоть и не понимает еще. Поэтому и сцену в исповедальне я не рассматриваю в сухом остатке, ни сцену на острове Старого корабля и не вижу смысла их сравнивать.

japsik: МА пишет: Глава, нет никаких сомнений, романтичная, как и сцена в беседке. Обеим сценам анализ и разбор сильно вредит . Практически то же написала постом выше

Violeta: МА пишет: Violeta Прочитала новую главу, но даже страшновато высказывать свое мнение: тут такая жаркая дискуссия! Глава, нет никаких сомнений, романтичная, как и сцена в беседке. Обеим сценам анализ и разбор сильно вредит . ИМХО. Спасибо, как говорится, препарировать чуйства - уничтожать их japsik пишет: Это бесспорно. Такого единения нет ни у кого. Даже мы все можем расходиться во мнениях относительно чепца, исповедальни или уверенности Жофы в победе, но вы едины и нерушимы, как скала. Это поражает Я бы сказала - это вдохновляет и восхищает! Светлячок пишет: Правильно здесь было отмечено, что у нас другое дано и другое решение. В такой ситуации невозможно прописать их связь лишь на уровне физического влечения. Как? Устроить им секс, а потом влюбить? Как тогда вообще смотреть на героев после этого. Это в каноне у них была куча времени осознать свои чувства и эволюционировать в любви. Здесь же нужно героев оставлять вместе только при условии наличия между ниии глубокого чувства, потому что очень многое поставлено на кон. Точно japsik пишет: Ну так в этом-то и суть. Ее нельзя оценивать в сухом остатке, потому что это не просто мужчина-коварный соблазнитель, а влюбленный муж. И Анжелика пала, потому что давно хотелось, никакого диссонанса я не видела. Она - не просто девица, а впечатлительная девушка в ожидании любви. И прощает она его быстро, потому что уже испытывает к нему чувства, хоть и не понимает еще. Поэтому и сцену в исповедальне я не рассматриваю в сухом остатке, ни сцену на острове Старого корабля и не вижу смысла их сравнивать. Вот! Бинго! Потому что дискуссия изначально началась с того, что граф поступил непорядочно по отношению к Анж, не признавшись ей сразу, ху из ху. А я третий день пытаюсь доказать, что не было там злого умысла, как и в сцене в беседке, - только любовь. Но если снять флер романтики, то в обоих случаях Жоффрей ставит цель и добивается ее - это в характере, и это неоднозначно, на грани фола. Но в основе своей лежат благородные порывы, а не банальное желание развести на что-то неприличное. Хотя в беседке сиськи помацал Остров старого корабля я приводила как пример, что Жофа вполне мог вторгаться в личное пространство и виноватым себя при этом не чувствовал, ибо во благо. Так и здесь - он слушает откровения Анж, в ответ тоже открывает ей сердце, и не видит в этом ничего плохого. Не рассматривает он это как нечто запретное и гадкое. Наоборот, это воспринимается как подарок судьбы и знак свыше, что их желания и чувства так согласны. МА пишет: Только не поняла, почему Анжелика пришла к выводу, что граф её любит? Фраза "любящих Вас людей" может трактоваться как угодно и не несет в себе личностный характер. Так она не во время исповеди пришла к этой мысли. А после - А что говорит вам ваше сердце? - тихо спросил он, переплетая ее пальцы со своими. - Ваши признания, которые потрясли меня до глубины души, в то же время открыли мне правду, которую я не осознавал до конца - всю глубину моего чувства к вам... - от его обычной иронии теперь не осталось и следа, а голос был наполнен неподдельной искренностью. Девушка опустила ресницы. Всем своим существом она стремилась к мужчине, который сумел завладеть ее мыслями и желаниями, который теперь знал ее главную тайну - то, что она любит его... И который ясно дал ей понять, что ее чувство взаимно. Безудержная радость наполнила ее всю - до кончиков пальцев, а на губах расцвела ослепительная улыбка. А признался он ей и вовсе в конце беседы - Ничего непосильного для столь искреннего сердца и чистой души, как у вас, - проговорил он, и его тон вдруг стал серьезным. - Обещайте мне подумать над тем, что я сказал вам. Прислушайтесь к себе и честно ответьте - готовы ли вы пренебречь всем ради того, кто ничего не может вам дать, кроме своей любви... Анжелика вздрогнула. Впервые он заговорил с ней так открыто, впервые высказал то, что долго хранил под маской иронии и светской учтивости. Готова ли она была ответить на его призыв? Готова ли была полностью изменить свою жизнь ради него? - Не отвечайте сейчас, - мягко продолжал он. - Подумайте. Но если ваше сердце чувствует то же самое, что и мое, то дайте мне знать об этом... japsik пишет: из двух зол он выбирает меньшее и хотя бы за это ему можно чуть скостить срок Та пожалуйста - я его давно простила, ревнивца

japsik: Violeta пишет: Вот! Бинго! Потому что дискуссия изначально началась с того, что граф поступил непорядочно по отношению к Анж, не признавшись ей сразу, ху из ху. Это верно, но я в ней и не участвовала, пока не узнала, что Жофа оказывается не планировал быть узнанным в беседке. Вот тут Остап не сдержался и его понесло, ибо эта новость была для меня, как гром среди ясного неба

Светлячок: МА пишет: тут такая жаркая дискуссия! это мы согреваемся как можем во время зимних морозов МА пишет: Обеим сценам анализ и разбор сильно вредит . ИМХО. вот это правильно, но начали же разбирать на мотивы, методы, намерения и все прочее, вот и вычленяем из отслаьных сцен те самые методы, мотивы и намерения. Как по мне - все из канонного набора) japsik пишет: Если бы мне сразу попалась новая версия, роман не оставил бы такого впечатления и был бы брошен после первой книги. в новой версии в первой книге Анж до графа вроде даже не доехала еще)) japsik пишет: чтобы задержать его, он был вынужден задержать их вместе. То есть, это в любом случае было не скрыть. Но при этом вести через весь город вместе как сообщников, в которых бросали камни, было жестоко japsik пишет: Такого единения нет ни у кого. Даже мы все можем расходиться во мнениях относительно чепца, исповедальни или уверенности Жофы в победе, но вы едины и нерушимы, как скала. Это поражает. мы неспециально, оно как-то само)) но у нас граф все равно разный, я у Виты его немного сглаживаю, а она у меня его немного ершит) japsik пишет: Он хотел, чтобы она его узнала. согласна, что хотел. Не стал бы к сексу склонять ее там точно, ну, мне хочется в это верить japsik пишет: Ему пришлось с ней встретиться при постороннем из-за гостя в доме. а мне кажется, у них вообще гости были постоянно в доме. Только после первой ночи все разъехались через две недели, а так вечно кто-то ошивался. Может, это спецом граф народу нагнал в дом, чтобы Анж себя чувствовала поуверенней? japsik пишет: Ну так в этом-то и суть. Ее нельзя оценивать в сухом остатке, japsik пишет: Поэтому и сцену в исповедальне я не рассматриваю в сухом остатке, ни сцену на острове Старого корабля и не вижу смысла их сравнивать. полностью согласна, но мы же тут все недаром сидим раз начали эту сцеу разбирать, то тогда уже и все до кучи) Violeta пишет: Не рассматривает он это как нечто запретное и гадкое. Наоборот, это воспринимается как подарок судьбы и знак свыше, что их желания и чувства так согласны. главное, правильное отношение к своим неркасивым поступкам)))

Светлячок: japsik пишет: Это верно, но я в ней и не участвовала, пока не узнала, что Жофа оказывается не планировал быть узнанным в беседке. началось все с того, что он не планировал себя обозночать сразу намеренно, но так вышло. А кто-то предположил, что выдал он себя сразу не случайно. То есть узнанным он хотел быть, только не совсем понятно на каком этапе и каким образом. Так что вроде все согласны, что хотел, чтобы узнала, но опять чего-то напутали, недопоняли и накатали холиваров

japsik: Светлячок пишет: в новой версии в первой книге Анж до графа вроде даже не доехала еще)) Я открою вам страшную тайну Я ее вообще не читала, сразу с Тулузской свадьбы начала Я и в старой-то детство не перечитываю, куда мне первая книга новой версии, не потяну

toulouse: japsik пишет: Я ее вообще не читала, сразу с Тулузской свадьбы начала А я как начала, так и закончила, не смогла читать. Как если бы любителю шоколада предложили не просто халву, а дешевую и просроченную халву(( Violeta пишет: Но в основе своей лежат благородные порывы, а не банальное желание развести на что-то неприличное Мне не кажется, что граф противопоставляет благородные мотивы и постель. Любовь - это же благородно, так? А что за любовь без постели? Да одна нервотрепка, сидишь перед зеркалом и обзываешь себя козлом. Если уж на то пошло, то в этом фанфике его связь с Кармен уже против канона, на который все та любят ссылаться. Мне кажется, у Голон Жофа спал не со всеми подряд, кто на шею вешается, а с теми, кто нравится. Ну вроде как до Анж он не знал, что такое любовь. japsik пишет: нельзя оценивать в сухом остатке, потому что это не просто мужчина-коварный соблазнитель, а влюбленный муж. И Анжелика пала, потому что давно хотелось ... И прощает она его быстро, потому что уже испытывает к нему чувства, хоть и не понимает еще. Поэтому и сцену в исповедальне я не рассматриваю в сухом остатке, ни сцену на острове Старого корабля и не вижу смысла их сравнивать. Точно так же, как поведение Пейрака в беседке отказываюсь считать гадким, не понимаю, за что его осуждать на острове. Там имела место провокация, и как, с точки зрения судей, следовало поступить по-благородному? Вообще не пойти - это не вариант, остается только по-тихому дать разойтись утром, то есть отпустить Колена. Вы пишете, что он не мог отпустить Колена. А почему? Вряд ли Колен действительно стал предпринимать враждебные действия против Анж после их объяснения на острове. Впрочем, лично мне вся линия с Амбруазиной кажется искусственной: сама Амбруазина персонаж картонный, оперная злодейка, с мистикой у Голон не выходит ничего путного - не нужна она в романе и т.д. В этом же ряду и недомолвки Анж: она не говорит мужу каких-то серьезных вещей (а надо бы, если уж действительно над ними нависла угроза - как можно не доверять), не сообщает Колену, что Пейрак - ее муж уже ...дцать лет, из-за него она попала на Средиземное море и, в конечном счете, в гарем, у них есть двое сыновей и т.д. По какой причине Анж об этом молчит? Абсолютно неясно, допустим еще Жофрею она не хочет признаваться, что Колен был ее любовником (хотя на самом деле она понимает, что ему это известно). Ну ладно уж. А почему Колену-то не сказать? Что, стыдно за свое аристократическое прошлое? Да чушь какая-то. В общем, я бы в принципе не сравниваю Остров с беседкой. И с точки зрения Пейрака даже не имеет значения, что муж. Существенно только "влюбленный". На месте Анж могла быть Кармен, после ее появления в Тулузе в качестве жены французского дипломата. Потому что с местными такой номер бы не прокатил, все знают, кто такой Золотой голос.

japsik: toulouse пишет: Вы пишете, что он не мог отпустить Колена. А почему? Ну изначально он не мог отпустить Золотую бороду, он же не знал, что это Колен и что он не причинит зла А потом, когда узнал, он понял, что он ему нужен. Честный и благородный, и опытный, чтобы доверить ему управление фортом, а главное на него всегда будет точка давления, в виде Анжелики, идеальный вариант.

toulouse: japsik пишет: когда узнал, он понял, что он ему нужен Но ведь можно было и по-доброму договариваться, а не так, как представлено у Голон, когда Колен под арестом, едва ли не в кандалах. Ведь был риск, что Колен откажется как раз из-за того, что поставлен в такое положение. У нас и тема была "что сказал Пейрак Колену" - ведь Голон так и не раскрыла, почему Колен согласился. Ну как бы в общих чертах понятно, что дело в Анжелике, и все-таки.

Violeta: Все Искушение написано на нерве, приближенном к 6 тому. Жоффрей здесь снова бесится, мечется и совершает ошибки. Анж ходит глаза в пол с синяком в пол-лица и молчит, как партизан. Вместо Берна, который нуникакой, ого-го какой Колен. И договориться по-доброму нельзя было - гугеноты ненавидели Золотую бороду, они желали расправиться с ним. Потому, подержав его в кандалах, Жофа удовлетворил кровожадность поселенцев. Ну и власть свою обозначил. С Анж сложнее. Он снова ослеплен ревностью и порет горячку. С другой стороны, на корабле было неприличное, не до конца, но было, так что гнев его беспочвенным считать ну никак нельзя. Но Анж своим - вот не побоюсь этого слова! - тупым молчанием усугубила ситуацию. Хорошо, у него хватила и ума, и терпения все разрулить. Правда, не включая в схему Анж, чтоб прочувствовала свою вину. И поняла, что при желании он может поставить на первое место свои интересы и интересы колонии, а не любовь к ней. Болезненный удар для нашей красотки. Вон она аж до 3 главы 9 тома страдала. А сцена на острове - пример совмещения неприятного с полезным - узнать все про жену и арестовать Колена тепленьким на рассвете. Поступок, как по мне, некрасивый, но это пример того самого выстрела, который убивает двух зайцев. Жофа повел себя по-умному, но с точки зрения морали - непорядочно. Но главное, что в основе-то любовь и Анж его простила, так что все гуд .

Violeta: toulouse пишет: Мне не кажется, что граф противопоставляет благородные мотивы и постель. Любовь - это же благородно, так? А что за любовь без постели? Да одна нервотрепка, сидишь перед зеркалом и обзываешь себя козлом. Если уж на то пошло, то в этом фанфике его связь с Кармен уже против канона, на который все та любят ссылаться. Мне кажется, у Голон Жофа спал не со всеми подряд, кто на шею вешается, а с теми, кто нравится. Ну вроде как до Анж он не знал, что такое любовь. Так Кармен ему ого-го как нравилась. По словам Сабины, она то уезжала, то приезжала, и неизменно занимала место рядом с ним. Пока Анж не появилась. Постель - дело, несомненно, благородное, но, как вещал Пейрак, ему было нужно не тело, а любовь. Так и в фике. Хотел бы он ее на секс крутануть - крутанул бы, нивапрос, но ему возвышенных чуйств захотелось. Отдавать, а не брать, заботиться, а не наслаждаться моментом. В идеале, конечно, все это совместить, взболтать и принимать 3 раза в день Светлячок Как всегда japsik пишет: Это верно, но я в ней и не участвовала, пока не узнала, что Жофа оказывается не планировал быть узнанным в беседке. Ну я как бы и продолжаю так считать Хотел потомить девушку, а потом открыться в нужный момент. Мож через день, а мож и через неделю. Чтоб красиво и с огоньком, на эффект, а не чтоб жимолость ломала в ярости.

japsik: toulouse пишет: ведь можно было и по-доброму договариваться, Тут можно попробовать подискутировать, но мне всё-таки кажется, что нельзя. Жоффрей - мужик умный, но не ангел. Люди жаждали крови, Золотая Борода напал на них, им пришлось защищаться, он должен был публично его арестовать. А вот потом так же публично помиловать, ну это же Пейрак. Показал всем, кто здесь хозяин, в том числе и Колену. Баба моя, можешь смотреть, но поиграться больше не дам По-моему, это очень умный ход. Колен мог не согласиться в любом случае, при посторнних разговаривать не имело смысла. А если бы народ прознал, что он и не собирается его вешать, могли самоличную расправу учинить. В общем, я вижу такой расклад, как у Голон самым верным.



полная версия страницы