Форум » Творчество читателей » Волею судьбы 7 » Ответить

Волею судьбы 7

Violeta: Эпиграф: Люди и сами отлично умеют творить зло, без какого бы то ни было вмешательства дьявола. Джоанн Харрис "Персики для месье кюре". Глава 1. Франсуаза. [more]Франсуаза расположилась на низеньком пуфике перед туалетным столиком, с нетерпением ожидая, пока Марго закончит колдовать над ее прической. Молодая женщина то барабанила пальцами по мраморной столешнице, то вдруг начинала перебирать украшения в тяжелом резном ларце, нервно надевая на тонкие пальцы изящные кольца и тут же снимая их, прикладывала к мочкам ушей изумительной работы серьги, а к белоснежной груди - роскошные колье. Было видно, что ее совсем не интересует то, что она видит в зеркале, скорее, она желала отвлечься от тягостных мыслей, владеющих ею. Наконец, раздраженно захлопнув крышку ларца, Франсуаза произнесла: - Марго, мессир граф у себя? - Нет, мадам, его милость изволили отбыть еще рано утром, - голос горничной звучал ровно, но графине послышалась в нем легкая издевка. - Он просил что-то передать мне? - женщина изо всех сил сжала подвернувшийся ей под руку черепаховый гребень, борясь с желанием запустить им в гладкую поверхность зеркала, в отражении которого она видела невозмутимое лицо Марго. О, как она ненавидела эту деревенщину, которую муж приставил к ней, словно соглядатая. - Нет, госпожа графиня, - "как и всегда", словно издеваясь, крутилось в голове у Франсуазы окончание этой фразы. - Ты закончила? - она аккуратно отложила гребень в сторону. Только бы суметь сдержаться, только бы не закричать и не отхлестать эту дуреху по щекам... - Да, ваше сиятельство, - Марго отступила на шаг назад и застыла, сложив перед собой руки. На ее лице невозможно было прочесть никаких эмоций, она молча стояла, ожидая дальнейших распоряжений. - Позови девушек, пусть они помогут мне одеться. А ты можешь быть свободна. - Как будет угодно госпоже, - горничная слегка склонила голову и скрылась за дверью. - Дрянь, - прошипела ей вслед Франсуаза. - Вот бы ты грохнулась с лестницы и сломала себе шею, чертова гугенотка. В комнату, словно дуновение легкого ветерка, впорхнули две хорошенькие девушки-камеристки, которых молодая графиня наняла сразу же по приезду в Париж. - Ваше сиятельство, вы сегодня ослепительны! - прощебетала одна, а другая восхищенно прижала руки к груди. Франсуаза милостиво им улыбнулась. Приятное разнообразие после постного лица Марго. На кровати лежало приготовленное горничной платье. Темно-зеленое, из тяжелого узорчатого бархата, с пеной белоснежных кружев на рукавах и вышитым золотом и драгоценными камнями корсажем. По подолу тоже шла вышивка, к которой добавлялись маленькие жемчужинки, создающие изящный рисунок и придающие наряду некую воздушность. Платье было восхитительным, но совсем не нравилось Франсуазе. Муж в который раз проявил свое пренебрежение к ней, заказав гардероб, совершенно не согласуясь с ее желаниями. Вместе с тем, молодая женщина не могла упрекнуть супруга в отсутствии вкуса - она знала, что будет выглядеть в этом наряде обворожительно. Франсуазу захлестнуло раздражение: как же изысканно Жоффрей дал ей понять, сколь мало для него значит ее мнение, и что доставить ей удовольствие не входило в его планы, а скорее наоборот, в его поступке сквозило откровенное неуважение к ней. Когда же это произошло? Отчего так вышло, что теперь они с мужем стали чужими людьми, словно не было того счастливого времени, когда Франсуаза была для него королевой, Прекрасной дамой, когда он предугадывал каждое ее желание, исполнял любой каприз, убеждая ее в своем неизменном восхищении? Пока девушки осторожно надевали на нее роскошное платье, Франсуаза вспоминала тот вечер, когда узнала, что Жоффрей собирается уехать в столицу. Это случилось вскоре после визита его величества Людовика в Тулузу, во время которого молодой король гостил в Отеле весёлой науки и оказывал юной графине весьма красноречивые знаки внимания, восхищаясь ее красотой и выражая настойчивое желание поскорее увидеть их с мужем при дворе. Франсуаза была так счастлива, купаясь в лучах мужского внимания и бесконечного потока комплиментов, что не сразу заметила изменения в поведении супруга, который вдруг стал с ней холодно-вежлив и отстранён. Молодая женщина знала, что ревность не могла быть тому причиной, поскольку внимание к ее персоне со стороны многочисленных кавалеров всегда льстило графу, который с удовольствием отмечал полные неподдельного восхищения взгляды, обращённые на его жену. Поэтому Франсуаза решила, что все дело в увлечении мужем занятиями наукой. Жоффрей стал подолгу уединяться в своей лаборатории, все чаще оставаясь там до самого утра и напрочь забывая о прелестях юной супруги. Но это не сильно волновало ее до того момента, пока по Тулузе пожаром не пронеслась весть о его скором отъезде. Франсуаза тогда вбежала в его кабинет, сверкая глазами, и быстро заговорила: - Почему вы не сказали мне, что уезжаете? Граф холодно посмотрел на нее. По его губам скользнула саркастическая улыбка, которую она так ненавидела, и, лениво цедя слова, проговорил: - С каких пор, госпожа графиня, я должен ставить вас в известность о своих планах? Франсуаза задохнулась от возмущения. - Позвольте, сударь... Но граф, словно сочтя разговор законченным, направился к выходу из комнаты. Она схватила его за руку и заставила взглянуть себе в глаза. - Что происходит? Скажите же, Жоффрей, что между нами происходит? - Франсуаза, гордая до безумия, впервые говорила с просительной интонацией, ища в его темных глазах ответ на терзающий ее уже несколько недель вопрос. Он мучительно долго молчал, потом склонился к лицу жены, словно хотел ее поцеловать, и сказал: - Между нами? Между нами решительно ничего не происходит, мадам, - и, убрав ее руку с рукава своего камзола, ушел. Франсуаза долго стояла посреди комнаты, не в силах двинуться с места. В ее голове колоколом отдавались его последние слова: "между нами... ничего... не происходит... ничего...", и ей вдруг отчаянно захотелось убежать из этого роскошного дворца, от этого ставшего вдруг чужим мужчины, далеко-далеко, навсегда. В кабинет заглянула Марго и сдержанно проговорила: - Госпожа графиня, мессир граф велел передать вам, что завтра он уезжает в Париж, и вы будете сопровождать его. Прикажете собирать вещи? - Да, - Франсуаза обернулась к ней. Ее глаза лихорадочно заблестели. - Да, Марго, и немедленно! - она победно улыбнулась. Еще не все потеряно: Жоффрей берет ее с собой, он хочет, чтобы она была рядом с ним! А его внезапно изменившееся отношение к ней - это только плод ее разгоряченной фантазии. И вот теперь, стоя посреди комнаты в новом отеле, построенном, как еще недавно говорил муж, специально для нее, Франсуаза чувствовала, что потерпела сокрушительное поражение... Она непроизвольным жестом поднесла руку к груди, словно заново переживая то отчаяние, тот гнев, что испытала накануне. Мадам Скаррон, с оттенком легкой жалости поглядывая на подругу, поведала Франсуазе, что ее муж в открытую изменяет ей с женой герцога де Мерекура, и об этом судачит весь Париж, смакуя самые невероятные пикантные подробности. Она полночи прождала Жоффрея, чтобы объясниться с ним, но он так и не появился. Только под утро, когда ее сморил сон, муж буквально на несколько минут заехал в отель, чтобы переодеться, и снова отбыл. Теперь у Франсуазы словно открылись глаза: охлаждение, которое началось еще несколько месяцев назад в Тулузе, перешло в откровенное пренебрежение здесь, в Париже. С головой окунувшись в столичную жизнь, молодая графиня и сама первое время едва вспоминала о муже: приемы, балы, салоны, театры. В отсутствие вечно занятого супруга, все эти месяцы она предавалась радостям светской жизни, не замечая, как с каждым днем они все больше отдаляются друг от друга. В последнее время граф не ставил жену в известность о своих отлучках, не сопровождал ее на приемы, не интересовался, как она проводит свободное время. А разве она была против? Разве требовала его компании, искала его общества? Новость об измене мужа, ставшая достоянием парижского высшего света, прогремела, как гром среди ясного неба, выбив у Франсуазы почву из под ног. Таким возмутительным образом Жоффрей демонстрировал супруге свое равнодушие и презрение, ясно давая понять, что между ними все кончено. Может быть, ей стоило остаться в Тулузе? "И похоронить там себя за вышиванием?" - одернула саму себя Франсуаза. Перед ее глазами вдруг встало худое и бледное лицо Дианы де Грансень, изможденной долгими молитвами и пьяными выходками гуляки-мужа. Мать Франсуазы была благочестивой и верующей женщиной, которой приходилось мириться с разгульным образом жизни супруга, не стремящегося скрывать свои похождения. Благодаря слугам, одна из таких историй стала известна широкому кругу знакомых и со временем обрела ошеломительную популярность в модных салонах*. Неужели и ее ждет такая же участь: слышать о выходках неверного мужа и закрывать на них глаза? Ну нет! Она приехала в Париж блистать, и так оно и будет. Ничто не заставит ее уехать, пусть даже у Жоффрея в любовницах перебывают все потаскухи столицы! Но все же гордость молодой женщины была уязвлена. Франсуаза поклялась себе, что не будет, подобно своей матери, терпеть измены супруга. Она заставит Жоффрея уважать себя. И рано или поздно он поймет, как неосмотрительно с его стороны было так пренебрегать собственной женой и ранить ее чувства. Она из Мортемаров, а они не прощают обид и жестоко мстят своим обидчикам! Закончив утренний туалет, Франсуаза позвала Марго: - Вели заложить карету - я хочу навестить сестру, - не терпящим возражения голосом распорядилась она. - И еще, сегодня я не буду ужинать дома. Можешь так и передать господину графу. _____________ *Однажды ночью Габриель де Рошешуар, маркиз де Мортемар вернулся домой очень поздно, а его жена, как обычно ожидавшая его, в очередной раз не смогла удержаться от нравоучений и спросила: - Откуда вы явились? Вы так и будете проводить свою жизнь в компании с чертями? На что господин де Мортемар ответил: - Я не знаю, откуда я пришел, но я знаю, что мои черти в лучшем настроении, чем ваш ангел-хранитель. [/more]

Ответов - 257, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 All

japsik: Светлячок пишет: Так Виолета и написала же, что он даст ей понять, кто был тем самым трубадуром, но не открыто, а намеками и шуточками, в своей привычной манере. Так, а зачем? Чтобы соблазнение продлилось не год, а два? Если бы она его послала, то другой разговор. А девица почти отдалась, всё, эксперимент закончен. Кроме того, у Виолеты в альтернативе он все-таки открывается ей, и он в каноне, а в каноне у Голон вы обе считаете, что он бы не открылся, простите за тавтологию? В ситуации с исповедальней я как раз на вашей стороне, но именно потому что и в беседке считаю, что он собирался ей открыться, а не выставлять ее дурой. фиалка пишет: Может он и выставил Анж «дурой», как Вы написали, но в действительности лишь на один краткий миг, когда она сноба включить попыталась, маску ханжи нацепила и губки поджала. Вот он ее и осадил немного, сказав что обожает разыгрывать комедии. И ведь заземлил же. Снова собой стала. Во всем остальном он сделал все чтобы дурой она себя не чувствовала и не выглядела. Даже себя почти дураком, готовым на все за поцелуй жены, выставил. Именно Светлячок пишет: Тулузе после поцелуя он от неё бежит, здесь же он бежит к ней - это указательный; в Тулузе раскрываться не собирался (это мое мнение), здесь сам себя выдаёт намеренно - средний палец; в Тулузе ржёт и переводит все в шутку, здесь признается в любви и говорит искренне - безымянный Так у вас тогда получается, что Голон пишет не в каноне, в топку ее Жоффрея Раз его действия такие кардинально противоположные

Bella: japsik пишет: Голон пишет не в каноне, в топку ее Жоффрея правильно, мы сами слепим своего Жоффрея из того что имеем, а что не имеем, долепим

фиалка: japsik пишет: В ситуации с исповедальней я как раз на вашей стороне, Я в общих чертах тоже не против исповедальни и его притворство забавно. Мне не нравиться именно то, что у Анж тут вся подноготная перед ним раскрыта. Она то уж по жизни молчальница, все признания от него исходили сперва. И как именно он эти признания получил тоже, шутка там или нет, и что он там хотел или не хотел, не суть. Результат на лицо. Получается она как и все другие упала к его ногам переспелым персиком, добиваться ее не пришлось. Да и в каноне (ИМХО) она держала его в тонусе ещё и тем, что он до конца не знал, чуть-чуть но сомневался, боялся любит ли она глубоко или он для неё больше увлечение.

toulouse: japsik пишет: Голон пишет не в каноне А я вообще не понимаю, как можно вести разговор о каноне. Ведь у нас не задачка по математике, где есть "дано" (свойства персонажа), из которого можно однозначно получить линию поведения в некоей конкретной ситуации. К тому же герой меняется, и вроде так должно быть, если речь идет о большом временном промежутке. Надо полагать, что жизненный опыт меняет мировосприятие, отношение к людям и проч. В конкретном случае, у нас на форуме: все признают, что Пейрак в Тулузе не таков, как в Новом Свете и на Средиземном море. Но в этом фанфике настолько другое "дано", что я плохо понимаю, с каким "каноном" нужно соотносить мужа Атенаис. Во всяком случае, параллели с Ре или Пейраком из Нового Света, как мне кажется, тут не годятся. Или уже мы моделируем ситуацию без костра, тогда это самый пессимистичный вариант отношений в паре Анж-Жоффрей, когда Анж прельстилась блеском двора, Жоффрей в ней разочарован и увлекается некоей юной/непорочной/неиспорченной м-мль?

Violeta: japsik пишет: Так у вас тогда получается, что Голон пишет не в каноне, в топку ее Жоффрея Раз его действия такие кардинально противоположные toulouse пишет: Но в этом фанфике настолько другое "дано", что я плохо понимаю, с каким "каноном" нужно соотносить мужа Атенаис. Во всяком случае, параллели с Ре или Пейраком из Нового Света, как мне кажется, тут не годятся. Только хотела примерно то же самое написать, но toulouse меня опередила. Все, что взято мною у Голон - это имена и канонные характеры, ну и некоторые аллюзии на роман. Вводные у меня совсем другие, а потому и реакции героев, и сюжет, и поступки мною моделируются, исходя из новых для них обстоятельств. Дан Жофа, который неудачно женат и циничен более, чем в Тулузе. Дана Анж, которая бесприданница и только что из монастыря. Нет у нее не тулузского лоска, ни богатства, ни статуса графини. Дана Атенаис, которая в мужьях имеет не бедного Монтеспана, а богатого Пейрака, и могла бы воплощать в жизнь все свои честолюбивые мечты, если бы не муж, стоящий у нее на пути. Отсюда и следуют сцены фика. Где граф может увидеться с Анж? Список мест оооочень ограничен. Что он может ей предложить? Как он может ее соблазнять, если желает не просто ее поиметь, пардон за мой французский? И вообще, имеет ли смысл ломать жизнь любимой девушке, если она просто увлечена, а не влюблена? Почему Света пишет про разные уровни? Потому что так и есть. Потому что в каноне другие исходные данные. И герои имеют иные цели. Граф в романе хочет пробудить чувственность Анж, показать, что любовь - это прекрасно. У меня чувственность уже пробудилась в Ботрейи, и теперь граф должен узнать, просто ли это был порыв со стороны Анж или же в основе лежит более глубокое чувство. А уж исходя из этого предлагать ей быть с ним или же отпустить. Смоделируем ситуацию, когда она приходит в капеллу, а он выходит ей навстречу. Не скрывается, не разыгрывает ее, что вообще не в его характере, ну да ладно, а сразу к делу. Анж, с одной стороны, рада его видеть - о, вас уже выпустили из Консьержери?!, а с другой - ее выбивает из колеи эта встреча. Вон пару дней назад она в горячке валялась, с Нинон беседовала, твердо решила, что нет, ни за что и никогда, а тут снова здорово. Разговор пойдет в совсем в другом ключе, если вообще состоится. И уж точно они не придут к теме того, чтобы быть вместе. Он отметит ее холодность, смятение, растерянность, она будет видеть в нем того самого обольстителя, которой пришел по ее душу, а из этого вытечет разговор, который закончится в лучшем случае ничем или же ссорой. Как защищается граф? Он редко испытывает сильные чувства, которые не может контролировать, а потому тщательно оберегает их под маской сарказма, открывая лишь тогда, когда полностью уверен в ответных. Как в каноне после дуэли с Жермонтазом. Здесь он вообще ни в чем не уверен, а прежде всего - в самом себе. Чувства бурлят, мысли скачут, а стоит ли вообще заваривать кашу, если это не то самое, настоящее? Вдруг девушка просто увлеклась им - ну бывает, вон в Тулузе гроздьями вешались. А он щас к ней с предложением вместе и навсегда, поедемте в Лангедок, люблю-нимагу, а жена - не стенка. А она глазки в пол - вы меня не так поняли, граф, я в Ботрейи шампанского перебрала, хихи. Нельзя провести полной аналогии с 6 томом, гле он в трюме говорит ей о любви, а она уходит. Тут опять же другие исходные - она там все равно его жена и у них был секс. И то он обижается, начинает подкалывать ее одалистками, а потом ведет себя с ней холодно и отстраненно. В Тулузе, как только она его узнала в беседке, он тут же все обращает в шутку и выставляет свое желание, как розыгрыш. И у меня все пошло бы по этому же сценарию, не услышь он, что Анж к нему неравнодушна. А она сама ни в жизнь бы ему не призналась. А без этого не будет дальнейшего развития сюжета, потому что развивать будет нечего - он уедет, она за кого-нибудь выйдет замуж, и всю жизнь они будут с тоской вспоминать то самое, что мимо прошло. Еще раз подчеркну: для того, чтобы принять решение, Анж должна быть уверена, что Жофа действительно питает к ней чувства, а не просто от скуки целуется с ней на приеме, а он, для того, чтобы взять на себя ответственность за ее судьбу, сломать ей привычный уклад жизни, должен быть уверен, что ей это надо. Что она не будет, как Лавальер, стонать и бичевать себя за то, что живет во грехе. Он хочет подарить ей радость и счастье, которые перечеркнут то бесчестье, которое повлечет ее поступок. А для этого нужна необычная ситуация, которая расставит все по местам. фиалка пишет: Да и в каноне (ИМХО) она держала его в тонусе ещё и тем, что он до конца не знал, чуть-чуть но сомневался, боялся любит ли она глубоко или он для неё больше увлечение. В каноне другие исходные данные. У меня он не стал бы ее добиваться, зная, чем это для нее обернется. Если он любит по-настоящему, а не просто хочет переспать, он должен думать о ее будущем. Потому он и решает уехать. Тут, напротив, добиваясь ее, он как бы низводит ее до уровня своих многочисленных любовниц. Чтобы завоевать Анж здесь, он должен быть максимально честным с ней, иначе ничего не получится, никакая игра в соблазнение не приблизит его к цели. Да и нет у него намерения ее соблазнить. japsik пишет: Так, а зачем? Чтобы соблазнение продлилось не год, а два? Если бы она его послала, то другой разговор. А девица почти отдалась, всё, эксперимент закончен. Кроме того, у Виолеты в альтернативе он все-таки открывается ей, и он в каноне, а в каноне у Голон вы обе считаете, что он бы не открылся, простите за тавтологию? В ситуации с исповедальней я как раз на вашей стороне, но именно потому что и в беседке считаю, что он собирался ей открыться, а не выставлять ее дурой. Чтобы она потомилась, помечтала о поцелуях под луной и о любви. Ведь увлеклась-то она не трубадуром, а самой атмосферой обольщения. И мечтать она будет о том, чтобы это повторилось. И через пару дней, понамякивая ей о том, что как вы расцвели, мадам, не скрываете ли вы что-то от меня, моя красавица, о чем вы думаете и т.п., он взял бы гитару и спел ей. И два образа - трубадура и Жофы - соединились бы для нее в один. А так все считай насмарку пошло - она обиделась, он себя гадом выставил, и вместо сладострастного послевкусия остался вкус отвратительного фарса. Поэтому он и уехал у Голон. Чтобы дать себе передышку, а ей - время все осмыслить. В старой версии он намеренно встречается с ней на глазах у архиепископа, чтобы не оставаться наедине. А так можно продолжать игру - за руку тронуть, затылок взглядом поласкать, что-то рассказать о себе вроде как невзначай... Иными словами, восстановить статус-кво, сохранить лицо.

Violeta: фиалка пишет: Здесь же он заставляет ЕЕ бросить все и бежать к нему. А как вы предлагаете ему побежать к ней? Стать господином де Сансе? В любом случае он должен брать на себя ответственность за их будущее, а для этого надо быть точно уверенным, что оно возможно. фиалка пишет: раз вы меня любите, то и я всю глубину своего чувства узнал. Нет. Он сам не знал, что ждет от этой встречи. Жоффрей знает, что без ума от нее, но то, что это не колдовство, не помутнение, а действительно именно та любовь, о которой он мог только мечтать, он узнает только в момент их разговора, обоюдной исповеди. Ведь он ей не лапшу на уши вешает, чтобы она ему дала - типа, ну помилуйте, какой там грех!, а говорит то, что чувствует сам. В этом смысл. фиалка пишет: А тут именно он виновный - женатый взрослый мужик соблазняет невинную девочку. И он прекрасно это понимает. И не испытывай Анж к нему ответных чувств, он нашел бы в себе силы оставить ее. Ради ее счастья. Ради любви. Вон примерно как он поступил, узнав, что она вышла замуж за Фила. фиалка пишет: А «для галочки» это как: я сегодня матернулась, а вчера вместо постного скоромного заглотила и вместо десяти Отче прочла всего девять. А ещё, по большому секрету, я на чужого мужа глаз положила. Так что ли? И в какой момент у неё это в форму шутки перейдёт, после того как круглой дурой себя выставит? Да в любой. Сам тон "исповедника" подсказал бы Анж, что дело нечисто. Светлячок пишет: Дама очень даже против дарить его мужу, а он обманом ее соблазнил. Если бы она сразу знала, что это Жофа, все могло быть по-другому). Точно Светлячок Все в точку japsik пишет: Я и не утверждаю обратное, некрасивый, да, я всего лишь считаю, что их нельзя сравнивать, потому что он не был им спланирован и был спровоцирован. А про уплыть я имела в виду, что он не мог, скажем, прервать их беседу или уйти, как только узнал, что это Колен. То есть здесь у него действительно не было выбора, в отличие от беседки или исповедальни. А сразу не ехать мог, безусловно Для меня его оправдывает не столько ревность, сколько то, что он сразу в этом признался. Сразу признался - это когда из кустов вышел. Можно и с отрядом, чтобы смертоубийства не допустить и Колена скрутить. А не ставить очередной эксперимент - даст, не даст. Я еще раз повторюсь, что у меня не стоит цели оправдывать его - для меня он такой, какой есть, и недостатки лишь подчеркивают достоинства. И то, что несмотря на все свои выкрутасы, он любит Анж, для меня главное. А так пусть хоть исповедником прикидывается, хоть трубадуром, хоть Рескатором - был бы человек хороший

japsik: toulouse пишет: Но в этом фанфике настолько другое "дано", что я плохо понимаю, с каким "каноном" нужно соотносить мужа Атенаис. Во всяком случае, параллели с Ре или Пейраком из Нового Света, как мне кажется, тут не годятся. Поддерживаю целиком и полностью. Я как раз выше и писала, что не вижу смысла сравнивать эту сцену ни с беседкой, ни с островом Старого корабля и прочим. Это автор и редактор стали разбирать все по косточкам и выделять уровни, в которых я вообще ничего не поняла, поэтому я и пошутила. Но так как в процессе выяснилось, что сцену с беседкой мы видим по-разному, то это и привлекло мое внимание. Violeta пишет: А так все считай насмарку пошло - она обиделась, он себя гадом выставил, и вместо сладострастного послевкусия остался вкус отвратительного фарса. Поэтому он и уехал у Голон. Чтобы дать себе передышку, а ей - время все осмыслить. В старой версии он намеренно встречается с ней на глазах у архиепископа, чтобы не оставаться наедине. А так можно продолжать игру - за руку тронуть, затылок взглядом поласкать, что-то рассказать о себе вроде как невзначай... Как будто мы с вами разные книги читали Она смеялась, где ощущение отвратительного фарса? Вы же писали, что он уехал, чтоб не накинуться на нее? Теперь получается, что из-за того, что спектакль провалился? Я не вижу этого ни в старой, ни в новой версии. Хоть она его и узнала, но не обиделась, так для поддержания образа поскандалила, и в старой версии и в новой версии он это наглядно наблюдал, пока она бежала по лестнице, смеясь. И не мог ну совсем не рассчитывать на то, что она его узнает. Он должен был просчитать и такой вариант, и все то, что он говорит у Голон, как раз это показывает. И он ей честно отвечает, что разыграл ее совсем чуть-чуть. А про не оставаться наедине, так, может, он Фонтенаку еще и сам написал, чтобы тот срочно приезжал, а то он наедине не может с женой находиться? ИМХО, ему, наоборот, просто подфортило, она его еще и защищать стала, так что он и реакцию проверил и закрепил результат. Violeta пишет: Сразу признался - это когда из кустов вышел. Можно и с отрядом, чтобы смертоубийства не допустить и Колена скрутить Да, чтобы весь отряд, а не только он, был свидетелем их личной жизни. Очень благородно. В случае, если уж он поехал, то тогда уж один, как у Голон, имхо.

Violeta: japsik пишет: Вы же писали, что он уехал, чтоб не накинуться на нее? Теперь получается, что из-за того, что спектакль провалился? Вот я так и знала, что вы на этом заакцентируете Вы помните, о чем тогда речь шла? Я говорила, что он уехал спонтанно, не в силах дальше играть спектакль, он-то был влюблен, а носить маску насмешника, которому все по барабану, он больше не мог. А вы придерживались версии, что он сделал это намеренно, что все было продумано заранее - поцеловать, свалить и довести даму до кондиции. Так вот, пойди спектакль так, как он задумал, можно было бы и не уезжать. А то, что она узнала его, заставило графа импровизировать. japsik пишет: Хоть она его и узнала, но не обиделась, так для поддержания образа поскандалила, и в старой версии и в новой версии он это наглядно наблюдал, пока она бежала по лестнице, смеясь. Да ладно. Где он видел, что она смеется? Она сама это только в доме обнаружила. Сначала вспышка ярости, потом невольные слезы от обиды, а потом его подколки. Она ушла со словами: - Вы невыносимы!, а не с улыбкой на губах. Лицо он сохранил, да, но ее не завоевал. От того, что он ее обманул да еще и посмеялся, по его словам, у него был один выход - уехать. В этом отношении новая версия более логична. В старой версии, конечно же, он не звал архиепископа к себе, но и Анж на глаза не появлялся, запершись в лаборатории. Намеренно встретился с ней при постороннем, чтобы реакцию понаблюдать. О, защищает, смущается, руку не отдергивает - отлично! Значит, вчера все сработало, уфф, можно выдохнуть и в шейку поцеловать. japsik пишет: И не мог ну совсем не рассчитывать на то, что она его узнает. Он должен был просчитать и такой вариант, и все то, что он говорит у Голон, как раз это показывает. Да, поэтому так тщательно готовился и одевался, чтобы не узнала. Даже ботинки где-то раздобыл опойковые (погуглила - это из телячьей шкуры). Т.е. дать ей понять, кто скрывается под маской, не входило в его планы. japsik пишет: Да, чтобы весь отряд, а не только он, был свидетелем их личной жизни. Очень благородно. В случае, если уж он поехал, то тогда уж один, как у Голон, имхо. А, ну да, ну да, а утром послать испанцев ее с Коленом арестовать и через всю деревню протащить - это благородно, чо уж там, не муж, а именины сердца Причем знал, что ничего не было и потом признавался, что эта история "укрепила его сердце". japsik пишет: Поддерживаю целиком и полностью. Я как раз выше и писала, что не вижу смысла сравнивать эту сцену ни с беседкой, ни с островом Старого корабля и прочим. Есть смысл сравнивать не сцены, а поведение героев в похожих обстоятельствах. japsik пишет: Это автор и редактор стали разбирать все по косточкам и выделять уровни, в которых я вообще ничего не поняла, поэтому я и пошутила. Насчет уровней скажу так - отчетливо видно, насколько разная любовь у ГГ в Тулузе и в Америке. Да и в Америке она претерпевает значительные изменения под влиянием обстоятельств. И очевидно, что в фике граф серьезнее подходит к отношениям с Анж, поскольку понимает всю щекотливость ее положения. Это не родную жену соблазнить, а девушку фактически обесчестить. И не простую, а горячо любимую. Имеет ли он на это моральное право? Будет она более счастлива с ним или без него? Это философская дилемма, а потому и конфликт выводится на новый уровень. japsik пишет: Как будто мы с вами разные книги читали Не в этом дело. Просто мы по-разному видим героев. Со Светой у нас практически не бывает подобных дискуссий, поскольку видение схоже. Как у вас с Фло, например. Грубо говоря, мы спорим не о канонности персов, а о нашем личном восприятии.

Светлячок: фиалка пишет: А в чем исповедоваться Рескатору перед со всех сторон изменившей ему женой? В его, конечно, понимании. В том что не вспоминал столько времени, что ребёнка украл, что сам собсно виноват в этой всей трагедии, пока хватит) фиалка пишет: Это все разница восприятия. Это я и написала примерно страницу назад ... или две, так что мы просто снова из пустого в порожнее) Просто цель беседки в вашем понимании оправдывает «средства», а в моем нет, вот и все. Для меня желание показать жене своё влечение к мужу путём соблазнения в виде другого мужчины неприемлемо и гадко. Для кого-то Квебекские измены являются показательными и нужными, для меня они все портят абсолютно - та самая разница восприятий, поэтому спорить здесь не имеет смысла. japsik пишет: Так у вас тогда получается, что Голон пишет не в каноне, в топку ее Жоффрея Раз его действия такие кардинально противоположные Нет, у меня получается, что у Голон Жофа на другом уровне осознания силы своих чувств к Анж, вот и все. Как и на корабле - сначала бежит от неё на 8 дней, чтоб разобраться в себе, разбирается и потом решает уже бежать к ней, то есть менять тактику. Он сам говорил, что во времена Тулузы она была для него прекрасной люьовницец, развлечением и тому подобное и он бы мог жить без неё - один уровень, период Америки - жить без неё он уже не может. У Виолетты показан другой уровень любви, чем у Голон, потому что если бы он просто был на начальном этапе и сразу предложил ей сожительство - это было бы действительно гадко. japsik пишет: Так, а зачем? Чтобы соблазнение продлилось не год, а два? Если бы она его послала, то другой разговор. А девица почти отдалась, всё, эксперимент закончен. Кроме того, у Виолеты в альтернативе он все-таки открывается ей, и он в каноне, а в каноне у Голон вы обе считаете, что он бы не открылся, простите за тавтологию? Как-то мы вроде об одном, но о разном. )) вы сами написали, что мог открыться не сразу, а на следующий день, верно? Так и мы говорим, что мог. Но вопрос в том, как бы оно это сделал. Не думаю, что пришёл и выпалил в лоб, вот и говорим, что говорил бы намёками, как всегда, чтобы Анж типа сама догадалась. фиалка пишет: Да и в каноне (ИМХО) она держала его в тонусе ещё и тем, что он до конца не знал, чуть-чуть но сомневался, боялся любит ли она глубоко или он для неё больше увлечение. Здесь предложены другие обстоятельства, и сводить героев, если один женат, а вторая - невинная девушка, не будучи уверенным в своих чувствах, непорядочно и неверно с точки зрения повествования. Если и жертвовать всем, как и ему, так и ей, то только при полной уверенности. Violeta пишет: Потому что так и есть. Потому что в каноне другие исходные данные. И герои имеют иные цели. Граф в романе хочет пробудить чувственность Анж, показать, что любовь - это прекрасно. У меня чувственность уже пробудилась в Ботрейи, и теперь граф должен узнать, просто ли это был порыв со стороны Анж или же в основе лежит более глубокое чувство. А уж исходя из этого предлагать ей быть с ним или же отпустить. Сначала написала, а потом прочла japsik пишет: Это автор и редактор стали разбирать все по косточкам и выделять уровни, в которых я вообще ничего не поняла, поэтому я и пошутила. Я подключилась довольно поздно, полочки все были уже заняты, пришлось новые вешать

Violeta: Светлячок Как обычно, в унисон! Вот это я называю - одинаковое восприятие романа

toulouse: japsik пишет: разбирать все по косточкам и выделять уровни, в которых я вообще ничего не поняла Аналогично! Жму руку с благодарностью, ибо думала, что я одна такая ээээ... непонятливая Violeta пишет: на просто увлечена, а не влюблена просто ли это был порыв со стороны Анж или же в основе лежит более глубокое чувство Выскажу как минимум такие возражения: где та четкая грань между увлечена/влюблена, порыв/глубокое чувство, как ее вообще определить? И в состоянии ли ее определить девушка, которая влюбилась впервые в жизни? По-моему, нет. В моем представлении, только время покажет, что толкает людей друг к другу, чем вызван этот самый порыв - то ли шампанское в голову ударило, то ли звезды уже давно сошлись и там на небесах все порешили. Мне кажется искусственной ситуация, чтобы двое (допустим) влюбленных в ходе 10-минутного разговора пришли к выводу, что их чувство - надолго и всерьез. Что касается романа, то (в моем восприятии) в основе отношений ГГ - их физическое влечение друг к другу, Violeta, вы же напоминаете то место из романа, когда Пейрак говорит, что в Тулузе Анж была для него любовницей. В Америке она может стала больше, чем любовницей, но и это первое качество (суперлюбовница) не пропало никуда, оно по-прежнему в основе. Поэтому, кстати, мне и кажется провальной вся эта линия с изменами - тут полностью согласна со Светлячок. Violeta пишет: Ведь увлеклась-то она не трубадуром, а самой атмосферой обольщения. Никто не спорит) Violeta пишет: И через пару дней, понамякивая ей о том, что как вы расцвели, мадам, не скрываете ли вы что-то от меня, моя красавица, о чем вы думаете и т.п., он взял бы гитару и спел ей. И два образа - трубадура и Жофы - соединились бы для нее в один. А так все считай насмарку пошло - она обиделась, он себя гадом выставил, и вместо сладострастного послевкусия остался вкус отвратительного фарса. А вот тут я полностью согласна с japsik: не вижу этого ни в старой, ни в новой версии. Хоть она его и узнала, но не обиделась, так для поддержания образа поскандалила, и в старой версии и в новой версии он это наглядно наблюдал, пока она бежала по лестнице, смеясь. Про новую версию не знаю, а в старой все ее поведение очень естественно. Как и поведение Жоффрея - я не вижу его гадом, в отличие от Светлячок : желание показать жене своё влечение к мужу путём соблазнения в виде другого мужчины неприемлемо и гадко Даже удивительно, что эта романтическая сцена может вызывать такую негативную оценку. Это скорее в духе оперетты, какой-нибудь "Летучей мыши". Зачем же стулья ломать?

фиалка: Violeta пишет: А как вы предлагаете ему побежать к ней? Стать господином де Сансе Это не я предложила, а Светлячок заявила, что он к ней побежал. Я была против. Violeta пишет: . Сам тон "исповедника" подсказал бы Анж, что дело нечисто. Значит Анж более глупа, чем ожидал Жоффа. Ей не тон, ни шутка о враче ничего не подсказали. Светлячок пишет: Для меня желание показать жене своё влечение к мужу путём соблазнения в виде другого мужчины неприемлемо и гадко Право слово. Вот уж никогда не думала, что сцену которая априори считалась самой волшебной, замечательной, любимой или как про неё говорили «святое», однажды назовут гадкой. Я офигеваю Светлячок пишет: написали, что мог открыться не сразу, а на следующий день, верно? Так и мы говорим, что мог. Но вопрос в том, как бы оно это сделал. Не думаю, что пришёл и выпалил в лоб, вот и говорим, что говорил бы намёками, как всегда, чтобы Анж типа сама догадалась. Почему на следующий день? Такого неговорилось. Наоборот открыться сразу, после последней песни, заговорить своим голосом и все. Violeta пишет: Где он видел, что она смеется? Она сама это только в доме обнаружила. Сначала вспышка ярости, потом невольные слезы от обиды, а потом его подколки. Она ушла со словами: - Вы невыносимы!, а не с улыбкой на губах. Лицо он сохранил, да, но ее не завоевал. Анж уходила обиженной и он это тотчас увидел. Именно поэтому он ее тормознул. Сама его последняя выходка Арлекина с его признаниями рассчитана на то что можно вызвать лишь смесь возмущения и смеха. Когда не возможно уже сердиться и обижаться. Поэтому она не просто молча развернулась и пошла дальше, сохраняя ледяное спокойствие и дальше лелея обиду, а как девчонка подхватив юбки помчалась прочь, невольно смеясь. И она тоже поняла что он делает, как ловко играет, потому и закричала что он невыносим. Violeta пишет: Жоффрей знает, что без ума от нее, но то, что это не колдовство, не помутнение, а действительно именно та любовь, о которой он мог только мечтать Светлячок пишет: Виолетты показан другой уровень любви, чем у Голон, Ну до чего же Жоффа романтЫчный оказывается, а как же быть с Violeta пишет: Дан Жофа, который неудачно женат и циничен более, чем в Тулузе. Видать его уровни так высоки, что уже не доступны моему пониманию. Жоффа прыгающий не так давно среди постелей Кармен и жены, а теперь вдруг охваченный до розовых соплей возвышенными чувствами, похоже герой не моего романа. Не хотела уже более писать, потому что обсуждения написанного, как ни парадоксально, для меня не только не повысили привлекательность героев, а вообще я кажется полностью в них разочаровалась. Извините, девушки. Мне изначально не сильно нравилась вся ситуация в целом: начиная с его неспособностью разобраться с женой и кончая склонением девицы к сожительству, пусть и красиво завуалированным, типа есть кому позаботиться. А посути превратить в содержанку девушку благородного происхождения. Тем паче что уж он то до гроба рядом точно никогда не будет, у него быстро новые интересы появляются. Я не вижу чем тут жертвует Жоффа, жертва это отказаться от нее. Может у Вас в конце и разрулиться все красиво и благородно, надеюсь. Но пока канон и то как я его понимаю мне ближе.

Violeta: toulouse пишет: Мне кажется искусственной ситуация, чтобы двое (допустим) влюбленных в ходе 10-минутного разговора пришли к выводу, что их чувство - надолго и всерьез. Согласна, это невозможно А вот осознать глубину своих чувств, заглянуть в собственное сердце - вполне. И уже из этих предпосылок решать - стоит ли это чувство того, чтобы идти наперекор обществу и морали. toulouse пишет: Даже удивительно, что эта романтическая сцена может вызывать такую негативную оценку. Это скорее в духе оперетты, какой-нибудь "Летучей мыши". Сама сцена в рамках романа прикольная, но если поставить себя на место Анж, то весьма двусмысленная и малоприятная. Мне нравится, как Света ее переписала и сделала так, что Анж сразу его узнала. toulouse пишет: Выскажу как минимум такие возражения: где та четкая грань между увлечена/влюблена, порыв/глубокое чувство, как ее вообще определить? И в состоянии ли ее определить девушка, которая влюбилась впервые в жизни? По-моему, нет. В моем представлении, только время покажет, что толкает людей друг к другу, чем вызван этот самый порыв - то ли шампанское в голову ударило, то ли звезды уже давно сошлись и там на небесах все порешили. Ну мы все влюблялись. И сейчас любим. И силу чувств всегда можно измерить - океан, ураган, неспешная река, небольшое озерцо... Думаю, после первого поцелуя все становится более-менее понятным. Не торкает - значит увы... А у нас у обоих крышу снесло - значит, влечение там ого-го какое! И нужно понять, только ли оно их связывает. Граф уже оценил и смелость Анж, и ее востребованность у лиц противоположного пола, и умение себя вести, и ее искренность, и авантюрность... Т.е. у него есть основания сделать вывод, что натура девушки не менее привлекательна, чем ее внешность. И он готов идти на все, чтобы быть с ней. Готова ли она? Граф предлагает ей подумать, раскрыв все свои карты, взяв на себя ответственность за нее. А она пока ничего не ответила toulouse пишет: Что касается романа, то (в моем восприятии) в основе отношений ГГ - их физическое влечение друг к другу, Violeta, вы же напоминаете то место из романа, когда Пейрак говорит, что в Тулузе Анж была для него любовницей. В Америке она может стала больше, чем любовницей, но и это первое качество (суперлюбовница) не пропало никуда, оно по-прежнему в основе. Вот именно. Отсюда и разговор об уровнях. Если в Тулузе их связывает больше физическое влечение, то в Америке их отношения делают виток вверх. У нас изначально идет уровень выше вожделения, поскольку граф испытывает к ней гораздо более глубокое чувство. Отсюда сомнения, метания, моральные дилеммы, а соответственно, другое отношение. А насчет суперлюбовницы граф пока может только мечтать

Violeta: фиалка пишет: Но пока канон и то как я его понимаю мне ближе. Ну так а кто ж спорит?! Несомненно, в браке и у Жофы, и у Анж меньше двусмысленных ситуаций и больше места для маневра. Не говоря уже о моральной стороне вопроса. Но фик-то писался для того, чтобы показать отношения ГГ в нестандартной ситуации. фиалка пишет: Видать его уровни так высоки, что уже не доступны моему пониманию. Жоффа прыгающий не так давно среди постелей Кармен и жены, а теперь вдруг охваченный до розовых соплей возвышенными чувствами, похоже герой не моего романа. Не хотела уже более писать, потому что обсуждения написанного, как ни парадоксально, для меня не только не повысили привлекательность героев, а вообще я кажется полностью в них разочаровалась. Извините, девушки. Мне изначально не сильно нравилась вся ситуация в целом: начиная с его неспособностью разобраться с женой и кончая склонением девицы к сожительству, пусть и красиво завуалированным, типа есть кому позаботиться. А посути превратить в содержанку девушку благородного происхождения. Тем паче что уж он то до гроба рядом точно никогда не будет, у него быстро новые интересы появляются. Я не вижу чем тут жертвует Жоффа, жертва это отказаться от нее. Так изначально-то он и хотел так сделать - уехать, оставить ее. Но кто хозяин своему сердцу? Это первое. Второе. Что был брак в то время, как не сделка? Не полюби Жофа Анж в Тулузе скакал бы он из постели в постель, нисколько не заботясь о ее чувствах. Содержал бы, в свет выводил, ручку целовал, но в свою жизнь бы не пускал. Атенаис сама никак не может определить ту грань, за которую не стоит переступать. Оттого и все проблемы. Будь она менее амбициозной и более покладистой жили бы они прекрасно, не досаждая друг другу. А Кармен и в каноне неадекватно себя вела. Как Пейрак сам говорил в книге, он полюбил Анж с первого взгляда. У нас было практически то же самое, только он боролся со своим чувством, пока окончательно не осознал всю его глубину в Сен-Ландри. Разум ставил препоны, а сердце знало правду, как то так. И уж наверно он, знавший много женщин, мог понять, что сейчас испытывает нечто новое, необычное, волшебное. И вполне естественно, что он хочет сохранить это чувство. И уж наверняка он не бросит девушку, которая доверится ему. Жофа прекрасно понимает, что это не игра и не спектакль на пару актов. И еще. Для меня привлекательно именно то, что мужчина, циничный и ветренный, вдруг преображается под действием любви. У Голон мы видим графа глазами Анж, а потому в более розовом свете, чем есть на самом деле, а тут он идет как бы отдельно, как есть. С плюсами и минусами. Живым, а не волшебником с пряниками

Светлячок: фиалка пишет: Это не я предложила, а Светлячок заявила, что он к ней побежал. Я была против. Мы опять про разное - я про то, что сам решил встретиться и поговорить наедине, а не при посторонних как в Тулузе. фиалка пишет: Право слово. Вот уж никогда не думала, что сцену которая априори считалась самой волшебной, замечательной, любимой или как про неё говорили «святое», однажды назовут гадкой. Я не говорила, что сцена гадкая, зачем же перекручивать? Я о мотивации и поступке Жофы высказалась, так же как и многие здесь, признавая атмосферность написанной в фике сцены, судят отдельно мотивы и действия Пейрака. Беседка полна эротизма, желания, романтизма, но если убрать этот тюнинг, то и выходит в сухом остатке коварный соблазнитель, который обманом лапает свою жену, и наивная девушка, которая падает в объятия первого встречного после 5 минут общения. И если от Жофы я этого ожидала, то вот поведение Анж у меня (на тот момент, потом-то понятно стало, на что мадам способна:) вызвало диссонанс. Поэтому я пошалила в фике на эту тему). Я не умоляю красоты сцены, но для меня она неоднозначна. фиалка пишет: Почему на следующий день? Такого неговорилось. У вас не говорилось, говорились у japsik. Она писала, что мог, самое позднее, и на следующий день признаться. фиалка пишет: Ну до чего же Жоффа романтЫчный оказывается, а как же быть с Violeta пишет:  цитата: Дан Жофа, который неудачно женат и циничен более, чем в Тулузе. А разве у него одно другому мешало когда-нибудь? Он и с архиепископом цинично препирался в Тулузе, параллельно любя и обхаживая жену. Правильно здесь было отмечено, что у нас другое дано и другое решение. В такой ситуации невозможно прописать их связь лишь на уровне физического влечения. Как? Устроить им секс, а потом влюбить? Как тогда вообще смотреть на героев после этого. Это в каноне у них была куча времени осознать свои чувства и эволюционировать в любви. Здесь же нужно героев оставлять вместе только при условии наличия между ниии глубокого чувства, потому что очень многое поставлено на кон.



полная версия страницы